Белградский набат: как НАТО стирало с лица земли Югославию

Бомбардировщик ВВС США В52 на авиабазе в Фэрфорде. 29 марта 1999
© AP Photo / Alastair Grant / Бомбардировщик ВВС США В52 на авиабазе в Фэрфорде. 29 марта 1999. Архивное фото
Сегодня печальная дата – 21 год начала военной операции НАТО против Союзной Республики Югославия. Двадцать четвертого марта 1999 года на югославскую землю упали первые бомбы. Под удар попали Белград, Приштина, Ужице, Нови-Сад, Крагуевац, Панчево, Подгорица. В зоне обстрела оказались как военные объекты, так и гражданская инфраструктура. Подсчитано, что только мирных жителей в ходе операции сил альянса, продлившейся до начала июня, погибло не менее 1700 человек (в том числе около 400 детей).
Экономике региона был нанесен колоссальный урон, последствия которого ощущаются до сих пор.

Операция «Союзная сила» стала тем ударом, в результате которого целая европейская страна, по сути, прекратила свое существование. При этом политики Запада по-прежнему уверены в правоте своих действий. В России убеждены: события тех лет аукаются миру до сих пор, так как стали отправной точкой целой череды подобных агрессий.

Хроника необъявленной войны

Хронология тех событий описана достаточно подробно. Но в эти мартовские дни хочется вспомнить именно о первых трагических эпизодах балканского противостояния. Хотя какого там противостояния: на Югославию были брошены авиационные армады НАТО, испепелившие целые территории. Сопротивление оказалось робким, хотя некоторые успехи и были достигнуты. Операция «Союзная сила» превратилась в итоге в безжалостный расстрел с воздуха, практически не встретивший ответного сопротивления.

Двадцать четвертого марта 1999 года генсек НАТО Хавьер Солана отдал приказ командующему силами альянса в Европе американскому генералу Уэсли Кларку начать против Югославии военную операцию. Вечером того же дня ударам с воздуха подверглись несколько югославских районов. На следующий день был нанесен удар ракетами «Томагавк». В дальнейшем под ударами натовских сил оказывались административные здания, аэропорт югославской столицы, предприятия, мосты и топливные терминалы, телевизионные вышки. Объектом атаки оказался даже горнолыжный курорт Златибор  здесь погибли трое гражданских лиц.

Картинка

Двенадцатого апреля пилот натовского F-15E уничтожил пассажирский поезд, следовавший по мосту Грделичка клисура (пилот имел приказ разрушить этот мост). Достоверно известно о 13 погибших, многие считаются пропавшими без вести. Хавьер Солана оправдал тогда пилота, назвав его действия ошибкой. Не забыт и апрельский авиаудар по белградскому телецентру: жертвами налета стали 16 человек, еще столько же получили ранения.

Вообще, число налетов НАТО именно на гражданские объекты в Югославии вызывает оправданные подозрения в каком-то садизме натовских летчиков. В мае под огонь с воздуха попал автобус, оказавшийся на мосту близ Приштины. Погибли 23 человека, причем, после того как на место трагедии прибыли медики, был нанесен второй удар, в результате чего пострадали и несколько врачей. Разрушенным в результате удара оказался энергоцентр в Обреноваце (большинство городов Югославии осталось без электричества).

А налет на мост в городе Варварин, когда поблизости проходила большая еженедельная ярмарка, унес жизни десяти мирных жителей, 47 получили тяжелые ранения. Досталось даже иностранцам: в мае высокоточной бомбой было уничтожено посольство Китая в Белграде. Погибли три человека, в том числе два китайских журналиста. НАТО позже оправдалось тем, что пользовалась устаревшими картами.

Картинка

Приказано: уничтожить

«Никаких причин бомбить Югославию не было»,  уверен президент Академии геополитических проблем генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов, в тот период занимавший пост начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России. В то же время, по его словам, когда министр иностранных дел Британии Робин Кук заикнулся, что его юристы никогда не одобрят ультиматум, предъявленный Белграду, и не поддержат план бомбардировок, у Мадлен Олбрайт (на тот момент госсекретаря США) уже был готов совет: «Наймите других юристов!».

По словам бывшего военачальника, в Минобороны России знали о готовящейся операции НАТО. Были разработаны три варианта ответных действий, предусматривающих в том числе разрыв дипотношений со странами НАТО, задействованными в бомбардировке. В итоге за основу действий России был взят порядок, при котором прекращалось сотрудничество с НАТО по всем направлениям, ограничивалась деятельность военных атташе, прекращались контакты. «Мы отозвали свое представительство из НАТО, вернули всех, кто обучался в странах альянса, выслали из России натовские инфраструктуры, включая информбюро альянса»,  вспоминает генерал Ивашов.

И все же почему Запад обошелся с Югославией так жестоко? Леонид Ивашов отмечает, что через десять лет после событий марта 1999 года бывший советник де Голля генерал Пьер Галуа прислал в Белград видеозапись своего выступления, в котором раскрыл некоторые секреты акции. По его оценкам, заговор существовал давно: подрывная деятельность против Югославии, которая показывала «не лучший пример» для Европы своим бесплатным образованием, медициной и ростом экономики, велась еще с 1980-х годов. Итогом этой «деятельности» стала сначала дестабилизация обстановки в стране, а затем и ее физическое уничтожение путем варварских бомбардировок и «точечных» ракетных налетов...

Картинка

Шрамы на сердце

Военный эксперт Владислав Шурыгин отмечает, что за 76 дней натовская авиация выполнила более 30 тысяч боевых вылетов. «Группировка самолетов достигла численности в 1200 боевых машин, было сброшено более 150 тыс. тонн бомб и около 1,5 тыс. крылатых ракет различных классов. Общие расходы НАТО на эту войну составили более 50 млрд долларов США,  подчеркивает эксперт.  В одном только Белграде сирена воздушной тревоги звучала 273 раза. Атаке подверглись больше тысячи объектов на территории Сербии, не имеющих никакого военного значения».

Кстати, натовцы стянули в этот регион и 60-тысячную сухопутную группировку. А это более тысячи танков и БМП, 200 вертолетов, полсотни кораблей, включая три авианосца. Но... Несмотря на полное превосходство, НАТО так и не решилось на проведение сухопутной операции, и лишь через переговоры и дипломатическое давление удалось добиться от Сербии вывода войск из Косово. «Никакой военной победы в последней войне тысячелетия НАТО не одержало»,  уверен Владислав Шурыгин.

«Почему альянс не отважился на наземную операцию? Главная причина в том, что в Брюсселе боялись больших потерь,  считает Леонид Ивашов.  "Кандидатов" для действий в первом эшелоне не нашлось, воевать "по-серьезному" никто не хотел. Еще одна причина была в том, что в ходе наземной операции могло пострадать мирное население, включая косоваров, на выручку которых якобы и стремилось НАТО. Как следствие, весьма нежелательный международный резонанс».

Картинка

Всемирно известный режиссер Эмир Кустурица был очевидцем происходившего. «Я по сей день помню то жгучее чувство  смесь недоумения, обиды, унижения, бессилия, которое тогда владело людьми»,  вспоминает он. Остался ли в сербских душах шрам от нанесенного оскорбления? Остался, считает Кустурица, и очень глубокий. «Соединенные Штаты и Европа упражнялись на Сербии самым наглым образом, потому что никто тогда не мог им противостоять.

Нас наказали еще и за то, что мы всегда были союзниками России на Балканах. За то, что мы, как и Россия, исповедуем православие,  считает режиссер.  Югославию разбили потому, что это было серьезное и абсолютно независимое государство. Оно являлось крупным игроком, вело самостоятельную политику, что в конце XX века, в условиях однополярного мира, уже никак не отвечало интересам западных стран».

Картинка

Эхо Белграда

Для России произошедшее в Югославии по сию пору остается эталоном политики двойных стандартов, которую проводил и продолжает проводить Запад. В частности, не так давно Сергей Лавров, комментируя нелицеприятные высказывания западных политиков в адрес РФ за ее действия в Сирии, напомнил США и ЕС о бомбардировках 1999 года, которые, по его мнению, стали первым актом нападения на суверенное государство в Европе с 1945 года.

«Агрессия против Югославии была, конечно, именно агрессией,  считает глава российского внешнеполитического ведомства.  Если уж мы об этом заговорили сейчас, на фоне того, что происходит вокруг Сирии, наши западные партнеры, прежде всего американцы, да и британцы, уже доходят в своей истерике до публичных оскорблений, употребляя такие слова, как "варварство", "военное преступление". Напомню, агрессия против Союзной Республики Югославия была сопряжена с атаками на огромное количество гражданских объектов, включая телевидение, мосты, по которым шли гражданские пассажирские поезда, и многое другое».

К слову, Сергей Лавров считает, что Запад по-прежнему рассматривает этот регион как поле провокационной деятельности против России. «Любые нормальные связи России с балканскими странами сразу же становятся предметом "тревожной озабоченности", – подчеркнул глава российского МИД, выступая накануне перед слушателями Военной академии Генерального штаба ВС РФ.  При этом мы видим совпадения основополагающих интересов между нами и странами региона по многим вопросам. Это касается, например, наших отношений с Сербией, которые сейчас переживают, наверное, лучший период за многие годы. У нас очень многоплановые и многоуровневые связи. Это отражается на практическом сотрудничестве в экономике и инвестициях, где наши позиции достаточно серьезны и приносят пользу нашим партнерам».

Картинка

«На Балканах никогда не было простых ситуаций,  отмечает Сергей Лавров.  Наверное, главный урок, который нужно извлечь из этого многострадального региона, – что пора перестать использовать его в геополитических играх, пора перестать перетягивать страны под одно или другое крыло. Надо выстраивать общую европейскую безопасность, в рамках которой членам НАТО и ОДКБ и странам, которые не входят ни в какие военно-политические союзы, можно будет ощущать себя комфортно, одинаково защищенными, в равной и неделимой безопасности. Другого пути не существует. Иначе мы будем из-за попыток Запада сохранять "натоцентричность" и отказываться обсуждать проблемы юридических гарантий безопасности за пределами НАТО, будем постоянно натыкаться на те же самые грабли».

Дмитрий Сергеев

Источник ➝

Коронавирус добивает символ американской технологической мощи

Узнал, сколько для S7 стоит каждый день простоя самолетов Boeing ...


Флагман американской авиакосмической индустрии и один из символов американской технологической мощи – концерн «Боинг» – стремительно падает с небес на землю. Его основные заводы отныне закрыты. Официальная причина – пандемия коронавируса, но на самом деле проблемы «Боинга» носят куда более системный и глубокий характер.

Согласно информации американского авиаконцерна Boeing, с 6 апреля 2020 года он продлевает остановку своего крупнейшего сборочного предприятия, расположенного возле города Сиэтла, штат Вашингтон.

Заводы были остановлены еще 25 марта, но данный шаг считался лишь временной мерой – в частности, сообщалось, что к началу апреля корпорация даже намеревалась вернуть рабочих на сборочные линии. Однако сегодняшнее сообщение не оставляет особой надежды на скорый запуск. В нем говорится, что «Boeing продлевает до дальнейшего уведомления временное прекращение производства на всех объектах в районе залива Пьюджет», на берегах которого расположены заводы в Эверетте и Рентоне.

Подайте 60 млрд долларов на пропитание

Финансовые и производственные проблемы Boeing уже прекрасно известны даже людям, весьма далеким от авиастроительной отрасли. За последние два месяца акции авиаконцерна похудели на фондовой бирже практически втрое – с максимума в 350 долларов за акцию в середине февраля до минимума в 90 долларов, который был отмечен 20 марта. С тех пор котировки Boeing немного подросли, но в прошедшую пятницу все равно закрылись на отметке в 124 доллара за акцию.

Последний, достаточно скромный рост был связан с ожидаемым, но весьма неожиданным по сути сообщением администрации Белого дома. В конце марта Дональд Трамп заявил, что его администрация может поддержать ведущего оборонного подрядчика США и одного из двух крупнейших мировых производителей самолетов на беспрецедентную сумму в 60 млрд долларов США. Деньги должны были быть выделены в рамках гоcподдержки аэрокосмической промышленности.

«Мы высоко ценим поддержку президента и администрации за 2,5 млн рабочих мест и 17 тысяч поставщиков, которые необходимы Boeing для того, чтобы оставаться главным экспортером США. Мы с нетерпением ожидаем начала работы с администрацией и Конгрессом», – написали в то время в Boeing, ожидая от Белого дома быстрых и решительных действий.

Однако реальность оказалась гораздо более печальной. Декларации Трампа пока что не превратились ни в какие действия по предоставлению финансирования, хотя в Boeing были готовы даже «взять натурой», а точнее – государственными кредитными гарантиями для компании и ее поставщиков, вместо «живых» денег. В итоге уже ко 2 апреля Boeing пришлось закрывать свое вертолетостроительное предприятие в штате Филадельфия, которое занимается производством вертолетов H-47 «Чинук» и конвертопланов V-22 «Оспри». А с 6 апреля – останавливать свои главные самолетостроительные заводы в Эверетте и Рентоне, которые вместе отвечают за 4/5 всего производства самолетов Boeing.

Громадные дыры в ликвидности, которые буквально разрушают Boeing изнутри, лишь частично определяются эпидемий COVID-19. Да, в настоящий момент времени установлен современный антирекорд по количеству суточных самолето-вылетов – в прошедшее воскресенье во всем мире поднялось в воздух лишь 57 тысяч самолетов против 171 тысячи рейсов месяцем ранее, в воскресенье 8 марта 2020 года. Однако в свою глубокую «кроличью нору» Boeing залез гораздо раньше начала острой фазы пандемии COVID-19, напрямую связанной с карантинами, закрытиями границ и массовой отменой пассажирских рейсов.

400 «Максов» на стоянке возле завода

Да, речь идет о печально известном Boeing 737 MAX. Эта неудачно спроектированная и унесшая в двух авариях 346 жизней машина стала настоящей головной болью для Boeing. К 393 бортам, которые с марта 2019 года вынуждено простаивали у авиакомпаний, купивших «лайнер мечты» у Boeing, к декабрю 2019 года добавилось еще около 400 бортов, которые на протяжении девяти месяцев выкатывали день за днем с завода в Рентоне. Дошло до того, что новые самолеты, которые просто не могли передать заказчикам из-за запрета на полеты лайнеров этой модификации, приходилось выкатывать на автостоянки возле производственных корпусов, так как стояночные места возле ВПП завода были уже полностью забиты.

Учитывая, что каждый Boeing 737 MAX продавался заказчикам за 28–35 млн долларов США, только в стоящих возле заводов 400 «Максах» было заморожено около 12 млрд долларов.

Впрочем, это была лишь верхушка финансового айсберга, который пробил неустранимую брешь в балансах Boeing. Сравнимые цифры набежали по простоям 393 бортов модели 737 MAX, которые уже были официально переданы в распоряжение различных авиакомпаний.

В частности, один из крупнейших клиентов авиагиганта, компания American Airlines, заявила, что она договорилась с Boeing о компенсации в связи с финансовым ущербом, понесенным из-за приостановки эксплуатации самолетов модели 737 MAX. Компания не раскрыла размер непубличной сделки, однако косвенно ее размер можно оценить по «распухшему» балансу American Airlines. В прошедшем октябре он разово вырос на целых 540 миллионов долларов, которые авиаперевозчик тут же отнес на свою годовую прибыль. Судя по всему, эти полмиллиарда и были искомой компенсацией от Boeing. Такие гигантские отступные Boeing заплатил за стоящий на приколе флот из всего лишь 24 самолетов в распоряжении American Airlines.

Учитывая, что 24 борта American Airlines составляют лишь 6% от общего числа в 393 самолета, совокупные потери Boeing от простоев проданных 737 MAX только за март – октябрь 2019 года могут составить еще около 9 млрд долларов. Поэтому сумма в 60 млрд долларов, которую столь жаждет получить Boeing в качестве государственной помощи, – это фактически «поддержка штанов». Средства, которые будут закачаны вместо уже выпавших из оборота миллиардов долларов, превращенных в сотни «мертвых» 737 МАХ по всему миру, которые могут и вовсе никогда не взлететь без капитальных переделок и модернизаций.

Впрочем, в нынешнем сообщении есть и совсем грустная нотка. На неопределенный срок закрывается не только завод в Рентоне, производивший злополучный 737 МАХ, но и предприятие в Эверетте, отвечавшее за сборку таких популярных моделей, как Boeing 747, 767, 777 и 787 Dreamliner. Эти четыре модели были тем «золотым запасом», который еще как-то держал Boeing на плаву в ситуации непрекращающегося ада вокруг 737 МАХ. Если же завод в Эверетте закрывается ровно так же, как и в Рентоне, это означает одно – спрос на все модели Boeing уже рухнул куда-то в тартарары и скорого восстановления рынка в авиаконцерне уже никто не ждет.

Ничто не ново под луной...

Ситуация такого печально состояния дел уже преследовала Boeing в прошлом. Начиная с 1969 года компания Boeing после десятилетия непрерывного роста авиаперевозок и создания таких «икон отрасли», как Boeing 737 и Boeing 747, начала увольнять сотрудников. Рынок авиаперевозок оказался поражен «детской болезнью роста»: оказалось, что у его расширения есть свои пределы, определяемые платежеспособным спросом, принципиально конечным в условиях нашего земного шара. Из-за перенасыщенности рынка продажи новых самолетов Boeing резко упали, а сама компания находилась на грани банкротства, что привело к сокращениям в каждом отделе и цеху.

Еще один удар последовал в 1971 году, когда правительство США сократило финансирование программы сверхзвукового транспорта, под которую Boeing создавал уникальный сверхзвуковой лайнер Boeing 2707, вдвое превосходивший англо-французский «Конкорд» и советский Ту-144 по вместимости. Вскоре после этого стало ясно, что Boeing не вытягивает производство 2707 без государственных дотаций – и проект был вообще отменен.

В результате всей этой череды неудач Boeing потерял более 60% своей рабочей силы. Бывшие инженеры и высококвалифицированные рабочие шли работать на стройку, продавцами в магазины или официантами в дешевые закусочные.

Ну а поскольку Boeing был крупнейшим работодателем в регионе Сиэтла, его падение оказало вторичное воздействие на всю местную экономику, а уровень безработицы вырос во всем штате Вашингтон. Рекламный щит на выезде из Сиэтла тогда грустно гласил: «Последний, кто покинет Сиэтл – выключите свет».

Думается, уже ближайшие месяцы наглядно покажут, сможет ли Boeing получить столь ожидаемую государственную поддержку. Как показывает практика прошлого, любой кризис максимально болезненно воспринимается именно высокотехнологическими компаниями, чьи продукты не входят в «стандартный продуктовый набор». Человек может отказаться от перелета на курорт раз в год, но вряд ли откажется от еды каждый день или от теплой одежды зимой. Поэтому Boeing не позавидуешь – для одного из ведущих мировых авиапроизводителей действительно настали тяжелые времена. Может быть, даже самые тяжелые из всех, что были у него до сих пор.

Так что сейчас мяч у чиновников из Белого дома – именно они могут «выключить свет в Сиэтле». Ну или зажечь его снова.

Алексей Анпилогов

Картина дня

))}
Loading...
наверх