Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»

Самопожертвование советских летчиков, массово шедших на воздушные тараны, заставило командование Люфтваффе выпустить директиву, запрещавшую своим пилотам сближаться с русскими на опасное расстояние. Но это далеко не всегда помогало, и даже опытные асы становились жертвами безусых юнцов, шедших на смертельные тараны с врагом.


Настоящей легендой советской истребительной авиации стал Борис Ковзан, совершивший четыре таких тарана, а в трех случаях даже сумевший посадить покалеченную машину на свой аэродром.



Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»


Герой Советского Союза Борис Иванович Ковзан


Рожденный летать и сражаться

Уроженец города Шахты Ростовской области родился 7 апреля 1922 года. Вырос в белорусском городе Бобруйске, в который переехал вместе с родителями. Там же окончил 8 классов средней школы.

В 1939 году поступил в Одесскую военную авиационную школу, которую окончил за год до войны, освоив принципы ведения воздушного боя и точного бомбометания.
Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»

Воинскую службу продолжил в Западном Особом военном округе на территории Гомельской области (Белоруссия), оттачивая летное мастерство и готовясь к скорому противостоянию с истребителями гитлеровской Германии. Летал на устаревшем истребителе И-15 бис, который должен был бы стать легкой мишенью для прошедших всю Европу немецких асов.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»


Советский истребитель И-15 бис

Начало Великой Отечественной было ошеломляющим. Советский Союз потерял огромное количество своей боевой техники. Потери самолетов, многим из которых немцы даже не дали возможности взлететь со своих аэродромов, были просто катастрофическими, поэтому каждый истребитель был на вес золота.

В первое прямое боестолкновение с врагом Борис Ковзан вступил уже 24 июня, на третий день войны. На своем И-15 бис он атаковал немецкий бомбардировщик Хейнкель-111 (по другим данным, Дорнье-215), отправив его горящим на землю.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»


Немецкий бомбардировщик Дорнье-215

Уже осенью 1941 года его перевели служить под Москву. Борис «оседлал» более современный самолет Як-1, который на несколько месяцев стал его настоящим другом и спасителем.

Срезать фашисту хвост

Летчик в составе группы неоднократно вылетает на боевые задания, отгоняя немецкие бомбардировщики, пытающиеся прорваться к столице. Он вступает в воздушные бои, но похвастаться новой звездочкой на фюзеляже своего истребителя никак не может.

О первом его таране, совершенном 29 октября 1941 года, различные источники сообщают по-разному. Одни говорят, что Борис возвращался с боевого задания, во время которого расстрелял весь боезапас. Другие утверждают, что боеприпасы у нашего пилота закончились уже во время боя с гитлеровским самолетом-разведчиком Ме-110.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»



Как бы там ни было, но не желающий упустить врага Борис Ковзан срезал его хвостовое оперение винтом своего самолета. Нужно понимать, какой виртуозной техникой полета должен был обладать летчик для этого.

Вошедший в пике немецкий разведчик взорвался на земле, а советский пилот вернулся на аэродром, доложив командованию об итогах боевого вылета. При этом совершенный таран он особым подвигом не считал.

Враг не пройдет

21 (по некоторым источникам, 22) февраля 1942 года группа «Яков» вылетела для прикрытия передвижения войск по шоссе Москва-Ленинград в район города Торжка Тверской области.

Увидев в воздухе три немецких бомбардировщика Ю-88, Борис Ковзан отважно атаковал один из них, уклоняясь от встречного огня. В круговерти воздушного боя он даже не заметил, как расстрелял все боеприпасы, так и не выполнив поставленную задачу.

Тогда младший лейтенант Ковзан решил повторить свой излюбленный трюк. И ему это удалось! Потерявший хвостовое оперение Юнкерс врезался в землю, а советский пилот благополучно вернулся на аэродром.

История о том, как Борис Ковзан сбивает немецкие самолеты, быстро обросла разнообразными подробностями и облетела весь Северо-Западный фронт. Поговаривали, что сам Геринг отдал приказание никогда не сближаться с «невменяемыми русскими», чтобы не дать возможность последним совершить воздушный таран.

Но когда 7 июля 1942 года представленный к награждению орденом Ленина младший лейтенант Борис Ковзан срезал винтом хвост и у третьего истребителя врага, он стал настоящей легендой. И самое интересное – вновь, как ни в чем не бывало, вернулся на аэродром на своем Як-1.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»


Советский истребитель Як-1

Готов отдать жизнь за Родину

А вот с четвертым тараном Борису Ковзану не повезло. Хотя огромным везением уже оказалось то, что он остался в живых.

13 августа 1942 года в небе над Старой Руссой Новгородской области его самолет возвращался с боевого задания. Как всегда, с расстрелянным до последнего патрона боекомплектом.

Неожиданно из облаков вынырнуло звено немецких истребителей Ме-109. Быстро смекнув, что советскому пилоту нечем отстреливаться, гитлеровцы начали играть с ним в кошки-мышки, используя Як-1 в качестве воздушной мишени.

Методично расстреливая истребитель Ковзана, совершавший немыслимые фигуры высшего пилотажа, им удалось разбить фонарь его кабины, тяжело ранив самого летчика (пуля выбила ему глаз). Желая отдать свою жизнь подороже, летчик развернулся и попытался совершить лобовой таран.

На удивление фашист тоже не струсил. Лобовое столкновение было такой силы, что оба самолета разлетелись на мелкие части. Немец погиб на месте, а Ковзана выбросило из разбитой кабины.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»


Лобовой таран

Спасибо ангелу-хранителю

Впоследствии он так и не смог точно вспомнить, дергал ли за кольцо парашюта, или его открыла неведомая сила. Ну как открыла… Не полностью. Летчик на большой скорости понесся к земле и упал в местное болото.

Он бы наверняка утонул, если бы не работавшие невдалеке крестьяне, которые вытащили Бориса Ковзана из болота и спрятали буквально за несколько минут до того, как на место прибыла немецкая поисковая команда (бой шел над оккупированной территорией).

Полицаи и фашисты поверили словам бывшим колхозников, утверждавших, что советского пилота поглотила трясина. Тем более что самим очень не хотелось измазывать сапоги «русской грязью».

Уже через пару дней Бориса переправили к партизанам, откуда эвакуировали на Большую землю.

Добиться своего любой ценой

Тяжело раненого летчика врачам все-таки удалось спасти, хотя поврежденный правый глаз потребовалось для этого удалить. Позже Борис Ковзан рассказывал, что проведенные в госпитале 10 месяцев стали самыми сложными в его жизни.

Он почти полностью восстановил здоровье, но медицинская комиссия признала летчика негодным к службе истребительно авиации. Это стало жестоким ударом для парня, которому едва исполнился 21 год.

Но не таков был характер героя, он настолько «достал» членов медицинских комиссий, что, в конце концов, ему разрешили летать без ограничений. И это с одним глазом!!!

Маленький винтик большой Победы

До конца войны на счету Героя Советского Союза Бориса Ковзана было 28 воздушных побед, четыре из которых – при помощи тарана.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»



Правда, молодецкая удаль немного поутихла, и больше на тараны он не шел.

После войны он летал на реактивных самолетах и учил этому молодое пополнение. В отставку полковник Ковзан вышел в 1958 году в результате массового сокращения Советской Армии.

Некоторое время проживал в Рязани, где руководил местным аэроклубом, после чего переехал в столицу советской Белоруссии. Умер 31 августа 1985 года.

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»



Его именем названы улицы в нескольких городах бывшего СССР, а в 2014 году Почта России выпустила почтовую марку, посвященную подвигу этого неординарного человека.

Автор: Заблоцкий Роман

«Вбомбить в каменный век». Американская операция «Раскаты грома»

Начавшаяся 2 марта 1965 года ВВС армии США операция «Раскаты грома» знаменательна не только тем, что стала наиболее масштабной бомбардировкой, проводившейся ими со времен окончания Второй мировой войны. Эта, длившаяся более трех с половиной лет серия авиаударов ознаменовала собой роковой шаг Соединенных Штатов во вьетнамской авантюре, в конечном итоге приведшей и американские вооруженные силы, и государство в целом к небывалому в их истории военному позору. А также – стала образцом стратегии Вашингтона в деле уничтожения «неправильных», непокорных ему стран.
Той самой стратегии, которая продолжает применяться и по сей день – с ничуть не меньшими размахом и цинизмом.
Для начала, немного предыстории. То, что США, видя полную бесперспективность собственных попыток сломить Северный Вьетнам, ограничиваясь лишь поставками вооружений, подготовкой солдат и офицеров Вьетконга и малым контингентом собственный войск, «влезут» в этот конфликт, что называется, по уши, стало ясно уже в 1964 году. Последовавшие один за другим два инцидента в Тонкинском заливе, представлявшие из себя явные провокации (второй из них, по мнению многих историков, и вовсе был чистой воды инсценировкой), стремление обступивших со всех сторон президента Линдона Джонсона «ястребов» устроить «маленькую победоносную войну» - все к тому и вело.
Соединенным Штатам очень хотелось получить реванш за крайне болезненное поражение, полученное десятилетие назад в Корее – естественно, не столько от местных партизан, сколько от Советского Союза и коммунистического Китая. Воинственные амбиции Вашингтона изрядно подпитывало еще и то, что со смерти Сталина, чьи соколы в корейском небе в пух и прах разносили целые эскадрильи американских стервятников, тоже минуло уже больше 10 лет. Аналитики из Госдепа и Пентагона считали, что сменивший его Хрущев не станет вмешиваться в новую заваруху в Юго-Восточной Азии, и, скорее всего, предпочтет предоставить маленький и храбрый Вьетнам его трагической судьбе.
Официальным поводом для нанесения первых ударов в рамках «Раскатов грома» стала серия удачных операций местных партизан по расквартированным во Вьетнаме военным объектам армии США – вертолетной базе, школе подготовки сержантского состава, осуществленных в феврале 1965 года. Каждый раз американская авиация наносила единичные удары в качестве «возмездия», но в Вашингтоне решили, что всего этого мало и принялись за дело с истинным размахом. Подписывавший директиву о начале «Раскатов грома» глава Белого Дома с предельным цинизмом назвал ее «серией воздушных рейдов по выборочным целям, исключительно взвешенных и ограниченных».
Согласитесь, крайне сложно применить эту характеристику к ливню из бомб, сыпавшемуся на головы вьетнамцев на протяжении, как уже было сказано трех с половиной лет! При этом ни о какой «избирательности» речь не шла в принципе – целями для нанесения ударов становились, по большей части, объекты, к военной инфраструктуре Северного Вьетнама ни малейшего отношения не имевшие - жилые кварталы, больницы, дамбы. Американские бомбардировщики методично стирали с земли целые деревни, буквально выжигали не только скрывавшие партизан джунгли, но и рисовые поля, совершенно осознано стремясь вызвать в стране голод.
Собственно говоря, впоследствии достаточно высокопоставленные лица из политического «истеблишмента» Вашингтона прямо признавали – целями чудовищных по своим масштабам и жестокости бомбардировок было не достижение некоего стратегического военного превосходства, а стремление сломить волю всего вьетнамского народа к сопротивлению. Таким образом лидеров не желавшей сдаваться крохотной страны планировали «усадить за стол переговоров» с тем, чтобы они подписали «мир» на американских условиях – то есть полную и безоговорочную капитуляцию.
Широко известное всем и достаточно часто цитируемое сегодня в качестве определения одной из ведущих «внешнеполитических стратегий» Вашингтона выражение «вбомбить в каменный век» - никакая не «выдумка кремлевских пропагандистов», а самое что ни на есть доподлинное высказывание одного из вдохновителей описываемого мной колоссального варварства ХХ века. Изрек эти жуткие слова никто иной, как генерал ВВС США Кёртис Лемей, пребывая в твердой уверенности, что вьетнамцы должны «втянуть свои рога» и сдаться. В противном случае, как он был уверен, «лучшим рецептом решения проблемы будет вбомбить их в каменный век». Именно это год за годом и делалось.

Понятное дело, что не обошлось и без кровной заинтересованности высших чинов Пентагона и воротил военно-промышленного комплекса США. За время авиаударов американская армия испытала множество (по некоторым данным – более тысячи) новых видов вооружения и боеприпасов, от авиабомб до боевых самолетов. Именно в процессе «Раскатов грома» были впервые применены новые машины ВВС США - F-4 и F-111. Первый – многоцелевой истребитель-бомбардировщик, второй – тактический бомбардировщик дальнего действия. А уж сколько миллионов было заработано военными заводами Соединенных Штатов, которые, как заведенные штамповали смертоносный груз для этих стервятников – вряд ли вообще поддается учету.
Трагедия Вьетнама стала, по сути дела, лишь логическим продолжением и «творческим развитием» изуверской, человеконенавистнической и откровенно подлой тактики «бесконтактной войны», выработанной Соединенными Штатами и их главным союзником, Великобританией еще в годы Второй мировой. Каково было военно-стратегическое значение уничтожения Дрездена и десятков других немецких населенных пунктов, размером поменьше, совершенное авиацией союзников 13-15 февраля 1945 года? Зачем был стерт с лица земли, сожжен безо всяких атомных бомб Токио, где только во время авианалетов 26 февраля и 10 марта 1945 года американские вояки уничтожили более 100 тысяч человек? Эти военные преступления стали «фирменным знаком» ведения войны по-американски, первыми звеньями в цепи чудовищных массовых убийств, протянувшейся затем через годы в Югославию, Ирак, Ливию, Сирию...
По разным оценкам во время проведения «Раскатов грома» погибло от 50 с лишним тысяч до 200 тысяч мирных жителей Вьетнама. Может ли быть у такого деяния срок давности? Впрочем, и легкой прогулки для американских летчиков тоже не получилось. Расчет на то, что Советский Союз останется в стороне, оказался грубейшей ошибкой Вашингтона. Хрущева сместили с поста Генсека в 1964 году. Договор о взаимопомощи, в том числе и военной, был заключен между нашей страной и Вьетнамом в 1965-м. И уже 24 июля того же года первый американский воздушный налетчик был сбит советским ЗРК С-75 «Десна». Бойцы наших ПВО стали ужасом пилотов ВВС США – точно так же, как это было во время войны в Корее, за которую они так хотели поквитаться.

До конца войны СССР поставил Вьетнаму около сотни таких комплексов, тысячи ракет к ним. Авиация вьетнамцев исчислялась уже не единицами, а, опять-таки сотнями истребителей, среди которых стремительно росло число пугавших американцев до икоты МиГ-21. «Раскаты грома» обошлись военной авиации Соединенных Штатов в более тысячи убитых, покалеченных и пленных пилотов. Также в ее ходе было сбито более 900 американских боевых самолета. Сломить патриотизм и мужество вьетнамского народа так и не удалось – дело закончилось скандальными сенатскими слушаниями, приведшими к громкой отставке тогдашнего главы Пентагона. Его обвинили в «напрасной трате ресурсов», а никак не в массовом истреблении мирного населения, но «Раскаты грома» свернули.
Войну американцы, как все помнят, в конечном итоге с треском проиграли. Вот только жаль – это поражение так и не отбило у них желания пытаться вгонять в каменный век целые страны и народы...
Александр Харалужный

Начались летные испытания серийной версии сертифицируемого ударного беспилотника

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх