Последние комментарии

  • Игорь Егоров18 июля, 5:26
    На флоте очень нужны надежные вертолеты и высококлассные пилоты... Винтокрылые «лошадки»: вертолеты Ка-29 возвращаются в строй
  • Андрей Городецкий18 июля, 3:27
    История ещё спросит за демонтаж сверхдержавы, экономики,  науки, военной мощи, социальном геноциде. 90-е: лихие-то он...БОРы штурмуют космос
  • Юрий18 июля, 0:46
    1916 - Первая победа 4 самолетов с авиатранспорта «Орлица» в бою с немецкими самолетами - День рождения морской авиац...Этот день в авиации. 17 июля

Советский метод: зачем авиации ВМС США нужны дальние ракетоносцы


В состав авиации ВМС США могут войти сверхзвуковые бомбардировщики-ракетоносцы B-1B

В ближайшие 10 лет в состав ВВС США должен войти новый самолет: стратегический бомбардировщик B-21 Raider. Новая машина, внешне схожая с известным «невидимкой» – «летающим крылом» B-2, но более дешевая и современная, должна заменить в ВВС сверхзвуковые B-1B, собственно B-2, и, в перспективе, бессменного ветерана холодной войны B-52.

Авторитетные американские специалисты полагают, что выводимые из состава ВВС B-1B следовало бы передать ВМС США. «Известия» изучили возможности и последствия этого шага.

Чужой подход

США исторически развивают авиацию флота, однако еще со времен Второй мировой войны сложилось четкое разделение сил: ударные функции возложены в первую очередь на палубные авиакрылья, они же отвечают за ПВО флота в море, тогда как главной задачей береговых авиационных частей флота является разведка и борьба с подлодками.

Авиация ВМФ СССР развивалась иным путем и в рамках иного целеполагания. Не имея авианосцев и готовясь в первую очередь к противодействию ВМС НАТО вблизи своего побережья, отечественный флот начиная с 1950-х годов активно строил так называемые противоавианосные силы, одной из ключевых частей которых стала морская ракетоносная авиация. Основными самолетами этого рода авиации становились дальние бомбардировщики, а точнее их модернизированные варианты, предназначенные для использования противокорабельных крылатых ракет.

Первым дальним бомбардировщиком был четырехмоторный поршневой Ту-4, советский вариант американской «Суперкрепости» B-29, ракетоносная версия которого — Ту-4К — поступила на вооружение в 1952 году / Фото: wikipedia.org/Alan Wilson

Первой такой машиной был четырехмоторный поршневой Ту-4, советский вариант американской «Суперкрепости» B-29, ракетоносная версия которого — Ту-4К — поступила на вооружение в 1952 году. Затем последовали многочисленные «противокорабельные» варианты реактивных Ту-16, турбовинтовых Ту-95, реактивных сверхзвуковых Ту-22 и, наконец, серия Ту-22М. К концу 1980-х годов сотни Ту-22М2 и Ту-22М3 составляли основу советской морской ракетоносной авиации, а их главным оружием были дальнобойные противокорабельные ракеты Х-22.

В США этот опыт внимательно изучали, но в основном с точки зрения возможностей противодействия. Развитие советских противокорабельных ракет и американских сил ПВО флота шло практически параллельно, в итоге породив общеизвестную сегодня систему боевого управления Aegis. «Иджис», управляющий всеми боевыми средствами корабля/соединения, исходно родился в первую очередь с целью обеспечения коллективной противовоздушной обороны авианосных ударных групп, ядром которой стали строившиеся в 1980-90-х годах ракетные крейсера типа «Тикондерога» и с 1990-х по наши дни — эсминцы типа «Арли Берк».

К концу 1980-х годов сотни Ту-22М2 и Ту-22М3 составляли основу советской морской ракетоносной авиации, а их главным оружием были дальнобойные противокорабельные ракеты Х-22 / Фото: РИА Новости

В России тем временем морскую ракетоносную авиацию успели практически уморить, официально ликвидировать и вновь задуматься о ее возрождении. США всё это время наслаждались положением абсолютного военно-морского гегемона, контролирующего практически весь мировой океан, и тут что-то изменилось.

Китайское предупреждение

На самом деле не вдруг — рост возможностей Китая отмечается давно, однако представлять собой серьезную силу на море, способную соперничать с ВМС США как минимум в западной части Тихого океана, ВМС НОАК начали только в последние годы. Парадокс заключается в том, что в силу географических особенностей и отсутствия бремени глобальной гегемонии Китай, даже значительно уступая ВМС США в крупных кораблях, которых у него пока намного меньше, может эффективно противостоять американскому флоту близ своих берегов — соединенной мощью ВМС НОАК, береговой авиации (включающей в том числе и дальние бомбардировщики-ракетоносцы) и ВВС.

К началу 2030-х годов ситуация может измениться еще больше: к этому моменту КНР, не исключено, сможет вывести в море до пяти авианосцев с надлежащим эскортом из крупных кораблей с мощным ракетным вооружением. Сочетание подобной силы с большими ВВС на континентальных аэродромах уже означает очень серьезные проблемы для США в гипотетическом конфликте на западе Тихого океана: создать уверенное превосходство на море может не получиться.

Одновременно стоит отметить «похудение» палубных авиакрыльев: в 1990-е годы с палуб авианосцев массово ушли ударные машины времен холодной войны, на смену которым не пришло ничего. Формально ударные функции взяли на себя многоцелевые истребители F/A-18, а в перспективе F-35С, но перед лицом вновь появившегося вероятного противника с океанским флотом этого может оказаться недостаточно.

«Если ВВС США спишут B-1, то я бы сказал: «У нас нет ударных возможностей на море. Мы передадим B-1 флоту, мы загрузим на них 3000 LRASM (перспективная малозаметная дозвуковая ПКР. — Ред.), и мы разместим их на Гуаме и везде, и в первые 72 часа конфликта они взлетят, выследят и уничтожат любой корабль, который найдут», — заявил авторитетный американский военный эксперт Роберт Уорк, в прошлом заместитель министра обороны США.

B-1B может нести во внутренних отсеках до 24 ракет LRASM массой чуть более тонны каждая / Фото: wikipedia.org/U.S. Navy

По мнению Уорка, это способ нейтрализовать китайский флот, располагающий мощными противокорабельными системами как морского, так воздушного и берегового базирования.

Подобный подход является прямым повторением советской концепции, с той разницей, что вместо тяжелых дальнобойных сверхзвуковых ПКР, которые можно было размещать на самолетах в относительно небольшом числе — по 2–3 единицы, Уорк предлагает сделать ставку на LRASM — дозвуковые, с одной стороны, но с другой — малозаметные и многочисленные: B-1B может нести во внутренних отсеках до 24 таких ракет массой чуть более тонны каждая.

Такого количества целей технически вполне достаточно для того, чтобы обеспечить корабельной ПВО, и даже не китайской, «перегрузку по входу».

Вместе с тем, перспективы передачи B-1B авиации флота вызывают сомнения. В любом случае это решение потребует серьезных бюджетных вложений в ремонт и модернизацию самолетов, которым надо будет продлить срок службы еще лет на 15–20 вместо списания и перегона на авиационные кладбища.

Фото: Global Look Press/ZUMA/Ssgt. Jonathan Snyder
 

Кроме того, могут сыграть роль и традиционные межведомственные противоречия: ВВС США крайне ревниво относятся к попыткам кого-либо еще обзавестись стратегическими ударными средствами. Ситуацию для «Известий» прокомментировал авиационный аналитик, эксперт российского совета по международным делам Александр Ермаков.
«Достаточно трудно представить подобный передел компетенций в американских вооруженных силах. Хотя бомбардировщики B-1B не являются сейчас носителями ядерного оружия и не рассматриваются как ключевая платформа для перспективного гиперзвукового оружия, это всё равно один из важных компонентов «длинной руки» американских ВВС. Передача стратегических бомбардировщиков в береговую авиацию была бы не менее необычна, чем например передача МБР в армию. Единственным фактором, который может сыграть за это решение, являются планы их списания и что таким образом B-1B могут «спасти», сняв с баланса ВВС (которые в этом случае смогут смело закупать перспективные B-21)», — отметил Ермаков.

На разрешение этого спора у американцев, впрочем, есть еще несколько лет. В конечном счете пространство решений будет определяться балансом между военной необходимостью и экономической целесообразностью, а каким он будет — нам еще предстоит узнать.

Илья Крамник

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх