Авиаторы и их друзья

79 187 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Сигаев
    Сергей, почитайте газеты того времени, в них конечно писали про аварии и катастрофы... но на перегоне Генуя-Милан. h...Этот день в авиац...
  • Владимир Сигаев
    Согласен, связь условная, и объединение было в Оренбурге. "Слились" два города: Серпухов, где Чкалов учился, и Лени...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Прямо скажем, связь - ну очень условная, Чкалов-то там на момент перевода не учился - он в период с 21 по 24 год отуч...Этот день в авиац...

Казанский «Эникс»: «Турецкие беспилотчики предлагали нам сотрудничать»

Армяно-азербайджанский конфликт — первая серьезная война без применения пилотируемой авиации

Беспрецедентная для просторов бывшего СССР активность азербайджанских беспилотников в небе Южного Кавказа порождает немало вопросов. Насколько просто сегодня вооружиться дронами? Как туркам удалось за короткое время продвинуться так далеко в области БПЛА? Почему, в отличие от них, у России до сих пор нет ударных беспилотных аппаратов? В этих вопросах при помощи экспертов разбирался корреспондент «БИЗНЕС Online».

Казанский «Эникс»: «Турецкие беспилотчики предлагали нам сотрудничать»Сбитые и захваченные азербайджанские беспилотники, представленные министерством обороны АрменииФото: © Арам Нерсесян, РИА «Новости»

БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ НЕБО

Первый вопрос: почему у Азербайджана столько типов БПЛА (и, по всей видимости, в значительном количестве), а у Армении явный дефицит с беспилотниками?

Доходы от продажи нефти позволили Баку массово закупать такую технику. Главным поставщиком стал Израиль — одна из двух ведущих (наряду с США) беспилотных держав. Первые образцы приобрели в 2008 году. По данным militarizm.su, это были тактические разведывательные Aerostar, Orbiter 2M и Hermes 450, позже к ним добавился ThunderB. Но интересы Азербайджана были куда шире, поэтому в 2011-м он начал лицензионную сборку Orbiter 2M и Aerostar, потом — Orbiter 3, считающегося одним из лучших в своем классе.

В 2017 году сделан следующий шаг — началась сборка дрона-камикадзе Orbiter 1K. Этот 10-килограммовый беспилотник несет 2,5-килограммовую боеголовку с 4 тыс. вольфрамовых поражающих элементов. Высматривая цель, он способен находиться в воздухе до трех часов. Утверждается, что Orbiter 1K способен самостоятельно, без команды, атаковать стационарные и подвижные цели в заданном районе. Если объект для атаки не находится, дрон возвращается на базу. Позже к этому типу добавились барражирующие боеприпасы SkyStriker и Harop.

А сегодня в арсенале Баку появились и классические ударные дроны — турецкие Bayraktar TB2, хотя о том, что они есть у военных Азербайджана, ранее не сообщалось. Не исключено, что в управлении ими участвуют и турецкие разведывательные самолеты, патрулирующие возле армянской границы.

Стесненная финансовыми возможностями Армения пытается обходиться собственными разработками тактических БПЛА и аналогом Harop — Hreesh. Тем более что главный союзник и поставщик вооружений Россия, по сути, ничего, кроме малых разведывательных дронов, предложить не может. «Армения, видимо, не хотела деньги на наши беспилотники тратить, поэтому разработала их сама, — рассказал „БИЗНЕС Online“ эксперт российского совета по международным делам Андрей Фролов. — Да и что мы предложим? То, что можем, — им неинтересно: такого добра на рынке немало».

Казанский «Эникс»: «Турецкие беспилотчики предлагали нам сотрудничать»Доходы от продажи нефти позволили Баку массово закупать БПЛА. Главным поставщиком стал Израиль — одна из двух ведущих (наряду с США) беспилотных державФото: © Арам Нерсесян, РИА «Новости»

«ДАЖЕ НЕ САМЫЕ БОГАТЫЕ СТРАНЫ МОГУТ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ»

В целом складывается впечатление, что сегодня любая страна без проблем может оснастить свою армию беспилотниками, обучить операторов и применять БПЛА и подобное столь же просто, как купить партию автоматов Калашникова. Так ли это?

«Да, беспилотные комплексы стали настолько доступными, что даже не самые богатые державы могут позволить себе закупать не только разведывательные машины и коптеры, но и ударные», — говорит Фролов. Однако, по его словам, в отдельных случаях куплю-продажу могут запретить — есть понятие экспортного контроля.

Кстати, тут вспоминается скандальная история с продажей Азербайджану Orbiter 1K. В 2017-м израильское правительство приостановило своей компании-производителю действие экспортной лицензии на поставку дронов-камикадзе в эту страну. Дело в том, что израильская пресса рассказала о том, что в ходе презентации Orbiter 1K азербайджанцы якобы потребовали на деле доказать его возможности — ударить по армянским позициям в Карабахе.

Как пишет militarism.su, с точки зрения израильских законов, подобные испытания возможны, однако только с разрешения властей. Но, поскольку армяне Карабаха не враги Израиля, разрешение не дали. Штатные операторы, несмотря на угрозы менеджмента компании, отказались проводить такое испытание. Тогда нанести удар по армянским позициям взялся один из руководителей делегации, однако из-за малого опыта не смог точно поразить цель. Израильская прокуратура предъявила обвинения руководству производителя, однако компания отрицала факт применения БПЛА против армян Карабаха. Судя по всему, расследование прокуратуры закончилось ничем, и вскоре экспорт Orbiter 1K в Азербайджан продолжился.

5 октября стало известно, что министр иностранных дел Канады Франсуа-Филипп Шампань приостановил экспорт в Турцию связанных с БПЛА технологий — из-за подозрений, что их применяют в Карабахе.

Казанский «Эникс»: «Турецкие беспилотчики предлагали нам сотрудничать»«Перехватить управление — это навряд ли, — рассказал  главный конструктор казанского АО «Эникс» Валерий Побежимов. — А вот забить канал управления реально»Фото: «БИЗНЕС Online»

САМАЯ ЛЕГКАЯ ЦЕЛЬ

Можно ли доверять азербайджанской информации об уничтожении дронами техники противника и армянским данным о том, что сбиты десятки вражеских БПЛА?

Судя по распространяемым в СМИ видео, азербайджанские дроны-камикадзе крушат армянские ЗРК, РСЗО, гаубицы, танки и грузовики с личным составом. «Часть азербайджанских видео с ударами по технике противника подтверждается фото с земли, да их не так много, чтобы заподозрить фальсификацию, — говорит Фролов. — И если к аналогичным турецким видео возникали вопросы по поводу ряда несуразностей, например об уничтожении „Панциря“ в Сирии, то здесь все очень правдоподобно». Тем не менее точно оценить интенсивность работы беспилотников мы не можем, поскольку ничего не знаем об общем количестве самолетовылетов.

Ереван, судя по информации из зоны боевых действий, в противостоянии «снаряд – броня» выбрал вторую роль, больше надеясь на купленные в России средства ПВО (прежде всего ЗРК «Оса-АК», «Тор-М2КМ») и радиоэлектронной борьбы (РЭБ, «Репеллент», Р-325У и собственная разработка «Шгарш», подавляющая сигнала со спутников GPS и ГЛОНАСС). Сообщалось, что удалось сбить десятки БПЛА: Orbiter 1K, Orbiter 3, Orbiter 2, SkyStriker, Harop и даже стратегический разведчик Hermes 900. Более того, утверждается, что некоторые из них удалось перехватить и посадить неповрежденными при помощи систем РЭБ.

«Перехватить управление — это навряд ли, — рассказал „БИЗНЕС Online“ директор — главный конструктор казанского АО „Эникс“ Валерий Побежимов. — А вот забить канал управления реально. Но такая аппаратура действует только на небольшом расстоянии, не более 10 километров, — мощность нужна громадная».

Вместе с тем он скептически оценивает возможность выживаемости относительно больших ударных Bayraktar. По его мнению, они эффективны только при условии слабой ПВО противника. В противном случае это выбрасывание денег (каждый такой аппарат стоит $5 млн) на ветер. «Большой ударный беспилотник — самая легкая цель, их быстро собьют», — говорит он. Между тем азербайджанская сторона утверждает, что именно Bayraktar нанесли наибольший урон противнику.

Может ли Россия получить какую-то ценную информацию, если ее допустят к сбитым беспилотникам? «Нет, — уверен Побежимов. — Для нас в БПЛА самое главное — отработанный, серийно выпускаемый двигатель, а все остальное есть у самих». Схожей точки зрения придерживается Фролов: «Думаю, в Сирии и Ливии мы всю информацию по Bayraktar получили. Что касается израильских, то да, лучше поймем, что и где крепится, но какая от этого ценность?» По словам эксперта, данная информация не решит кардинальный вопрос: как создать и пустить в серию собственную линейку двигателей для БПЛА?

В ближайшее время в серию пойдут российские ударные БПЛА «Орион» и «Корсар», да и казанский «Альтаир» (весь комплекс называется «Альтиус-РУ») рано или поздно доведут до умаВ ближайшее время в серию пойдут российские ударные БПЛА «Орион» и «Корсар», да и казанский «Альтаир» (весь комплекс называется «Альтиус-РУ») рано или поздно доведут до умаФото: © Михаил Воскресенский, РИА «Новости»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ И АВИАМОДЕЛИЗМ

Наконец, еще один немаловажный вопрос: почему у Турции есть относительно тяжелые ударные беспилотники, а Россия их никак сделать не может?

По мнению Побежимова, такая постановка вопроса справедлива. Турки совершили в данной области серьезный рывок, вышли на уровень Китая, при этом почти все сделали сами. «Еще в самом начале своих беспилотных программ они предлагали „Эниксу“ сотрудничество, причем интересовало их все, поскольку стартовали с нуля, с беспилотных мишеней, но мы ответили, что не работаем со странами НАТО», — припомнил он.

Что касается российского отставания в ударных дронах, то Побежимов объясняет его устоявшимися взглядами на концепцию применения беспилотников. В условиях противостояния сверхдержав у СССР не было надобности в подобных комплексах. «Такая война возможна только там, где нет развитой системы ПВО, — объясняет он. — Прорваться через линию фронта ударным беспилотникам типа турецкого невозможно: если уж крылатые ракеты сбивают, то такой аппарат — тем более». Он отметил, что неслучайно тема начала развиваться в стране только в конце 80-х, с наступлением эпохи многочисленных локальных конфликтов.

Но почему за последующие годы турки сделали так много, а Россия так мало? «Во-первых, у них не было ограничений на покупку комплектующих, ноу-хау, — говорит Фролов, отмечая, что при этом у турецких беспилотников, в отличие от многих других тамошних вооружений, нет иностранных „прародителей“. — Во-вторых, в Турции находится база НАТО, где базировались и базируются беспилотники, поэтому больше было информации о том, как работает система. В-третьих, турки спокойно могли учиться на Западе. К примеру, Bayraktar делает компания зятя Эрдогана, и родственник президента учился в Массачусетском технологическом университете. То есть многое могло быть получено в ходе учебы. Плюс политическая воля к решению задачи». Тем не менее по мнению эксперта, в ближайшее время в серию пойдут российские ударные БПЛА «Орион» и «Корсар», да и казанский «Альтаир» (весь комплекс называется «Альтиус-РУ») рано или поздно доведут до ума.

Какие выводы мы можем сделать, наблюдая за действиями БПЛА на Южном Кавказе?

По мнению Фролова, перед нами очередное доказательство того, что беспилотники окончательно вошли в нашу жизнь. Он обратил внимание на то, что столкновение Армении и Азербайджана — первый серьезный локальный конфликт, в котором абсолютно не применяется боевая пилотируемая авиация: она не участвует в поражении наземных целей и влияния на исход операций не оказывает.

А Побежимов предлагает осознать фундаментальную вещь: «В интернете есть турецкий фильм про беспилотные программы этой страны, и в нем не раз подчеркивается, что все начинается с детских увлечений, с авиамоделизма».

Тимур Латыпов



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх