Веселая охота на востоке Европы.Германские асы в небе СССР.

Принято считать ч то в 1941 и 42 годах немецкие летчики-истребители летали как у себя дома на полигоне сбивая "отсталые" истребители "Иванов" пачками без собственных потерь. Однако это не так.

"



"Искусство боев в воздухе истинно германская привилегия.
Славяне никогда не смогут им овладеть". (
Адольф Гитлер)

22 июня 1941 года, в час тридцать минут утра, штаффелькапитан 5/JG54 Хюберт Мютерих с кружкой дымящегося кофе в одной руке и с сигаретой -в другой подошел к "мессершмитту" своего заместителя Иоахима Ванделя.
"Не грусти, "Гном", - сказал он задумавшемуся товарищу. - Охота будет весёлой!".
Уже через полчаса Мютерих проводил предполётный инструктаж пилотов 5 штаффеля. Аварийный комплект и надувные лодки заняли положенное место в кабинах истребителей. "Мессершмитты", снаряженные топливом и боекомплектом, в последний раз проверялись механиками. Ровно в три часа утра лётчики заняли свои места в кабинах. Двигатели были запущены...


В 3 часа 25 минут утра подразделения Люфтваффе вторглись в воздужное пространство СССР и нанесли удар по важнейшим стратегическим объектам Европейской части Советского Союза, в том числе и по 68 аэродромам Западного, Киевского и Прибалтийского Особых военных округов, Одесского военного округа, а также Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Всё развивалось по хорошо отработанному сценарию, именовавшемуся "Блицкриг", опробованному в Польше и окончательно доведённому в дни Французской кампании. Тогда более 1000 самолётов объединённых Франко-британских воздушных сил были поражены на земле, что полностью парализовало сопротивление союзной авиации.

К моменту нападения на СССР немецкие лётчики обладали богатым опытом воздушных боев, мастерски пилотировали, уверенно сочетали огонь и маневр, а также использовали новейшие тактические приёмы и построения, тогда как боевая подготовка в ВВС РККА была одним из слабых мест.

В первых воздушных схватках советские лётчики часто допускали ошибки, которые объясняются только недостатком боевого опыта.

Отсутствие навыков управления группами истребителей в бою вело к тому, что функции командира заканчивались уже после первого этапа - сближения. Затем строй распадался и отдельные схватки продолжали звенья или одиночные самолёты.

Недоверие к радиосвязи и незначительная радиофикация истребителей снижали возможности боевых групп. Применение визуальных сигналов - жестов рукой, эволюции самолётом и пуск сигнальных ракет, не только не способствовало организации группового боя, но и часто дезориентировало лётчиков.
Основным недостатком построения советских истребительных групп было звено из трёх самолётов. Роли в звене распределялись следующим образом: командир (ведущий) - атакует, заместитель командира (левый ведомый) -поддерживает атаку, третий лётчик (правый ведомый) - прикрывает группу огнем. Такой порядок был утвержден в середине двадцатых годов, когда огневой мощи одного истребителя не хватало для уничтожения бомбардировщика, а бой истребителей между собой считался второстепенной задачей.

Однако трёхсамолётные звенья красиво и грозно выглядели только на воздушных парадах. В бою ведомые затрудняли взаимный маневр, а при энергичном пилотировании - могли столкнуться. Очень часто звено просто "рассыпалось" в бою.

Тем не менее, общий уровень подготовки кадровых офицеров советских ВВС был высоким. Несмотря на многочисленные запреты и ограничения (в цепях снижения аварийности и экономии горюче-смазочных материалов), сопровождавшие учебно-тренировочный процесс в боевых частях, подавляющее большинство лётчиков выполняло весь комплекс фигур высшего пилотажа, совершало полёты в сложных метеоусловиях, в непосредственной близости от земли, а также знало и использовало возможности своих самолётов.
Уже в первый день войны советские лётчики продемонстрировали противнику свою манеру ведения воздушного боя - энергичную, жестокую и бескомпромиссную. В отличие от немецких пилотов, которые предпочитали рациональные, прагматичные, а подчас шаблонные, но хорошо отработанные манёвры, воздушные бойцы ВВС РККА маневрировали с большими перегрузками, не избегали лобовых атак и боев на малой высоте.

Элитная истребительная Эскадра JG54 "Grunherz" - "Зелёное сердце", вступившая в войну 22 июня 1941г., признаётся немецкими историками лучшим из всех соединений Люфтваффе.

Помимо достоинств, присущих в той или иной степени немецким истребительным Эскадрам, "Grunherz" известна самым низким уровнем потерь в воздушных боях II Мировой войны.

И тем не менее, ровно через месяц после начала войны командир "Grunherz" майор Траутлофт подписал приказ по Эскадре, в котором, в частности, говорилось: "Нельзя приветствовать увлечение некоторых наших товарищей манёвренными боями с "крысами" и "иванами". Рыцарские поединки не для Востока. Мы должны просто побеждать".

Этот приказ появился не на пустом месте: к 22 июля 37 лётчиков Эскадры из 112, были убиты или пропали без вести, а тенденции к снижению потерь не наблюдалось.

Штаффелькапитан 5/JG54 Хуберт "Хубс" Мюттерих несомненно высказал мнение руководства Эскадры, остроумно заявив: "Не загоняйте "крысу" в угол, ведь в этом случае ей остаётся только одно - вцепиться вам в глотку"! Так случилось, что в первый месяц боев погибли рядовые лётчики JG54, не одержавшие большого количества побед. Рассказывать о них, как впрочем и о всех лётчиках Эскадры, не вернувшихся из боевых вылетов в 1941 - 1945 годах, мы не имеем возможности, ибо подобный материал по объёму более подходит для монографии.

Однако очень скоро качественный состав потерь "Grunherz" изменился. Всё больше и больше "асов", командиров различных рангов или лётчиков, пользовавшихся авторитетом и любовью в JG54, погибало в воздушных боях на востоке. О них наш рассказ.

Первый серьёзный удар по репутации Эскадры был нанесён 30 июля 1941 года. В этот день не вернулся на свой аэродром командир III Группы хауптман Арнольд Лигниц (25 побед), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности.

Когда Ленинград оказался в радиусе действий Bf-109, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения.

В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию Фронта, направились к центру Ленинграда. Над Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "мигов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеей" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали.
Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через два дня он скончался в Военно-Морском госпитале. Групповую победу над немецким асом одержали лётчики 7 ИАП капитан Поляков и старший лейтенант Шамин.

11 сентября был сбит и погиб любимец I Группы, весёлый и добродушный Хуберт Мюттерих (43 победы), охотившийся на востоке весьма непродолжительное время. В пяти километрах южнее Ладожского озера его "мессершмитт" расстрелял в упор лётчик 191 ИАП старший лейтенант Новиков. Судьба сыграла с Мюттерихом злую шутку: главную в своей жизни "крысу" он даже не увидел. Заваливаясь на правое крыло, немецкий истребитель направился в сторону озера, полого развернулся на запад и, сорвавшись в штопор, разбился.

17 декабря попал в плен командир I Группы хауптман Юлиус фон Селла (15 побед). Его "мессершмитт" в районе Новой Ладоги сбил лётчик 154 ИАП капитан Петр Покрышев. На допросе в штабе Ленинградского Военного округа Фон Селла держался вызывающе, но на вопросы генерала Новикова отвечал охотно, а в конце беседы попросил передать советскому лётчику, сбившему его, своё личное оружие. Этот пистолет был выставлен в музее Обороны Ленинграда.

14 Февраля 1942 года в районе Великих Лук был сбит и погиб новый командир I Группы хауптман Франц Эккерле (62 победы). Из четырёх "мессершмиттов" Эскадры, участвовавших в этот день в бою с "харрикейнами" 191 ИАП, ни один не возвратился на аэродром Рельбицы.

Кто именно из советских лётчиков (доложивших о падении всего двух "мессершмиттов") уничтожил немецкого аса, установить невозможно. Индивидуальная победа была записана старшему лейтенанту Кузнецову, а групповая победа - старшим лейтенантам Лойко и Аравину.

12 марта сразу два истребителя из штабного штаффеля не вернулись со "свободной охоты". В 12.00 ведущий пары унтерофицер Хейнц Бартлинг (67 побед) вышел на связь с Сиверской и сообщил, что находится в десяти километрах северо-восточнее Шлиссельбурга, над Ладожским озером, после чего никаких сведений от лётчиков не поступало. Через месяц Бартлинг и его ведомый лейтенант Херман Лейште (29 побед) были признаны пропавшими без вести. Однако их судьба известна.

Назначенный незадолго до этого командиром 3 эскадрильи 4 ГИАП старший лейтенант Василий Голубев по праву считался "истребителем истребителей". Участвуя в воздушных боях с первого дня войны, он уничтожил к 12 марта 1942 года восемь "мессершмиттов" и два финских истребителя Хоук-75.

Изучив привычки и методы немецких пилотов, Голубев начиная с середины февраля 1942 года постоянно возвращался с боевых заданий отстав от основной группы и имитируя органами управления полёт, выполняемый тяжелораненым лётчиком.

12 марта это сработало. Приближаясь к своему аэродрому Выстав (на полуострове Зеленец восточнее Ленинграда) Голубев заметил сзади, чуть ниже облаков, две чёрные точки. Вскоре он смог различить дымный выхлоп форсированных моторов: "охотники" обнаружили "беззащитного противника" и начали преследование на повышенной скорости. Однако радисты Эскадры так и не услышали в наушниках победного "Хорридо!".

Когда "мессершмитты" приблизились на дистанцию около 1000 метров, Голубев резко развернул свой И-16 навстречу немецким истребителям. Ситуация изменилась мгновенно, и Бартлинг, летевший впереди и ниже ведомого, даже не успел понять, что из "охотника" превратился в "дичь". Его истребитель, расстрелянный на встречном курсе огнем крупнокалиберного пулемёта, вспыхнул и упал на взлётно-посадочную полосу аэродрома Выстав.

Лейтенант Лейште осознал безнадёжность положения и, всё-таки, попробовал оторваться на вертикальной горке, используя высокую скорость "мессершмитта". Однако Голубев, довернув И-16 влево, залпом реактивных снарядов РС-82 повредил немецкий истребитель. "Мессершмитт" потерял скорость и возможность маневра и совершил вынужденную посадку на границе лётного поля. Лейтенант Лейште, раненный осколками, скончался через несколько минут после приземления.

3 апреля в Эскадру не вернулись два лётчика-австрийца из II Группы: обер-лейтенант Арнольд Кауэр (37 побед) и лейтенант Еуген Кауэр (6 побед). В бою с "харрикейнами" из 485 ИАП их истребители были уничтожены, причём старший из братьев - Арнольд - выпрыгнул с парашютом и был пленён, а младший - Еуген - погиб. Победы на свой счёт записали командир полка майор Зимин и командир эскадрильи капитан Лазарев.

16 мая комэск 4 ГИАП старший лейтенант Голубев во главе пятёрки И-16 провёл тяжелейший бой над "Дорогой Жизни", в котором с немецкой стороны участвовали 81 бомбардировщик и истребитель.
"Если бы мы сбивали все самолёты противника, попадавшие в прицел, - рассказывал Василий Федорович, - боекомплекта не хватило бы и на три минуты. Однако нашей задачей было прикрытие караванов, а не уничтожение "мессершмиттов" и "юнкерсов", поэтому мы разгоняли вражеские группы, имитируя таран". И всё же в этом бою комэск сбил немецкий истребитель и бомбардировщик. За смелые и инициативные действия все пять лётчиков получили правительственные награды, а старший лейтенант Голубев был удостоен звания Героя Советского Союза.

Его противниками, в который раз, были пилоты "Grunherz". На аэродром Гатчина не вернулся командир шварма III Группы обер-лейтенант Хакон фон Бюлов (61 победа), что явилось для Эскадры сильным потрясением, учитывая высокое происхождение лётчика.

17 мая в бою с "лаггами" 3 Гвардейского ИАП в районе Кронштадта были сбиты лётчики штабного штаффеля Фельдфебель Герхард Лаутеншпагер (31 победа) и лёйтнант Осей Унтерлерхнер (27 побед). И хотя истребителям старших лейтенантов Каберова и Костылева сильно досталось от пушек и пулемётов "мессершмиттов", праздновали победу гвардейцы-балтийцы, а не их оппоненты.

22 мая лётчик II Группы лейтенант Отто-Бруно Лозерт (47 побед), австриец по происхождению, сын одного из лучших истребителей-асов периода I мировой войны, пропал без вести северо-восточнее Киришей. Никто из восьми лётчиков Эскадры, участвовавших в бою с "илами" и прикрывавшими их "лаггами", не знал о судьбе товарища.

Однако ведущий четвёрки ЛаГГ-3 из 41 ИАП старший лейтенант Суков зафиксировал падение сбитого им "мессершмитта". Вращаясь по глубокой спирали, немецкий истребитель упал в лес и взорвался.
Герой Советского Союза маршал авиации Зимин вспоминал: "В начале лета 1942 года на нашем участке фронта стали появляться особо подготовленные группы асов, летавшие на истребителях Ме-109Ф с форсированным двигателем. В бой фашисты вступали парой или звеном, но, грамотно используя радиосвязь, быстро наращивали свои силы, атаковали с разных направлений, настойчиво и активно".
17 июня все двенадцать Bf-109G-2 из 5/JG 54 звеньями, по четыре самолёта в каждом, вылетели с аэродрома Рельбицы для "расчистки воздуха" перед атакой Ju-87. Радиоуправление группой осуществлял штаффелькапитан Иоахим "Гном" Вандель.

В этот день семь истребителей "харрикейн" 485 ИАП патрулировали в районе деревни Рамушево, прикрывая наземные войска. Вскоре советские лётчики обнаружили большую группу "юнкерсов", прикрываемую четвёркой "мессершмиттов" и атаковали её. В завязавшемся бою пять Ju-87 было уничтожено, однако группе майора Зимина пришлось отбиваться от шестнадцати немецких истребителей, входивших в состав двух самых результативных Эскадр Люфтваффе. Тем не менее, они нанесли тяжёлое поражение своим противникам: в Рельбицы не вернулись лёйтнант Макс Хессе (9 побед), лёйтнант Людвиг Бауэр (40 побед) и обер-фельдфебель Вильгельм Хюбнер (?). Все они погибли. Кроме того, одного истребителя лишилась JG 51 "Мёльдерс". Был сбит и "харрикейн". Лейтенант Безверхний, совершив вынужденную посадку на болото, погиб.

9 августа лётчики JG54 испытали настоящий шок: в бою с советским истребителем был сбит и погиб самый удачливый и результативный на тот период "воздушный охотник", обладатель всех мыслимых наград III Рейха, командир 7 штаффеля обер-лейтенант Макс-Хельмут Остерманн (102 победы). Его "мессершмитт" упал в Ильмень-озеро и затонул.

Когда четвёрка ЛаГГ-3 из 41 ИАП направлялась к линии фронта на истребителе старшего лейтенанта Сукова обнаружилась неисправность системы питания. Двигатель стал работать с перебоями.
По приказанию ведущего, Аркадий Суков покинул строй, развернулся и, разогнавшись на пикировании, направился к своему аэродрому.

На выводе из пикирования он, почти одновременно, услышал рёв заработавшего мотора и увидел дымные трассы. "Что скрывать, - вспоминал Аркадий Иванович, - в первой фазе боя мне просто повезло: очереди "охотника" прошли мимо моего "лагга". После атаки немец проскочил вперёд и тут уже я оказался в выгодном положении. Крутился он мастерски, однако оторваться не смог и, минуты через три, плотно вписался в прицел моего истребителя. А дальше - дело техники: вооружение на "лагге" было мощным".
10 августа Эскадру ожидало новое потрясение: севернее Ржева в воздушном бою с "харрикейнами" был уничтожен истребитель командира II Группы хауптмана Карла Саттига (53 победы). Лётчик покинул горящий "мессершмитт", спасся на парашюте и попал в плен.

Однако эта схватка оказалась тяжёлой и для противников "Grunherz" - лётчиков 485 ИАП. Шесть истребителей полка в течении 45 минут отбивали атаки 12 "мессершмиттов", значительно превосходивших "харрикейны" по лётно-техническим характеристикам. В бою погиб лучший лётчик 485 ИАП майор Кондратьев, однако ещё для трёх пилотов Эскадры он оказался последним. Кто именно сбил Саттига нам установить не удалось - по "мессершмитту" в этот день уничтожили майор Кондратьев, капитан Габринец, старшина Тараненко и командир полка подполковник Зимин.

18 сентября в лётной книжке старшего лейтенанта Сукова появилась следующая запись: "Боевой вылет 1 ч. 09 м. ЛаГГ-3. Ведущий группы. Обеспечение действий Ил-2 448 ШАП. Воздушный бой с 8 Me-109 севернее станции Тосно. Сбил ведущего фашистской группы, награжденного Рыцарским крестом".

В этот день шестёрка лётчиков 41 ИАП, сошлась в бою с пилотами из II.JG 54. Сначала к Ил-2, штурмовавшим станцию Тосно, пытались прорваться четыре "мессершмитта", затем число атакующих - удвоилось. Тем не менее, советские лётчики, действуя парами на вертикалях и горизонталях и применяя взаимную поддержку и выручку, обеспечили работу штурмовиков. Ни в группе Ил-2, ни в группе сопровождения потерь не было. Безуспешные атаки стоили "Grunherz" одного истребителя и одного лётчика: выпрыгнувший с парашютом чемпион Германии по боксу (в легком весе) хауптман Херберт Финдейзен (67 побед) попал в плен.

18 сентября замкомэск 154 ИАП капитан Зеленое в районе Новой Ладоги перехватил одиночный "мессершмитт" и, после короткого боя, подбил его. Лётчик I Группы фельдфебель Петер Зиглер (49 побед) получил серьёзные ранения, не смог довести истребитель до своего аэродрома и разбился.
7 октября северо-западнее Ильмень-озера в бою с "яками" из 283 ИАП погиб командир 5 штаффеля хауптман Иоахим Вандель (75 побед), прозванный "Гномом" за небольшой рост и постоянную сосредоточенность. Сильного немецкого лётчика в двадцатиминутном поединке вымотал и сбил младший лейтенант Зайцев, причём это была его первая из двенадцати побед.

25 октября командир 92 ИАП майор Соломатин уничтожил "мессершмитт", "охотившийся" неподалёку от Будогощи, в районе советских аэродромов. В Сиверской напрасно дожидались обер-лейтенанта Бернхарда Шультена (59 побед) группенадьютанта II.JG 54.

11 ноября замкомэск 41 ИАП капитан Суков, облётывая после ремонта истребитель Як-7Б, рискнул и направился на одиночную "охоту" в район Большой Вишеры. На небольшом удалении от линии фронта он обнаружил пару Bf-109, которая на малой высоте шла в тыл советских войск. Атака сзади на повышенной скорости оказалась для противника полной неожиданностью: один "мессершмитт" был сбит и упал, а другой, мгновенно развернувшись, вышел из боя. Третий по счёту обладатель Рыцарского креста лейтенант Ханс-Иоахим Хейер (53 победы) из IIIJG 54 стал жертвой капитана Сукова, которому "наркомовские" сто грамм вполне заменили шампанское.

6 декабря над Балтикой пропал без вести лётчик штабного штаффеля унтерофицер Норберт Пфейффер (37 побед), чемпион мира по лыжному спуску. Его "мессершмитт", после затяжного боя, уничтожил капитан Сухов из 3 ГИАП.

За 1942 год "Grunherz" потеряла 93 летчика.

Примечание

"Grunherz" - "Зелёное Сердце" - герб Тюрингии, где родился коммодор Ханнес Траутлофт. Впервые эта эмблема появилась на истребителе Не-51 лейтенанта Траутлофта в Испании в 1937 году.
Jagdgeschwader (JG) - Истребительная Эскадра (дивизия) состояла из трёх Групп (с середины 1943 года к ним добавилась четвёртая) штабного штаффеля.

Gruppe- Группа (полк) состояла из трёх штаффелей и штабного шварма. Обозначалась римской цифрой с точкой, например: II.LJG 54.

Staffel - штаффель (эскадрилья) состоял из трёх швармов, причём каждый штаффель Эскадры имел свои порядковый номер от 1 до 9, а с середины 1943 года - до 12. Штаффель обозначался арабской цифрой с дробью, например 3/JG54 Schwarm - шварм (звено) состояло из четырёх истребителей.

Rotte ротте (пара), состояла из ведущего (rottefuhrer) и ведомого (rotteflieger, в просторечии - katchmarek).
Horrido! - Хорридо - победный клич, по имени святого Хорридуса, считавшегося покровителем летчиков Люфтваффе.

"Иван" - презрительное прозвище МиГ-3 немецких летчиков, считавшего, что он "дубоват".

"Крыса" - прозвище И-16 еще с войны в Испании.

http://soneta.ru/milavia/Veselaya-ohota-na-Vostoke-

С уважением Троян Дмитрий.

Канадцы испытают беспилотник с бортовой системой уклонения от столкновений

Albatross / Megannand

Министерство транспорта Канады одобрило проведение испытаний беспилотного летательного аппара Albatross полетом за пределами прямой видимости оператора. Как пишет Flightglobal, аппарат будет оборудован автоматической системой уклонения от столкновений в воздухе Casia, разработанной американской компанией Iris Automation. Во время полета за беспилотником не будет осуществляться дополнительного наблюдения со стороны людей на земле или с помощью радиолокационных станций.

Автоматическое уклонение от столкновений в воздухе — одна из ключевых технологий на пути развития и широкого применения беспилотной авиации.

С помощью таких систем дроны смогут выполнять безопасные полеты в общем с пилотируемыми аппаратами воздушном пространстве, автоматически обнаруживая другие объекты в воздухе и изменяя свою траекторию полета таким образом, чтобы избежать столкновения. Разработкой систем уклонения от столкновений в воздухе для беспилотников сегодня занимаются несколько компаний в мире.

Система Casia состоит из оптико-электронной камеры, вычислителя и программного обеспечения, способного в режиме реального времени обрабатывать видеоизображение высокой четкости. Программное обеспечение разработано с помощью технологии машинного обучения. Она способна обнаруживать воздушные объекты на изображении с камеры по курсу полета беспилотника, классифицировать их и рассчитывать новую траекторию полета беспилотника таким образом, чтобы избежать столкновения.

Испытаниями Albatross с системой Casia будет заниматься канадский оператор дронов MVT Geo-solutions. Испытания будут проводиться на полигоне в городе Альмма в провинции Квебек. Он расположен в 270 километрах севернее города Квебек. Планируется провести серию летных испытаний Albatross с системой Casia. Если все они пройдут успешно, Iris Automation планирует подать в министерство транспорта Канады заявку на осуществление регулярных полетов дронов за пределами прямой видимости оператора. Во время таких полетов дроны будут использоваться для инспектирования инфраструктуры.

Первые летные испытания системы Casia были проведены в апреле прошлого года в Канзасе. Они проводились с разрешения Федерального управления гражданской авиации США.

Василий Сычёв

Производитель Ил-114-300 обсудил с представителями авиакомпаний перспективы самолета

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх