Торт без повода

 

Посвящается состоявшемуся  у нас в стране 12 июля Дню бортпроводника. Контент заимствован из ЖЖ 

vzletnaya_m

 

- бортпроводника одной из отечественных авиакомпаний.

«По просьбам трудящихся» и летающих на тему предыдущего поста услышала пожелание почитать про реальные события, чтобы и смешно было, и диалоги реальные присутствовали. Действительно за недолгое время пребывания на аэродроме было очень много веселого. Надеюсь, мое ехидство в любом случае будет воспринято с юмором.
В этом году на аэродроме появилось очень много домиков для желающих и естественно летающих на аэродроме тоже стало в разы больше.

Большинство лиц были знакомыми, но незнакомых тоже было немало, с кем-то вообще разговор не клеился, и этих людей я просто старалась обходить стороной. Хотя возможно просто обстоятельства не складывались. Или звезды.



На выходные как раз выпала отличная парящая погода. Накануне я сидела на крыльце столовой с чаем и тут внезапно, как будто из неоткуда я увидела Панафутина Владимира Юрьевича. Он подошел с простым вопросом: «Ну что, полетаем завтра?». В прошлом году я была просто в восторге от полетов с этим человеком, от доброты, спокойствия и абсолютно неповторимого стиля полета. Это как почерк, свой особенный и у каждого разный...

Подъехали «ребята из сборной», которых я, откровенно говоря, избегала. В прошлом году на аэродроме мы что-то не поделили, и стоянку Янтарей я обходила стороной. В какой-то момент я увидела такое выражение лица, что если б я подошла познакомиться, то диалог мог состояться следующий:
- Тебе чего, мальчик?
- Я не мальчик, я девочка… Я тут это… На Бланике летаю…
- Да какая разница? Вы каждый год новые.
В общем, картина в моей голове была примерно как в фильме «О чем говорят мужчины»: крутон и дефлопе. Там вообще происходит какая-то другая жизнь, чем на стоянке наивных, детских и добрых Блаников. Я улыбнулась своей мысленной картине, взяла ведро с тряпкой и пошла отмывать с хвоста Бланика выражение особой нелюбви со стороны птиц к железным парителям.» Господи, да они даже гадят на Янтари намного меньше, чем на Бланики», подумала я меняя 2ое ведро воды. Вообще я помню, как еще на теоритических занятиях нам со вкусом и мечтательностью рассказывали, что помыть планер на рассвете перед полетом – это особый ритуал, но от чего конкретно его надо отмыть, я тогда не задумывалась. Романтика полета – это надо ощутить! =)



Мы выкатились на старт, уселись с Владимиром Юрьевичем поудобнее и ждали буксир.



С одной стороны кабины лежала бутылка с водой, с другой фотоаппарат. Да, нужно учиться и мотать на ус, да, лучше не отвлекаться, но там так красиво! Почему бы не сделать несколько фотографий?



Погода баловала и мы ходили то под грядой, то под отдельными облачками, которые приближались с запада. Было страшно отойти от аэродрома подальше, потому что кромка была не очень-то высокая. На переходе было совсем некомфортно, высота таяла, аэродром удалялся. Подходя к потоку мы делали плавный вираж вокруг, затем скорость падает, закрылки и вот мы в потоке. «Тут надо ласково и осторожно, как с женщиной, заходишь издалека, как бы невзначай», комментировал Владимир Юрьевич. Я подумала, что к женщинам я равнодушна, но такое отношение мне было бы приятно. Поток был хороший, ровный и давал устойчивые 3 метра подъема. К нам подошли 2 Янтаря.
- Как красиво-то! - говорила я своему инструктору
- Так доставай фотоаппарат, а я ручку подержу!
Я открыла форточку, высунула объектив наружу и мы начали фотоохоту. Надо сказать, охотиться особо не приходилось, поэтому я начала выдавать ехидные комментарии вслух:
- Самонаводящиеся Янтари!
Щелк-щелк
- Обожаю, когда модель сама позирует!
Щелк
- Радовский – звезда: «Меня фотографируют!»
Щелк-щелк-щелк
- На меня смотрят телки!



Владимир Юрьевич засмеялся: «Похоже, и правда позируют».
В кабине стало заметно прохладнее, я быстро убрала фотоаппарат, потому что мы подходили к кромке. Все вокруг начало становиться туманным, серым, воздух будто звенел, мы наметили сторону выхода, еще 2 витка по спирали вверх и все пропало из вида, только нитка на фонаре в белом облаке. Я слегка вытянула ладонь в приоткрытую форточку и попробовала эту белизну на ощупь… Пальцы плыли в тумане, и этот холод можно было почувствовать. Оказывается можно потрогать облака… Мне казалось, что время идет очень медленно, хотя прошло всего пару секунд, мы вышли из облака и перед нашими глазами опять вспыхнули краски лета: яркое солнце, белые облака, зеленые и черные поля, синяя гладь воды внизу…



После посадки я вспоминала, как планерный спорт помог мне разобраться в себе и в отношении к людям, понять кому доверять, а кого избегать. Мне всегда казалось, что есть какая-то неуловимая связь между курсантом и инструктором. Что это взаимодействие рождает какое-то особое отношение к человеку, сидящему в задней кабине. Это доверие, общая цель и готовность понять и принять все советы, которые тебе дают. В каком-то смысле слово инструктор для меня превратилось в «наставник». Почти каждого человека, с которым мне приходилось общаться, какое-то время я представляла сидящим со мной в одном планере. Если мысль о том, что мы находимся вдвоем с кем-нибудь в замкнутом пространстве вызывает у меня неприятные ощущения, то в итоге я старалась избегать таких людей.
Зато есть люди, которые наверно, способны влюбить в себя весь аэродром, моментом завоевать уважение, построить и восхитить абсолютно всех! Сейчас хочу передать сердечный привет Валерию Митрофановичу – виртуозному руководителю полетов, настоящему джентльмену и автору множества фраз, которые уже превратились в цитаты!



Ближе к вечеру на парение полетели 2 планера. Первым подняли планеристку из родного мне города, 2ым почти местного жителя. 2ой планер начал быстро подтягиваться к 1ому, первый увидел место «получше», развернулся и полетел в обратную сторону, то же самое сделал и 2ой. В итоге все находившиеся на старте наблюдали, как один планер гоняется за другим, причем цель этого была никому не понятна, в том числе и приследуемому. В конце концов, Валерий Митрофаныч нажал тангенту и поставил в тупик своим вопросом преследователя: «111ый, а, объясните, пожалуйста, ваши намерения! Нам всем очень интересно!». После посадки услышали следующий диалог:
- Я лечу под одно облако, он за мной, я на 180 разворачиваюсь, он опять за мной, я не понимаю че ему надо!
- А я подумал, ну раз ты так резко оттуда развернулась, значит, там не поднимает. Ну нахрена я полечу туда, раз ты там уже все проверила?
Наверно это самая нелепая погоня на планере за всю историю авиации с абсолютно фееричной развязкой.
На разборе по поводу происходящего было наш РП сказал следующее: «Если что-то решили сделать, доложили и сделали, не надо болтаться непонятно где и доставать на кругах остальных. Летчик должен быть тупым, но решительным!»
«Доставать на кругах», такого точно не было в истории авиации! «Тупым, но решительным»... Я знаю, что существует правило «не засорять эфир», что есть определенные правила радиообмена, но когда у тебя 450 метров у земли, ты 20 минут уже пытаешься выскрести хотя бы 10 метров, и тут слышишь какой-нибудь смачный комментарий от РП, то жить сразу становится легче. После некоторых фраз мне хотелось аплодировать стоя или просто засвистеть! Но 1ое в планере невозможно, а 2ое не умею.
С появлением на аэродроме столовой все стало как-то дружнее и вообще обстановка способствовала общению. Все-таки, сейчас не было необходимости засесть в домике и жевать в одиночку. Вот тебе кухня, посуда, большой стол и очень разношерстная компания хоть и из планеристов.



Есть почему-то не хотелось, зато чай я пила литрами. Видимо настолько сильно обезвоживается организм. И правда днем как-то некогда, а в состоянии стресса организм видимо не думает об этом, зато вечером пытается восполнить запасы. На 3ей чашке чая напротив сели двое ребят из сборной начали задавать странные вопросы. Когда ко мне обратились по имени, я чуть не подавилась: «Он знает, как меня зовут?».
Я всегда воспринимала происходящее на стоянке Янтарей, как нечто отдельное от моего мира, проходила мимо и ничто там не вызывало интереса, потому что другие люди, другая обстановка. Там каждый сам по себе, что не удивительно для одноместного планера.
Вопросы откровенно ставили меня в тупик:
- Какие у тебя планы на планерный спорт?
- ... Летать дальше...
- На какой стадии ты сейчас находишься?
- ... На какой стадии ЧЕГО?...
- А почему ты не летаешь на Янтаре?
- Эээээ-эээ...
Похоже, ни на один вопрос я не смогла ответить. По пути с аэродрома в Усмань мы еще немного поболтали, потом зашли в магазин. Все разбрелись в разные стороны, я нашла банкомат и затем попробовала отыскать в магазине свою случайную компанию. Напротив какого-то прилавка стоял Сергей с большим тортом и что-то рассматривал:
- Какой- то повод? - спросила я
- Мне захотелось съесть торт.
Я расплылась в улыбке. И правда, зачем повод? Бывает же, что просто хочется. Торт мне очень запомнился, потому что каждый 1ый на аэродроме спрашивал «Какой повод?». Торт уже почти доели, а вопросы все равно продолжались. Все-таки, какие мы разные и как одинаково мыслим в некоторых ситуациях. Но так здорово было наблюдать, что люди из разных городов, разной профессии и даже с разных планерных стоянок (а для меня это важно) сейчас сидят все в одном уголке и едят «торт без повода». Наверно так стираются границы и рвутся шаблоны.
Мне стало интересно все: как летают на этих белых планерах. В смысле не просто как он управляется, чем полет на Бланике отличается от полета на Янтаре.
Ребята обсуждали маршрут, что взять с собой:
- Ты берешь палатку, я - спальники - говорил Сергей
- А вы одну палатку на двоих берете? - удивилась я
- Мы еще и в одном домике живем!
Я захохотала:
- Не в этом смысле! Не бывает так, что один просыпался, сел на площадку, а 2ой нет? И вот ты сверху палатку скидываешь и по радио говоришь: «Извини, друг, ты тут ночуй, я дальше полетел».
Но хоть потоки и не пахнут, как мы выяснили в прошлом году, а дружба все равно важнее=) Лично у меня при слове «площадка» появляется ощущение, что гладят против шерсти мокрой рукой. А тут палатка, планеры... Красота...
Вспомнили рассказ, про вонючие термики, которые мы в прошлом году обрабатывали над свинофермой. Родилась теория о том, что можно сделать поворотные пункты над коровниками и свинарниками и таким образом слетать «говеный маршрут». Главное в этом деле не сесть на «говеную площадку». А если курсант косячит, то этим маршрутом вообще можно наказывать!



Когда мы полетели на Аркусе в ту же часть, я все еще помнила, что где-то здесь есть ферма с животными. Я сразу же представила как мы в этом красивом, белом планере с позывным Alfa Papa, который породил немало шуток в прошлом году, крутимся в этих чудных благоухающих потоках. Вот это точно было бы разрывом шаблона.
Аркус впечатлил по самое не могу, особенно фраза моего инструктора после взлета: «Щас мы разберемся как эта штука летает и наступит нирвана». Я даже слов не могу подобрать, что это был за полет. Это не планер - это совершенство:
- А какое у него качество?
- 41.
- Так это ж со 100 метров по коробочке слетать можно...
Мы все летели и не снижались, а подойдя к аэродрому, мы делали горки и это было так здорово... Ремни взлетали перед лицом и в таком положении какое-то время висели. Я помню травинку, которая случайно попала в кабину, она воспарила и тоже висела в воздухе. Затем мы делали следующую горку и еще и еще. Невесомость в планере... Волшебство!
При заходе на посадку мы так низко шли над деревьями, что на Бланике я бы точно занервничала. А этот планер просто плыл по воздуху...
Саша, если ты это читаешь, я до сих пор чищу зубы левой рукой и вообще придумываю ей всяческие занятия =) За вертолетную экскурсию просто огромнейшее гигантское спасибище! =)



Я долго ходила по аэродрому и думала, сколько же всего произошло с того момента как я начала летать. Мне многое кажется уже обычным и понятным, но и новых открытий так много. Мне кажется, что я никогда не перестану любить и удивляться тому, какой может быть полет. Я не устану смотреть на облака, я не устану смотреть прогнозы погоды и я не устану учиться. Планер - поэзия авиации (с). Лучше, наверно и не скажешь…





За фото спасибо Кате Алексеевой

21/07/16

http://vzletnaya-m.livejournal.com

И еще немного планерных полетов от того же автора:

Давайте делать паузы в словах...

Традиционная летняя тема о планерных полетах.
Почему-то этот пост мною переписан был наверно раз 12. Никак не могла понять с чего же начать. Обычно я начинала писать черновик еще в поезде, но в этот раз я просто валялась, смотрела то в потолок, то в окно, слушала музыку, а слова никак не хотели становиться подходящими к этому рассказу. То ли мне не хватило времени, то ли впечатлений было так много, что все смешалось.
В общем, поскольку полетов в этом году было очень мало, то пост будет в бОльшей степени про людей с ними связанными, а о планерах совсем чуть-чуть. Хотя, это сборная солянка из всех впечатлений и за прошлые годы.





Все в этом небольшом приключении обещало быть интересным, особенным и даже волшебным. И так оно и произошло. Я восстанавливалась после травмы, но душа уже требовала полета и встречи с друзьями. И как всегда с корабля на бал: я приехала на аэродром, закинула вещи в домик и сразу же попала в плановую таблицу на полеты. Штопор, сваливание, парашютирование, в принципе, все привычно…



Я ждала этого полета, как наверно никогда не ждала… Разбег, отрыв, набор высоты, отцеп и наконец-то полет... Как мне нравится «восстановительная зона», дрожь перед штопором, даем ногу и вот сам штопор. Скорость растет, вывод и ощущение перегрузки. Виражи с креном 45 и 60 градусов, скольжение, когда через открытую форточку сдувает панаму… Вернулась на аэродром с ощущением, которое называется кайф…
Я была последней в таблице на этот день, поэтому после моего полета, планеры закатили, помыли и все стали постепенно подтягиваться в столовую.
Мне очень нравится, когда все собираются вместе, пусть даже и разбиваются на кружки по интересам, но везде идет обсуждение прошедшего дня, погоды, событий и всего, что имеет отношение к полетам, прогнозов на завтра. Забавно как эти кружки по интересам затем превращаются в один и наоборот.



Потом на кухне остается 2-3 человека. И это замечательная уютная обстановка с тихими разговорами обо всем. А если впечатлений для одного дня слишком много и сон никак не приходит, можно дождаться рассвета.




Рассвет на аэродроме – это нечто особенное. Еще прохладно, еще не встало солнце. Еще все спят, и нет комаров. Едва слышно пение птиц. На законцовках планера появляются капельки. Кроссовки промокают насквозь от росы. И этот самый момент тишины, он по-настоящему особенный. Это момент когда хорошо наедине с собой. Потому что совсем скоро эта тишина и спокойствие заполнится людьми, суетой, жарой, звуками громкоговорителя, двигателя, и от этой тишины не останется и следа. И в ее существование вообще становится сложно поверить. Как и во все, что происходит вокруг!



И вот опять утренняя чашка кофе и выкат планеров на старт…



С кем же я полечу сегодня? Я летала с разными инструкторами, и каждый мне показал что-то свое и неповторимое в планерном полете. Но в этот раз я встретила на аэродроме настоящего волшебника в вертолете, хоть и не в голубом, но точно как в песне. Он показывал чудеса полета и чудеса мысли. Я всегда думала, что ты никогда не прекращаешь учиться летать, что ты постоянно должен осваивать что-то новое и глубже понимать. Но почему-то сейчас я поняла, что недооценила весь объем и глубину этого слова «учиться». И те люди, которые показывают тебе, что на самом деле ты видишь только малую часть, что есть намного больше – это очень ценно. Наверно есть даже еще БОЛЬШЕ, чем то, что я и сейчас вижу, но всему свое время.



В этот раз было особенно много разговоров о том, что мне пора полетать на чем-то еще кроме Бланика. Но все мысли и слова других людей, что пора задуматься о «белой технике» я отметала: мне и так хорошо, зачем искусственно создавать ситуацию, после которой не сможешь довольствоваться тем, что есть, хотя мне очень хотелось слетать на Аркусе. И, похоже, чтобы вывести меня из состояния застоя нужно было немного волшебства.
На неудавшемся маршруте мы «просыпались» так, что я серьезно беспокоилась, долетаем ли мы до аэродрома, в голове крутилась только одна мысль «Только бы не просадило». Когда ситуация стала немного проще и мы оказались ближе к аэродрому, решили попытаться найти поток, но у нас было 450 метров, и потоки на этой высоте были очень слабые. Первое время мы из +0,5 попадали в -0,5. Я слушала эфир, где-то в такой же ситуации болтался Янтарь. Янтарь выкрутился, а нам просто удалось не снизиться.



Мы долго крутились в нулях, затем поток стал давать устойчивые +0,5, через какое-то время 1 метр, полтора, два, три! Мы набрали 1200метров. Полтора часа в воздухе, а мы хоть и начали полет по маршруту, но в итоге оказались все равно рядом со стартовой линией. Стартовать еще раз казалось бесполезным. «Полетишь со мной на Аркуесе?», услышала я сзади.
Аркус… Я так давно хотела на нем слетать, и вот оно, так просто, прямо сейчас, Аркус. Это казалось чем-то нереальным. Я не знаю почему, может быть я преувеличиваю, но почему бы не преувеличить, если ощущения были именно такие?



Полет был абсолютно другим, чем на Бланике. Наверно у Аркуса и Бланика общее только наличие крыльев и ручки. Такое чувство, что поменялась вся философия полета, будто бы до этого момента я вообще летала со сложенными крыльями. А тут… Вот это и было настоящим волшебством. Я совсем другими глаза посмотрела на парение и влюбилась еще сильнее. Я наконец-то призналась себе, что никакие самолеты мне не заменят планер… Вообще ничто не способно его заменить! Я не могла ничего сказать, и мне понадобилось много времени, чтобы осознать происходящее, понять, что это было… Я просто ходила и улыбалась абсолютно идиотской улыбкой, что надо мной подхихикивали. А мне было все равно – мир только что перевернулся, а это не часто происходит!
Утром нужно будет возвращаться домой, поэтому этот день и вечер стал прямо кульминацией поездки, в нем должно было произойти все только самое хорошее, что может остаться в памяти.



И никакие комары не помешают выйти на улицу, чтобы посмотреть на луну, выпить чашку чая на свежем воздухе, а может и 8! В зависимости от того насколько обезвожен организм за день. Мне совсем не хотелось идти спать, хотя время давно перевалило за полночь. Я помнила, что вставать рано, но хотелось, чтобы все вокруг замерло, остановилось, и можно было хотя бы ненадолго отодвинуть момент расставания. Чтобы в воздухе висело неловкое молчание, слышался легкий шелест листвы, на законцовках планеров появлялась роса…
Я только в этом году поняла, насколько быстро летит время на аэродроме. Ты забываешь позвонить домой, забываешь про проблемы, работу, про весь реально существующий мир. Ты из раза в раз получаешь возможность побыть идеальным человеком без суеты, злобы, без сомнений, понтов, зависти… Главное не бояться быть собой. И я не боюсь. Из раза в раз ты получаешь возможность узнать интересных людей, найти какие-то «точки соприкосновения», которые в реальной обстановке бы вряд ли возникли, в силу целой кучи причин: религии, возраста, интересов, отношения к жизни… Да много чего. Эта обстановка не поддается логике и объяснению, это то как именно ТЫ чувствуешь себя в этом мире и каким ТЫ его видишь…



Волшебность этой поездки была в и полете, и в том, что я встретилась с друзьями, по которым очень скучала, познакомилась с удивительными людьми, которые создавали эту атмосферу, в том, что некоторых людей я узнала по-новому и это было очень приятным сюрпризом.
Немного личного:
Друзья, спасибо за встречу и за это удивительное мимолетное время! Спасибо не просто за опыт, но и за новые горизонты в планерном спорте. Спасибо за веселые прогнозы погоды, за жгучие комментарии в эфире, это спасало в тяжелые моменты. Спасибо за ваши улыбки, за душевные ночные беседы, которые оставили приятное послевкусие. За то, что вы вообще есть!

5/07/16

 

http://vzletnaya-m.livejournal.com

Канадцы испытают беспилотник с бортовой системой уклонения от столкновений

Albatross / Megannand

Министерство транспорта Канады одобрило проведение испытаний беспилотного летательного аппара Albatross полетом за пределами прямой видимости оператора. Как пишет Flightglobal, аппарат будет оборудован автоматической системой уклонения от столкновений в воздухе Casia, разработанной американской компанией Iris Automation. Во время полета за беспилотником не будет осуществляться дополнительного наблюдения со стороны людей на земле или с помощью радиолокационных станций.

Автоматическое уклонение от столкновений в воздухе — одна из ключевых технологий на пути развития и широкого применения беспилотной авиации.

С помощью таких систем дроны смогут выполнять безопасные полеты в общем с пилотируемыми аппаратами воздушном пространстве, автоматически обнаруживая другие объекты в воздухе и изменяя свою траекторию полета таким образом, чтобы избежать столкновения. Разработкой систем уклонения от столкновений в воздухе для беспилотников сегодня занимаются несколько компаний в мире.

Система Casia состоит из оптико-электронной камеры, вычислителя и программного обеспечения, способного в режиме реального времени обрабатывать видеоизображение высокой четкости. Программное обеспечение разработано с помощью технологии машинного обучения. Она способна обнаруживать воздушные объекты на изображении с камеры по курсу полета беспилотника, классифицировать их и рассчитывать новую траекторию полета беспилотника таким образом, чтобы избежать столкновения.

Испытаниями Albatross с системой Casia будет заниматься канадский оператор дронов MVT Geo-solutions. Испытания будут проводиться на полигоне в городе Альмма в провинции Квебек. Он расположен в 270 километрах севернее города Квебек. Планируется провести серию летных испытаний Albatross с системой Casia. Если все они пройдут успешно, Iris Automation планирует подать в министерство транспорта Канады заявку на осуществление регулярных полетов дронов за пределами прямой видимости оператора. Во время таких полетов дроны будут использоваться для инспектирования инфраструктуры.

Первые летные испытания системы Casia были проведены в апреле прошлого года в Канзасе. Они проводились с разрешения Федерального управления гражданской авиации США.

Василий Сычёв

Производитель Ил-114-300 обсудил с представителями авиакомпаний перспективы самолета

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх