Авиаторы и их друзья

79 037 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Мостовых
    Где наши самолеты или наши разучились делать. Где знаменитые тушки.Отечественные ком...
  • Владимир
    Какая катастрофа????....в этой статье речь о сбитом Ил-20 в Сирии...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    А вы уверены, что там дисковые тормоза? Судя по описанию этой катастрофы в Вики (кстати, по Вики-версии она произошла...Этот день в авиац...

«Драконы» над «Гнилым морем»

«Драконы» над «Гнилым морем»
Несмотря на многочисленные победные реляции лётчиков 3-го истребительного авиакорпуса 
генерал-майора Е.Я. Савицкого в боях над Крымом, реальные успехи «Яков» с изображением птичьего крыла на фюзеляже были в разы скромнее при собственных ощутимых потерях. Однако в начале сражения за полуостров подчинённые генерала проявили свой характер, и первый блин оказался совсем не комом.

Хотя части 4-го Украинского фронта вышли к границам Крыма ещё в октябре 1943 года, до февраля 1944 года лётчики 3-го ИАК появлялись в небе полуострова лишь эпизодически – будучи занятыми в районе удерживаемого немцами Никопольского плацдарма, они изредка летали на разведку аэродромов люфтваффе. С ликвидацией немецкого выступа в районе Никополя одна из двух дивизий корпуса стала действовать в северной части Крыма — 265-й ИАД предстояло прикрывать переправы через Сиваш, через которые проходило снабжение захваченного в конце октября 1943 года плацдарма.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Советские войска переправляют артиллерию и лошадей через Сиваш, зима 19431944 гг.

Поскольку с конца января в районе Керчи установилось относительное затишье в воздухе, командование немецкого I авиакорпуса стало всё чаще привлекать ударную авиацию для уничтожения возводимых советскими войсками переправ.

Немцы понимали, к чему приведёт успешное функционирование переправ – русские накопят силы на плацдарме, и ничто не сможет сдержать их вторжение на полуостров. Служивший в то время в истребительной авиагруппе II./JG 52 лейтенант Вальтер Вольфрум (Walter Wolfrum) вспоминал о том времени:

«Скоро нам предстояло пережить наступление Красной армии с целью вновь занять Крым. Но где же оно должно было начаться? Вариант удара в районе Перекопского перешейка отпадал почти сам собой. Там у вермахта был хорошо обустроенные, глубоко эшелонированные позиции, которые можно было прорвать лишь с огромными потерями. Руководство советских войск прекрасно об этом знало. Поэтому местом для решающего удара оно выбрало Сиваш, так называемое «Гнилое море».

Сиваш — это большая по площади система мелких заливов к западу от Азовского моря, ограждённых от открытого моря растянувшейся на сотни километров косой. Летом его неглубокие воды с очень высоким содержанием соли сильно прогреваются и, когда начинают испаряться, распространяют неприятный запах. Этот запах и дал Сивашу его имя. Теперь эти огромные просторы солоноватой воды превратились в зону боевых действий. На суше севернее советские сапёры начали строительство мостов и бревенчатых настилов, которые разрушались немецкими пикировщиками уже в начале их постройки. Но ночью они снова появлялись, продвигаясь всё дальше в Крым, и всё меньше этому препятствовали немецкие бомбы. Мы беспрерывно совершали боевые вылеты к этим оживлённым местам. Над болотами и восточной окраиной Крыма имели место ожесточённые воздушные битвы. Мы принимали участие даже в наземных боях, атакуя с бреющего. Было так, как будто гидре хотели отрубить голову — следом моментально вырастала ещё одна. Красная армия не отказывалась от своих намерений — она вообще никогда не отказывалась от них. В конце концов, через Сиваш ей удалось вторгнуться в Крым».

Первые сражения над Гнилым озером можно датировать 25 февраля 1944 года. На основании документов попробуем разобраться, каких же результатов удалось достичь сторонам в этот день.

Немцы бросили в бой самые боеспособные части корпуса – III./SG 3 и румынскую 3-ю группу пикирующих бомбардировщиков (Grupul 3 Pikaj). Основное прикрытие осуществляли «Мессершмитты» II./JG 52. Поскольку группе гауптмана Герхарда Баркхорна (Gerhard Barkhorn) в этот период уже приходилось воевать на несколько участков фронта, то для сопровождения ударных машин пришлось привлечь «Фокке-Вульфы» Fw 190 из штурмовой группы II./SG 2.

С советской стороны первый серьёзный удар по переправам предстояло отразить, главным образом, 265-й ИАД, в состав которой входило три полка – 291-й, 402-й и 812-й ИАП. Некоторую помощь лётчикам Савицкого оказали гвардейцы знаменитого 9-го Гв.ИАП на «Аэрокобрах», однако они действовали в основном севернее.

Первый удар

Первый налёт немецкие бомбардировщики совершили около 10:40–10:55, когда 32–36 Ju 87 (по немецким данным, бомбардировщиков было 47) под мощным прикрытием 14 «Мессершмиттов» из II./JG 52 и 15.(kroat.)/JG 52 нанесли удар по скоплению советских транспортных средств в районе южной дамбы и по позициям артиллерии. Немецкие истребители держались на флангах группы бомбардировщиков, а часть летела выше в ударной группе.

«Драконы» над «Гнилым морем»
В полете истребители-штурмовики «Фокке-Вульф» Fw 190 из состава группы II./SG 2. В отсутствие достаточного количества «Мессершмиттов» опытные пилоты «Фокке-Вульфов» неплохо справлялись с ролью истребителей

По наводке радиолокационной станции РУС-2 в воздух поднялись три четвёрки истребителей — по одной от каждого из полков 265-й ИАД. Первыми строй врага атаковали лётчики 291-го и 402-го ИАП. С третьей атаки сумел поджечь вражескую машину лейтенант Л.Я. Васильев из 291-го ИАП. Позднее пришло подтверждение, что «Юнкерс» упал юго-восточнее посёлка Биюк-Кият. Не смог результативно атаковать противника его ведомый – у младшего лейтенанта Н.Г. Мори отказало вооружение. Примерно в это же время вступили в бой лётчики четвёрки 402-го ИАП с ведущим лейтенантом С.П. Шпуняковым. В результате они записали на свой счёт по одному Ju 87 и Bf 109 – отличились ведущий группы и лейтенант М.Е. Пивоваров.

Из советской четвёрки был сбит Як-1 №01160 командира эскадрильи капитана А.А. Рудченко, который вступил в бой «Мессершмиттами» сопровождения. Пивововаров отбил одну атаку от Рудченко, но сразу был связан боем другими немецкими истребителями и потерял ведущего из вида. Как позднее сообщили из 263-й стрелковой дивизии, пилот покинул обречённую машину, но парашют не раскрылся. Капитан Рудченко был похоронен в братской могиле в посёлке Ашхадан (ныне Красноармейское). В бою отличился также лейтенант В.Б. Меркулов, который сбил один пикировщик.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Лётчики 402-го истребительного авиаполка 265-й истребительной авиадивизии — авиаторы именно этой части сыграли главную роль в боях 25 февраля 1944 года над Сивашом

Успели принять участие в сражении и пилоты 812-го ИАП. Лейтенант В.Д. Шишкин сбил один Ju 87, который упал западнее посёлка Чучак. Его Як-1 тоже был атакован вражеским истребителем — один из снарядов пробил бронестекло кабины и легко ранил лётчика.

У немцев два истребителя, идентифицированных как Як-7, в этих боях заявил начинающий ас унтер-офицер Хайнц Эвальд (Heinz Ewald) из штабного звена II./JG 52. Ещё по одному сбитому Як-1 заявили хорватские лётчики обер-лейтенант Мато Дуковац (Mato Dukovac) и унтер-офицер Владимир Наход (Vladimir Nahod).

Трудный счёт 5:4

Второй налёт состоялся около 13:30 и пришёлся на северный мост у острова Русский. В нанесении удара приняли участие 28 Ju 87 под прикрытием восьмёрки истребителей Bf 109 и Fw 190. Немцы скромно признали, что уничтожить или серьёзно повредить мост не удалось, но, по советским данным, в результате налётов были разрушены четыре мостовые опоры и 30 метров настила. Движение по мосту прервалось до 03:00 следующих суток.

Результативное противодействие сумели оказать 291-й ИАП и 402-й ИАП, от каждого из которых было задействовано по одному звену. При этом особенно отличилась пара капитана А.Б. Манукяна и старшего лейтенанта В.Н. Куликова. Сначала советский ведущий сбил «Юнкерс», после чего в бою с истребителями добился победы над «Мессершмиттом». Его ведомый сошёлся в лобовой атаке с другим Bf 109. Ведя огонь из 37-мм пушки своего Як-9Т, советский лётчик оказался точен – немецкий истребитель развалился на части, осыпавшиеся в Сиваш. Затем на Куликова записали уничтоженный Ju 87. Ещё один «Юнкерс» стал жертвой младшего лейтенанта Н.Г. Мори из 291-го ИАП.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Сбитый немецкий пикировщик «Юнкерс» Ju 87

Вероятно, в этом же бою записали себе две победы лётчики хорватского отряда обер-лейтенант Дуковац и унтер-офицер Альбин Швал (Albin Šval). Первый заявил сбитую «Аэрокобру», а второй отчитался в уничтожении Як-1, став асом с 5 победами. Ещё на две «Аэрокобры» претендовали пилоты II./SG 2 гауптман Гюнтер Блекманн (Günther Bleckmann) и обер-фельдфебель Герман Бухнер (Hermann Buchner).

Возможно, именно в этом бою был подбит Як-1 №36157 лейтенанта И.Т. Кружалина из 402-го ИАП, время вылета которого пока не установлено. Лётчик совершил вынужденную посадку в районе посёлка Хаджи-Булат. Его машина с пробитой водяной системой, рулём поворота и погнутым винтом нуждалась в ремонте. Что касается «Аэрокобр», то лётчики 9-го Гв.ИАП действительно вели в это время бои, но пришлись они на район Херсона, что гораздо северо-восточнее от района описываемых событий.

Самый результативный бой

Для очередного налёта, который состоялся около 16:00, немцы задействовали 30–31 Ju 87 под прикрытием шестёрки Bf 109. По немецким данным, целью удара был район северо-западнее Геническа, но советские документы говорят о том, что основные бои произошли снова в районе переправ.

Отражавшие удар лётчики 291-го и 402-го ИАП действовали почти с одинаковой результативностью. Первые группы советских истребителей были связаны боем немецкими группами расчистки воздуха. На победу старшего лейтенанта О.П. Макарова из 402-го ИАП немцы ответили результативной атакой по Як-1 №10146 его однополчанина младшего лейтенанта А.А. Малашина в районе Камышевка. Лётчик воспользовался парашютом и благополучно приземлился в расположении советских войск, а на следующий день прибыл в свой полк. После схваток с истребителями советские лётчики атаковали пикировщики. Младший лейтенант К.В. Подбуртный заявил один Ju 87 в районе Чучак, а второй восточнее острова Русский сбил лейтенант С.П. Шпуняков.

Для наращивания усилий в воздух были подняты дополнительные группы 291-го и 402-го ИАП, и в итоге в отражении налёта были задействовано в общей сложности 16 «Яков» 265-й ИАД. Преследуя бомбардировщики, светские лётчики заявили пять Ju 87 и один Bf 109. Из состава 291-го ИАП побед добились капитан С.И. Новиков, старший лейтенант А.Ф. Лаврёнов и младший лейтенант Г.М. Мацковский. Последний вместе со своим Як-9 №0233 из вылета не вернулся. По одному «Юнкерсу» и «Мессершмитту» заявили лётчики 402-го ИАП лейтенанты Ш.М. Абдрашитов и Н.Т. Конукоев.

По всей видимости, с той же группой бомбардировщиков вели бой и лётчики 9-го Гв.ИАП, которые записали на свой счёт две победы над Сивашом северо-западнее Томашевки – их заявили старший лейтенант И.В. Тимофеенко и лейтенант И.Д. Белокудренко.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Лётчики 402-го ИАП обсуждают итоги успешного вылета. На фюзеляже «Яка» видна эмблема птичьего крыла — «визитная карточка» 3-го ИАК

С немецкой стороны победы над Як-9 в районе переправ заявили пилоты «Фокке-Вульфов» гауптман Гюнтер Блекманн и унтер-офицер Ганс Шварц (Hans Schwarz), но чётко соотнести советские потери с их заявками не получится. Если Малашин точно стал жертвой «Фокке-Вульфов», то Мацковский мог быть сбит зенитками или стрелками бомбардировщиков, увлёкшись преследованием. По сводкам 17-й армии вермахта известно, что в 5 километрах севернее Джанкоя был сбит один советский самолёт, выпрыгнувший пилот которого попал в плен.

После налёта немцы выслали в район переправ «Мессершмитты» на свободную охоту. В районе посёлка Ашхадан около 17:35 состоялся бой лётчиков 291-го ИАП с пилотами II./JG52. В ходе боя пара лейтенантов С.П. Калугина и Н.Я. Свидетелева сошлась в лобовой атаке с двумя Bf 109. Калугину удалось зажечь одного из противников, но из-за напряжённого боя падения советские лётчики не наблюдали. Позднее пришло подтверждение, что сбитый «Мессершмитт» упал севернее села Ашхадан (ныне Красноармейское). В этом же бою третью за день победу записал на свой счёт унтер-офицер Хайнц Эвальд.

Во избежание сильного противодействия четвёртый налёт немецкие бомбардировщики произвели с наступлением сумерек: около десятка «Юнкерсов» подошли к переправе за облаками и неприцельно отбомбились.

Итоги сражения

По итогам боёв 25 февраля лётчики 265-й ИАД в ходе 71 вылета на прикрытие переправ и перехват записали на свой счёт не менее 18 побед – 12 «Юнкерсов» Ju 87 и шесть «Мессершмиттов» Bf 109. Ещё как минимум один «Юнкерс» числился подбитым. Два бомбардировщика пополнили счёт 9-го Гв.ИАП. Советские зенитчики и пехотинцы претендовали на уничтожение ещё пяти вражеских машин — например, 955-й стрелковый полк 263-й стрелковой дивизии сбил в районе переправ два Ju 87, которые упали в районе посёлка Той-Тёбе.

Находившийся на станции наведения командир 265-й ИАД полковник А.А. Корягин в зоне своей видимости наблюдал падение восьми самолётов. Вероятно, он не ошибся, если брать в расчёт и свои потери: дивизия безвозвратно лишилась трёх «Яков», ещё два нуждались в ремонте.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Як-1 командира эскадрильи 812-го ИАП капитана А.Т. Тищенко, зима 1944 года

По сохранившимся данным люфтваффе, авиагруппа III./SG 3 лишилась всего двух «Юнкерсов». Огнём зениток был подбит Ju 87D-5 W.Nr.141099 «S7+HT» из 9./SG 3, который вынужденно сел в 4 километрах южнее Чучак. Лётчик унтер-офицер Вальтер Рёмер (Walter Römer) и стрелок-радист унтер-офицер Йоханнес Рор (Johannes Rohr) получили ранения. Хотя в некоторых источниках в качестве причины потери второй машины также фигурирует огонь зениток, в донесениях 17-й армии немцев можно прочесть следующее:

«Один наш самолёт в районе Геническа сбит вражескими истребителями. Два члена экипажа выпрыгнули с парашютами над Азовским морем, три лодки высланы для спасения».

Те же донесения дополняют картину, в очередной заставляя сомневаться в полноте сохранившихся данных люфтваффе: в районе расположения 10-й румынской пехотной дивизии совершили вынужденные посадки сразу четыре «штуки»! Не ушла без потерь и румынская 3-я группа пикирующих бомбардировщиков – в бою с советскими истребителями тяжёлые повреждения получила машина с хвостовым номером «30а».

Одного истребителя лишилась II./JG 52 – якобы от огня зениток был потерян Bf 109G-6 W.Nr.20157 «Белая 1», пилот которого унтер-офицер Герхард Бартель (Gerhard Barthel) отделался лёгким ранением. Примечательно, что уже через неделю ему не так повезло – при взлёте с аэродрома Бартель столкнулся с другим «Мессершмиттом» и погиб. Неизвестную степень повреждения якобы по техническим причинам получила одна машина из хорватского отряда 15.(kroat.)/JG 52.

В целом I авиакорпус люфтваффе в ходе этих налётов потерял безвозвратно и серьёзно повреждёнными не менее 6–7 машин, а ещё несколько, вероятно, получили лёгкие повреждения. Эти потери приходятся приблизительно на 140–150 самолётовылетов в район советских переправ. Можно предположить, что половина этих успехов приходится на счёт советских лётчиков-истребителей, которые могли поставить этот день себе в заслугу.

Конец дня остался за советскими лётчиками и зенитчиками. Ночью старший лейтенант В.А. Егорович из 402-го ИАП подбил «Хейнкель» He 111H-20 W.Nr.700095 из 3./KG 4, который совершил вынужденную посадку на аэродроме Сарабуз. Экипаж унтер-офицера Рольфа Пласса (Rolf Plaß) получил ранения. В свою очередь, советские зенитчики в ту же ночь расправились с He 111H-20 W.Nr.700140. Один из офицеров из II./JG 52 наблюдал с земли, как горящий «Хейнкель» упал на землю на советской территории в 10 километрах от линии фронта. Экипаж технического офицера группы I./KG 4 обер-лейтенанта Рудольфа Метцига (Rudolf Metzig) числится пропавшим без вести. 9 июня 1944 года опытный лётчик был посмертно награждён Рыцарским крестом.

«Драконы» над «Гнилым морем»
Bf 109G-6 лейтенанта Вальтера Вольфрума, эскадрилья 5./JG 52, аэродром Грамматиково, Крым, март 1944 года. Художник Клаэс Сундин.

Налёты на переправы дорого обошлись немцам, но битва за Крым для 265-й ИАД только начиналась — праздновать победы было рано. При отражении последующих налётов такого результата лётчикам дивизии достичь не удалось, а потери выросли. Так, 11 марта лётчики дивизии доложили о 22 победах, при этом сохранившиеся немецкие документы не подтверждают ни одной безвозвратной потери. Из состава румынской группы пикировщиков в тот день истребителями был повреждён лишь один Ju 87. За такие скромные успехи пришлось заплатить потерей шести «Яков» и пятерых лётчиков, а при налётах на переправы экипажам «Юнкерсов» и «Фокке-Вульфов» удалось разрушить 60 погонных метров моста и повредить шесть понтонов!

Ещё большие повреждения переправы получили 14 марта, когда в результате бомбардировок было разрушено 180 погонных метров деревянного и 26 погонных метров наплавного моста. Лётчики 265-й ИАД заявили 16 побед при потере двух «Яков» вместе с лётчиками. Немцы потерь не признают, у румын получили повреждения два Ju 87.

Асы групп II./JG 52 и II./SG 2, всё больше концентрировавшие свои усилия на северной части Крыма, в последующих боях не раз сумели нанести корпусу генерал-майора Савицкого серьёзные потери. За месяц боев, с 27 февраля по 26 марта 1944 года, при выполнении боевых заданий части дивизии лишились безвозвратно не менее 13 «Яков» и 12 лётчиков. Из участников боёв 25 февраля в последующих боях за полуостров погибли старший лейтенант В.Н. Куликов (11+0 побед), младший лейтенант А.А. Малашин, старший лейтенант А.Ф. Лаврёнов (27+3), лейтенант Ш.М. Абдрашитов (18+0). Лейтенанты С.П. Шпуняков (16+0) и В.Д. Шишкин (7+0) получили серьёзные ранения.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх