Авиаторы и их друзья

78 933 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Михайлов
    Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Вывезли, наконец-то... ( https://www.roscosmos.ru/28956/ ). Теперь порядка 9 месяцев ждать окончания испытаний...Отправка российск...
  • Господин Никто
    Спасибо за интересную и любопытную информацию, Семён !Этот день в авиац...

Что Россия и Китай хотят продавать в Иран

Оружейное эмбарго подходит к концу

Что Россия и Китай хотят продавать в Иран Истребители МиГ-29 позволяют перейти из второго и третьего поколений авиации в новое – четвертое – измерение боевой техники. Фото Артема Катранжи

Осенью истекает срок эмбарго на поставки оружия Ирану, наложенного резолюцией Совбеза ООН № 2231. Вашингтон хочет продлить его, сделав фактически бессрочным, говорится в заявлении государственного секретаря Майка Помпео от 9 мая. Россия и Китай категорически против, о чем в письмах генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу сообщили министры Сергей Лавров и Ван И. Готовясь к дебатам в Совете безопасности, ключевые стороны высказали свои позиции. Но можно предположить: чем и когда бы ни закончилась дискуссия в ООН, Москва и Пекин будут продвигать свое оружие на иранский рынок.

Почему?

Есть ряд веских причин. Первая: Ближний Восток разделен на противоборствующие стороны, и для предотвращения сползания к крупному вооруженному столкновению необходимо поддерживать баланс между основными игроками, а это невозможно без поставок Тегерану. Ведь лагерь, традиционно ориентирующийся на США, активно закупает военную технику и проводит модернизацию собственных вооруженных сил. Вторая: Вашингтон объявил Россию и Китай своими главными противниками, ввел против них многочисленные экономические санкции и обложил таможенными пошлинами, провоцируя на ответные шаги.

Вооружить Иран, который занимает почетное третье место в списке врагов Вашингтона, – отличная возможность для этого. Третья причина: Москва и Пекин желают усилить собственные позиции в регионе, богатом углеводородным топливом и тем самым получить больше возможностей влиять там на ситуацию.

Отсюда напрашивается вывод: вопрос даже не в том, сохранится или нет оружейное эмбарго, а в том, когда и какие технику и технологии Москва и Пекин предложат Тегерану и что он сам будет просить и оплачивать. За последние месяцы эксперты разных стран давали прогнозы относительно предстоящих закупок. Представляется, что большинство предсказаний носят нереалистичный характер, поскольку в них берется за основу существующий арсенал Вооруженных сил Ирана и редко делаются поправки на долгосрочную политику военного строительства, проводимую властями страны, а также перспективы развития ее собственного оборонно-промышленного комплекса.

Нет сомнений, что Тегеран продолжит курс на всестороннее развитие собственной «экономики сопротивления» и именно туда, а не в закупки будут вкладываться основные финансовые средства. Импорт же будет финансироваться «по остаточному принципу», что, собственно, мы и наблюдали на протяжении всего существования Исламской Республики, начиная от ее провозглашения в 1979 году. Дело в том, что «политика максимального давления на Иран» Дональда Трампа приносит свои плоды. Главным результатом стало значительное падение доходов Ирана от экспорта сырой нефти. Поступления в твердой валюте существенно сократились, что сильно ограничивает потенциальные возможности Тегерана по оплате импорта. Поэтому пока будут действовать американские санкции, как их сформулировал Трамп, ожидать большого объема военных поставок Ирану не приходится. И для реализации собственных планов в регионе Москве и Пекину следует предложить Тегерану подержанную технику вместе с технологиями по поддержанию ее в исправном состоянии. Подобный подход, конечно, не принесет больших финансовых поступлений, но зато решит многие военно-политические задачи.

Что?

Наиболее интересным в данном контексте представляется предложить Тегерану авиатехнику со складов хранения МО РФ, в первую очередь – легкие истребители МиГ-29. Чем хорош данный тип, мы поговорим ниже, а пока заметим: ничего лучшего в данном классе Пекин предложить не сможет. Да, у него есть неплохой экспортный истребитель FC-1, принятый в 2007 году на вооружение в Пакистане как JF-17 Thunder, а также J-10 – более тяжелый, но тоже легкого класса, созданный для собственных ВВС и пока не поставлявшийся за рубеж. Эти машины пошли в производство сравнительно недавно (J-10A/S с российским мотором – в 2002 году, полностью локализованный J-10B – в 2010-м), потребности ВВС НОАК все еще не удовлетворены, а посему поставок «из наличия» в обозримой перспективе Китаем не планируется. А новые самолеты не столь дешевы, чтобы Иран мог их покупать сотнями, принимая во внимание известные финансовые ограничения.

Китай реализует снятую с вооружения технику через специализированную компанию POLY Technologies, Inc., обладающую соответствующими лицензиями властей. Однако ее нынешний «ассортимент» ограничен истребителями первого (J-6/МиГ-19), второго (J-7/МиГ-21) и третьего (FH-7) поколений, сильно уступающими МиГ-29. Для Ирана эта техника не представляет интереса, ведь по тактико-техническим характеристикам она уступает американской, закупленной еще при шахе.

Старый МиГ неба не испортит

Вернемся к МиГ-29. Производственная программа по нему завершилась в России с выпуском более 1,5 тыс. машин (без учета палубного МиГ-29К и его аэродромных модификаций – они де-факто представляют другой, более современный и универсальный тип самолета). Сегодня эта модель (варианты 9.12 и 9.13) де-факто снята с вооружения Воздушно-космических сил РФ: на нем не летает ни один авиаполк полного состава. Подобные самолеты сохранились лишь в центрах – учебных и боевого применения. Между тем при развале СССР Россия унаследовала большую часть советского парка МиГ-29 общей численностью 800 единиц (по состоянию на 1991 год). Остальные (примерно 350) достались нескольким странам СНГ, в том числе Украине – до 240 и Белоруссии – 80.

На рубеже веков в частях и центрах ВВС России насчитывалось около 340 боевых МиГ-29, а с учетом двухместных учебных – более 400. После развала СССР наши военные брали МиГи у промышленности очень ограниченно: менее 20 МиГ-29С в начале 90-х и по совокупности около 50 МиГ-29СМТ/УБТ в новом веке. Сегодня даже эти – самые продвинутые в техническом смысле самолеты семейства выведены из активного парка действующей армии, сохранившись в строю лишь символически.

Начиная с позапрошлого года Россия занимается раздачей ближайшим союзникам сохранившихся в летном состоянии МиГ-29. До 30 машин безвозмездно передали Сербии, Монголии и Сирии. Кроме того, СМИ публикуют заметки о МиГ-29 в Ливии с предположением об их поступлении из России или Белоруссии. Между тем у этих двух государств совокупно имеется до 500 старых МиГ-29, из которых не менее половины можно без больших затрат вернуть в летное состояние.

200–300 МиГов покроют реальные потребности ВВС и Сирии, и Ирана – двух стран, которые ныне выступают ближайшими союзниками России в регионе. Так, сегодня боевой авиапарк персов насчитывает до 200 истребителей американского происхождения (F-4, F-5 и F-14), до 100 китайского и французского (J-7 и Mirage F1) и около 100 МиГов и Су. Согласно западным источникам, боеготовность составляет около 60% для американских и 80% – китайских и российских самолетов.

Новый взгляд на МиГи

Как известно, любой самолет представляет собой компромисс. При разработке МиГ-29 первоначального облика основной упор делался на маневренный воздушный бой, и авиаконструкторы пошли на малые дальность полета и величину боевой нагрузки, ограничив арсенал управляемых средств поражения ракетами «воздух-воздух». Словом, варианты 9.12 и 9.13 оптимизированы для задач защиты воздушного пространства страны и малопригодны в качестве ударных. Поставки подобных машин Ирану укрепят его систему ПВО, не представляя большой угрозы для стран-соседей, что важно в геополитических раскладах.

Передача МиГов персам на безвозмездной основе или за небольшую плату сделает возможным перевооружение истребительной авиации ВВС Ирана на самолеты четвертого поколения. При этом копии американских тактических истребителей третьего поколения F-5E/F, выпуск которых был недавно налажен местной промышленностью, тоже пригодятся: их можно пристроить в части, специализирующейся на огневой поддержке войск.

Безвозмездно не значит – даром

Безвозмездная передача старой авиатехники со складов хранения зачастую критикуется как разбазаривание богатств страны и т.п. Однако подобные аргументы несостоятельны, что подтверждает мировая практика. Американцы бесплатно передают подержанные истребители F-16А своим союзникам, причем не всегда ближайшим, – в качестве примера приведем Индонезию и Ирак. Сообразно укрепляя наших союзников на Ближнем Востоке, мы тем самым укрепляем собственные позиции в интересующем нас регионе и получаем дополнительные рычаги воздействия на обстановку там. Тем более что сирийцы и иранцы вместе с нашими военнослужащими борются против общего врага – международного террористического интернационала.

Безвозмездная передача вовсе не означает отсутствие всяких финансовых поступлений. Старая авиатехника требует усилий для поддержания в исправном состоянии, и соответствующие мероприятия будут, конечно, оплачиваться страной-владельцем. Значительная часть расходов пойдет на приобретение запасных частей, инструментов и приспособлений, что на практике невозможно без вовлечения в процесс отечественных конструкторских бюро, авиастроительных и ремонтных заводов, а также фирм-комплектаторов. Они будут получать некое зарубежное финансирование.

Существует и высокая вероятность того, что, получив МиГи, Иран захочет провести их модернизацию. И здесь отечественным фирмам есть что предложить. Недавно РСК «МиГ» передал Индии партию самолетов, прошедших глубокую модернизацию по проекту «МиГ-29UPG». Они отличаются новыми двигателями РД-33М-3 с повышенным ресурсом, новой радиолокационной станцией «Жук-МЭ», измененной конфигурацией фюзеляжа путем увеличения гаргрота, установкой аппаратуры дозаправки в воздухе, расширенной номенклатурой средств поражения и другими улучшениями. Проведены мероприятия по доведению срока службы до 40 лет. Подобная модернизация значительно – в разы – увеличивает боевые качества крылатой машины и стоит весьма недешево (сравнима с остаточной стоимостью самолета). Разоренная восьмилетней войной Сирия вряд ли изыщет средства на подобные работы, а Иран – вполне.

Персы самостоятельно освоили ремонт большой номенклатуры авиатехники, включая закупленные при шахе американские истребители, благодаря чему часть парка этих машин (совокупно до 200 F-4, F-5 и F-14) до сих пор выполняет полеты. Они принадлежат ко второму и третьему поколениям сверхзвуковых истребителей. МиГ-29 представляет четвертое поколение, и для местной промышленности интересен тем, что, освоив его ремонт, она поднимется на следующую ступеньку развития. Передача соответствующей документации, авторская поддержка конструкторского бюро и другие мероприятия выполняются за счет страны – владельца авиатехники.

Следующим источником средств российской оборонки станет продажа средств поражения, включая ракеты, бомбы, снаряды для авиапушек и т.п. Иран имеет довольно развитую сеть предприятий, занятых в производстве различных боеприпасов. Номенклатура их продукции довольно широка – от выстрелов к авиапушкам и свободнопадающих бомб до ракет типа «воздух-поверхность» и «воздух-воздух» на основе американских разработок. Решение о налаживании выпуска таковых для применения на МиГ-29 потребует тесного сотрудничества с отечественными разработчиками и производителями.

Представляется, что предложение по МиГ-29, если таковое будет сделано Москвой, найдет позитивный отклик в Тегеране. Во-первых, это позволит ему в короткие сроки провести перевооружение истребительной авиации с самолетов второго и третьего поколений на четвертое. Во-вторых, откроет возможность задействовать собственную промышленность – авиазавод HESA в Исфахане, ремзавод PARS Aviation Services и др. – подняв их на более высокий технологический уровень. В-третьих, переход на российскую технику с американской, которая пока превалирует в авиапарке Ирана, поддержит «антиамериканский» вектор развития местной «экономики сопротивления». В-четвертых, МиГ-29 в количестве до 40 единиц уже находится на вооружении ВВС Ирана (поставки 1990–1994 годов), освоен и изучен в частях, пользуется хорошей репутацией.

Дальнейшим интересным развитием событий может стать проект по лицензионному выпуску российской авиатехники. Ранее высокопоставленные представители администрации президента Исламской Республики выражали желание наладить у себя в стране серийный выпуск истребителей Су-30МКИ. Если же состоится передача большой партии подержанных МиГ-29, то лучшим решением по местной сборке станет новая разработка РСК «МиГ» – многоцелевой истребитель МиГ-35. А это на долгое время закрепит российское присутствие в Иране. 

Владимир Карнозов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх