Последние комментарии

  • Олег Орлов19 июля, 22:44
    Когда горшок пустой Горшок предмет простой Он никуда не денется!Михаил Гордин: открываем двигателю для МС-21 "окно" в Европу
  • Тихон19 июля, 21:21
    Одно непонятно, предлагаем Турции приобретать С-57, когда наши ВКС их не имеют в необходимом, если не сказать, вообще...Новое поколение выбирают
  • Александр Михайлов19 июля, 20:23
    *Этот день в авиации. 19 июля
  1. Блоги

Почему Люфваффе не бомбили Баку?


Есть любопытная книга Ч.Султанова «История не имеет сослагательного наклонения. И все же…»  
Автор весьма скептически описывает ПВО Баку:  
«В этих условиях утверждения, что немцы не сумели бы атаковать Баку с воздуха, мягко говоря, несерьезны».  
Это его суждение о воспоминаниях Серго Берия о своем отце: «Когда отец прибыл на Кавказ, немецкая авиация активности не проявляла, но нетрудно было предположить, что ситуация может измениться».

«Даже если мы сумеем их быстро остановить, то от попыток бомбить нефтяные районы немцы не откажутся», – сказал тогда отец».  
Несерьезен, по мнению автора и мой вывод из первой главы настоящих очерков «И, надо отметить, что с основной своей задачей бакинские части ПВО успешно справились. Все попытки пробиться к Баку пресекались частями ПВО еще на дальних подступах к городу».  
Вообще-то заключение автора «Практически Леонов, с некоторыми добавками, в целом, повторяет Серго Берия» я принимаю только как похвалу! Такой респект, такое сравнение с  сыном очень много чего знающего человека! Оно дорогого стоит!  
Но, тем не менее, попробую разобраться в суждениях автора, который считает очень слабой противовоздушную оборону Баку, неспособной отразить налет бомбардировочной авиации. По мнению автора только желание германского командования сохранить промышленные объекты и нефтепромыслы спасло город от разрушений.  
В подтверждение отсутствия планов на бомбежку Баку автор приводит пример удачной бомбардировки аэродрома в Полтаве самолетами Люфтваффе,  вылетевшими из Варшавы. Мол, захотели и разбомбили аэродром, на котором размещались бомбардировщики союзников, совершающие челночные полеты над Германией. Как бы далеко он ни был. 
И действительно, на первый взгляд довод вроде как очень убедительный. Расстояние от Варшавы до Полтавы по прямой составляет 990 километров, что значительно меньше расстояния от самой восточной базы базирования бомбардировщиков Люфтваффе, от аэродрома под Минеральными Водами на целых 240 километров.  В  9-ой главе книги размещена карта, на которой красной стрелочкой указано расстояние от Баку до линии фронта  -  450 километров.  
Для начала хочу уточнить, что линия фронта на Орджоникидзевском направлении по состоянию на 12 ноября 1943 года проходила не в 450, а в 520 километрах. Разница в 70 километров весьма существенна при определении радиуса действия авиации. Кроме того, аэродромы никогда не располагаются  непосредственно по линии фронта. А ближайшим аэродромом базирования, как я уже указывал, был аэродром под Минеральными Водами в 750 километрах от Баку.  
От других возможных пунктов вылета на Баку, которые автор указал на другой своей карте, расстояние составляет:  
 - от аэродромов  Тацинский или Миллерово (под Ростовом-на-Дону) – 1100 километров,  
 - от Майкопа – 990 километров (хотя по другим сведениям аэродром базирования мог бы находиться в Краснодаре, а это в 1050 километрах),  
- от Симферополя – 1400 километров.  
Если исходить только из расстояний, то в зависимости от типа бомбардировщика первые две географические точки теоретически могли стать отправным пунктом налета на Баку.  
Но на сайте «Уголок неба»**) есть очень интересная информация. В ней приведены ключевые особенности бомбардировки Полтавы, отличные от условий возможной бомбежки Баку.  И которыми нельзя пренебрегать при рассмотрении данного вопроса.
Для начала отмечу, что  в 1942 году в Люфтваффе кроме подразделений дальней разведки иных летных частей дальнего действия просто не было!  
Только в конце 1943 года в Люфтваффе было создано единственное соединение бомбардировщиков дальнего действия  «Флигеркорпс IV», когда стратеги из штаба Геринга пришли к простой мысли, что силы противника выгоднее уничтожать на коммуникациях, в эшелонах, на станциях выгрузки и т.п. В состав соединения вошли бомбардировочные эскадры KG 27 «Boelcke», KG 53 «Legion Kondor», KG 55 «Greif»,  а также специальная эскадра KG 4 «General Wever» самолетов-прокладчиков маршрута («следопытов»), отыскивавших, обозначавших и подсвечивавших объекты удара. Корпус предназначался исключительно для действий ночью без истребительного прикрытия. Командир соединения генерал Рудольф Майстер (Rudolf Meister) доложил о готовности соединения к боевой работе в марте 1944 г.  
Кстати, в книге указана неточная дата проведения  бомбардировки аэродрома Полтавы – 17 июля 1944 года, тогда как налет был совершен в ночь на 22 июня 1944 года. Также в книге не указана вторая цель этой операции – аэродром Миргорода, который был подвергнут бомбежке следующей ночью, так как в первый налет эскадра KG 55 «Greif» по ошибке штурманов отбомбилась по Полтаве.   


Heinkel He.111

Далее.  
Практически все группы  указанных эскадр  были оснащена средними бомбардировщиками Heinkel HE-111H с максимальной дальностью полета 2050 километров (бомбовая нагрузка 3000кг.)  Только одна группа эскадры KG 55 «Greif» была частично оснащена модификацией Heinkel HE-111P с дальностью полета до 1960 км.    
Вылет бомбардировщиков соединения на Полтаву и Миргород были произведены с более близких аэродромов, но никак не с более дальнего аэродрома Варшавы, что видно из следующих директив Люфтваффе.  
Днем, к 15 часам 21 июня 1944 года штаб IV авиакорпуса издал первый приказ: «Сегодня ночью атаковать аэродромы в Полтаве и Миргороде. Речь идет о том, чтобы одновременно уничтожить американские бомбардировщики и истребители. По соображениям радиуса действия эскадры KG 27 и KG 53 должны немедленно перебазироваться на аэродромы в район Белостока и Минска. KG 55 может оставаться на своих базах в Деблине (Deblin), Улеце (Ulez) и Подлодовке».   
Через час, в 16 часов штаб  конкретизировал цели удара для каждой эскадры:  
- для KG 27 и KG 53 - Полтава,   
- для KG 55 – Миргород.  
На современных картах Google   не трудно установить расстояние от каждого конкретного места вылета до намеченной цели:  
- от Белостока  до Полтавы – 880 километров  
- от Минска  до Полтавы – 680 километров  
- от Деблина (Deblin), Улеце (Ulez) и Подлодовки до Миргорода – 580 километров.  
И это уже не 990 километров, отделяющие Полтаву от Варшавы!  
Помимо распределения целей, штабом конкретизировалась бомбовая нагрузка  - легкие фугасные бомбы SC 50 (50-ти килограммовые), мелкие осколочные SD 2 (двухкилограммовые, так называемые «бабочки») и  до  10 % зажигательные бомбы.  В этом явно прослеживается стремление нанести бомбовый удар по большой площади при низкой бомбовой загрузке. Всего в налете участвовало 180 Heinkel HE-111 с общей бомбовой нагрузкой 100 тн. Если исключить из общего числа несколько самолетов-следопытов, то и тогда средняя бомбовая нагрузка не превысит одной тонны на самолет, тогда как стандартной считалась бомбовая нагрузка  в 3000 килограмм.  
Кроме того, при максимальной дальности полета Heinkel HE-111H в 2050 километров налет был совершен не далее как из Белостока, т.е. максимальный радиус действия самолета в 1025 километров был использован не более чем на 86 процентов. В любом полете могут возникнуть всякие непредвиденные ситуации (потеря ориентации и  отклонение от курса, бой с истребителями и т.д.), поэтому без резервного  запаса  топлива никто не летал.  
А теперь от условий и особенностей  налета на Полтаву и Миргород перейдем к рассмотрению вариантов налета на Баку.  

Известно, что Зигфрид Кнемейер в июне 1941 года, незадолго до войны, вылетел с Юнкерсом с аэродрома Балчик на болгарском побережье Черного моря и совершил несколько полетов на Крымский перешеек и Севастополь. Кроме того, он провел сверхдальную разведывательную атаку возле нефтяных месторождений близ Баку . Кнемейер пересек Черное море, пролетел над северо-восточными районами Турции, Армении и Азербайджана и благополучно вернулся.


Зигфрид Кнемейер

Советские истребители несколько раз пытались его перехватить, но без турбокомпрессора они не смогли достичь высоты 9000 м, на которой летал самолет. Затем рейды в Баку были совершены  с аэродрома Николаево близ болгарского Пловдива. Несколько самолетов были потеряны. Один из них был сбит в Баку 14 августа.

Осенью 1942 года на южном направлении действовала одна из принимающих налет на Полтаву эскадр  – эскадра KG 27 «Boelcke». Могли ли Heinkel HE-111H этой эскадры долететь  из Миллерово до Баку? 

Отвечу. Теоретически да, могли! Но только днем и в сопровождении истребителей. Устаревший Heinkel HE-111H, имевший скорость  всего 370 км/час – отличная мишень для истребителей.  А истребители сопровождения на такие расстояния не летают. Ночной  же налет на Полтаву  без сопровождения истребителями пилоты этой эскадры совершили только после многомесячной подготовки в 1944 году. Здесь же анализируется период военных действий осени 1942 года. Кроме того, необходимо учитывать и более сложные условия полета в условиях гор, предгорья и над морем.  
Рассмотрим и другие возможности Люфтваффе.  
Помимо эскадры KG 27 «Boelcke» на южном направлении Восточного фронта  в составе 4-го воздушного флота Люфтваффе действовала эскадра KG76, оснащенная  бомбардировщиками Junkers Ju-88A. А они, обладая большей скоростью, уступают Heinkel HE-111H в дальности полета:   
- Junkers  Ju 88A-1  - 1700 километров,    
- Junkers  Ju 88A-4   - 1790 километров. 

 
Junkers Ju.88А-1

С учетом необходимого резерва топлива, особенно необходимого в условиях полета в предгорье и над морем, практический радиус действия Junkers Ju-88A  можно считать в пределах 730-770 километров.   
То есть из Минеральных Вод, как я и предполагал  ориентировочно (в предыдущей публикации, без всяких расчетов) на пределе своей досягаемости бомбардировщики могли бы долететь до Баку, отбомбиться и вернуться на базу. Но только с августа 1942 года, с начала оккупации Минеральных Вод.   
Но опять-таки, как и в случае с Heinkel HE-111 без сопровождения истребителями эти более скоростные бомбардировщики также понесли бы днем огромные потери.   
Резюмируя все вышеизложенное, можно сказать, что возможности безнаказанно совершить бомбардировочный налет на Баку без сопровождения истребителями у Люфтваффе просто-напросто не было!  
Только разведывательные самолеты, экипажи которых  имели огромнейший опыт самостоятельных дальних полетов, могли это осуществить. Недаром же в существующей в Люфтваффе системе накопления баллов для награждения летчиков разведывательный полет засчитывался с коэффициентом =3. А ночной, кстати,  с коэффициентом=2, что свидетельствует о высокой сложности ночных и дальних разведывательных полетов.  
Вторая мысль, красной строкой проходящая через упомянутую книгу  – не готовность средств ПВО защитить город.  
 Не знаю, по какой причине, но приведенные  в книге цифры отличаются от данных сайта «Уголок неба», в компетенции которого и аргументированности приводимых данных уже успел убедиться, и убедиться не раз.  
В упомянутом выше налете Люфтваффе на Миргород очевидцы указывают, что немецкие самолеты шли на высоте около 10000 футов (3500 м), тогда как в книге указано, что бомбили Полтаву с высоты 4000-5000 метров. Хотя логичней было бы используя эффект неожиданности именно в первый налет лететь на меньшей высоте.  
Указанная высота  «удачно» коррелируется с  утверждением «тяжелое противовоздушное вооружение своим огнем не достигает потолка 4000-5000 м», являющимся основным  аргументом в доказательстве слабости Бакинского ПВО.  
Поскольку  условия и временной фактор налета на Полтаву применены в книге к условиям Баку, то еще раз обратимся к полтавским событиям. Но опять-таки  используя официальные донесения времен ВОВ, указанные на сайте «Уголок неба».  
По ним в  отражении налета принимали участие 24 зенитных орудия среднего калибра и 32 зенитных орудия  малого калибра и израсходовано соответственно снарядов 8500 и 13000 штук.  Расчеты показывают, что при соответствующей скорострельности 20 выстрелов в минуту четырехорудийная батарея  среднего калибра, а это 76,2 мм или 85 мм орудия  с высотой досягаемости 9500  и 10500 метров вела огонь в течение 4,5 минут. Тогда как батарея с орудиями малого калибра, до 37 мм. с высотой досягаемости до 4000 метров при скорострельности 150 выстрелов в минуту вела огонь менее одной минуты.  Все это соответствует скоротечному бою - зенитные орудия среднего калибра открывают огонь по самолетам на большем удалении, а зенитные орудия малого калибра ведут огонь по самолетам, находящимся в непосредственной близости.   
Другое дело, что не смогли сбить. Статистика Люфтваффе (зенитные части входили в его состав) здесь такова. Средний расход боеприпасов  на 1 сбитый самолёт к декабрю 1943 года составлял 6500 снарядов среднего калибра  и 4000 снарядов малого калибра.   
Возвращаюсь к описанию в книге состояния Бакинского ПВО.  
В начале 10 главы приведены данные из  Постановления СНК СССР № 198-97 от 25 января 1941 года «Об организации противовоздушной обороны», согласно которому утверждается состав «для Баку – 420 орудий среднего калибра, 84 орудия малого калибра, 236 крупнокалиберных пулеметов, 564 прожекторных станции и 216 аэростатов заграждения».  
И сразу же делается довольно безапелляционный вывод:  
«Девяносто с лишним процентов противовоздушного вооружения Бак. ПВО было легкого и среднего калибра, и оно стало бы грудой металла, при эффективной бомбардировке ночью, с большой высоты».  
И для восполнения этого «недостатка» утверждается, что «После настоятельных просьб Рузвельта и Черчилля, Сталин разрешил вооружить несколько огневых дивизионов ПВО, расположенных в Баку, американскими 37-миллиметровыми пушками и снарядами к ним».  
И приведено  фото 37-мм зенитной пушки М1А2, которая была поставлена американцами для защиты воздушного пространства Баку.   
Пушки, которой почему-то присвоен статус тяжелого вооружения: «Незначительное количество тяжелого вооружения, в том числе американские 37-миллиметровые пушки, которое было в Баку, не могло бы противостоять бомбардировщикам, летающим на больших высотах».  
Вот только по существующей классификации пушка может быть отнесена только к орудиям малого калибра. А если взглянуть на характеристики этой пушки, то можно узнать, что  дальность стрельбы этой пушки по воздушным целям  составляла  3669 метров при скорострельности 120 выстрелов в минуту.  А к тяжелым относятся зенитные орудия калибром свыше 100 мм.  
Насколько нужны были эти  чудо-орудия разработки 1927 года, если в Баку было 420 орудий среднего калибра, имеющих  в два с половиной раза  большую досягаемость  по высоте? Да и 84 аналогичных орудий малого калибра в Бакинском ПВО имелись задолго до подарка Рузвельта и Черчилля!   
Версия, что Баку не бомбили специально, что хотели сохранить его промыслы и заводы в целости и сохранности существует давно.   
Зачем же Люфтваффе 10 октября 1943 года полностью уничтожили нефтеперегонный завод в Грозном, захват которого был намного реальнее? В расчете на аналогичные  бакинские объекты, до которых надо было еще добраться?  И в то же время  на многочисленных аэрофотоснимках все нефтеперегонные заводы Баку отмечать  как потенциальные цели уничтожения под соответствующими номерами!?  


Сайт «Уголок неба» приводит неопровержимые факты, подтверждающие мои предположения о дефиците самолетов и летных экипажей Люфтваффе.  В день налета на грозненский завод над Волгой не было ни одного бомбардировщика Люфтваффе! Все самолеты 4-го флота были брошены в этот день на Грозный!  
Можно ли сравнивать Бакинское ПВО с образцовой противовоздушной обороной Англии, но которая не смогла противостоять разрушениям Лондона, Ковентри, Шеффильда, и утверждать, что в Баку все было организована из рук вон плохо?    
Мне кажется, что нельзя!  Несмотря на недостатки в организации ПВО, которые можно при желании раскопать, результат налицо – на город не упала ни одна бомба!    

Геннадий Леонов

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх