Последние комментарии

  • Алексей Васильев21 февраля, 20:59
    Проблема в том, что подобные гении не понимают одну простую вещь. Россия на своей земле и имеет глубоко эшелонированн...Война в воздухе: Авиация НАТО задавит Су и МиГи числом
  • Амфибрахий Дактилев21 февраля, 20:51
    Поскольку самолетов у нас в разы меньше, чем у НАТО, придётся растить в разы больше Покрышкиных и Кожедубов.Война в воздухе: Авиация НАТО задавит Су и МиГи числом
  • Владимир Барашкин21 февраля, 20:21
    Спасибо за материал!!!Этот день в авиации. 21 февраля

Ответ средней дальности: как США ответят на «нарушения» Договора РСМД

Бабушкины сундуки и новейшие технологии на службе гонки вооружений

США вышли из Договора РСМД и пригрозили России «ответными военными мерами» за нарушения, которые та якобы допустила. Что именно готовятся выставить в поле американские военные — разбирались «Известия».

Напомним, что Договор 1987 года о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) предусматривал ликвидацию имеющихся и полный запрет на развертывание новых ракет наземного базирования (баллистических и крылатых) с максимальной дальностью, лежащей между 500 и 5500 км.

Договор связывал СССР (и связывает до сих пор его «ракетно-ядерные» страны-преемники: Россию, Украину, Белоруссию и Казахстан) и США.

Обилие проектов, которые США анонсировали в прошедшем году на период после ДРСМД, поначалу вызывает некоторую оторопь. Среди них есть и вполне реалистичные, и откровенно завиральные. В любом случае на прилавок вынесено почти всё, что можно было: оборонная промышленность широким бреднем пытается набрать полный портфель НИОКР, встречая понимание военных.

Горбачёв, Рейган

Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев и президент США Р. Рейган подписывают договор в Белом доме, 1987 год / Фото: commons.wikimedia.org/White House Photographic Office

Нужно четко понимать, что большая часть из этого парада военно-технической фантазии, скорее всего, так и останется на бумаге в виде отчетов по «обоснованию технического облика». Однако и того, что можно сделать быстро и при этом для вполне разумной современной тактической ниши, достаточно для пристального внимания к проблеме.

Дешевое и сердитое deja vu

Для начала посмотрим в военный бюджет Соединенных Штатов. Там в интересующем нас разрезе прописана ровно одна-единственная строчка: крылатая ракета средней дальности наземного базирования. Причем прописана она там еще с бюджета 2018 года.

Что это — нарушение еще до роспуска договора? Нет. Дело в том, что юридические формулировки ДРСМД составлены весьма ажурно. Так, разработка образцов вооружений, строго воспрещенных по договору... не запрещена. Возбраняется только летные испытания, серийное производство (в том числе отдельных ступеней и пусковых установок) и развертывание в войсках. А НИОКР без летной программы и производства — сколько влезет.

Поэтому американцы, поэтапно выстраивая схему давления на Россию, и начали с этой строчки, не нарушающей договор, но показывающей серьезность намерений. Что именно они хотели этим добиться и с помощью каких аргументов подкрепляли свою позицию — другой вопрос.

Tomahawk Land-Attack Missile

Фото: commons.wikipedia.com/US Navy / Пуск многоцелевой высокоточной крылатой ракеты BGM-109 Tomahawk  с атомного ракетного крейсера USS Mississippi, январь 1991 года

Что это будет за крылатая ракета, пока сказать трудно. Претендента два. В-первых, можно опять сыграть в ту же игру, что и 40 лет назад, и поставить на автомобильное шасси морской Tomahawk. За этой время семейство ушло вперед, сделалось полностью неядерным и получило новую систему навигации и прицеливания. Дальность такой системы составит примерно 1600 км, а боевые возможности довольно неплохие, даже несмотря на то, что это старый планер от ракеты 1970-х годов, и в однобортном, в смысле — с таким фюзеляжем, уже никто не воюет. 

Второй вариант более современный по идеологии, и затрат тоже требует не то чтобы много. Можно взять авиационную ракету JASSM-ER, которая куда как малозаметнее и прогрессивнее. Правда, и летает не так далеко: при воздушном старте около 1000 км (некоторые считают, впрочем, что производитель прибедняется и реально там до 1300 км), значит, при наземном будет где-то в пределах 600–650 км. Но на подходе уже JASSM-XR с заявленными как минимум 1600 км при запуске с самолета, так что при обеспечении вертикальной совместимости проблем с переходом не будет. Да и взрыв негодования из-за таких ракет вряд ли будет сильным. Правда, такой рассудительный поэтапный подход, деликатно обращающийся с болезненными чувствами визави по «стратегическому диалогу», нынешней администрации не вполне свойственен.

AGM-158 JASSM

Американская высокоточная крылатая ракета AGM-158 JASSM / Фото: commons.wikimedia.org/Robert Frola

Что мы видим в этой области? Зрелую технологию (уже местами перезрелую, если честно), небольшие затраты на НИОКР, короткие сроки реализации. С тактической нишей всё сложнее. Вроде бы — удобное оружие для современной войны, однако если посмотреть на то, сколько в НАТО и, в частности, у США высокоточного оружия большой (400–600 км и более) дальности с морским и особенно воздушным стартом, то сразу возникают вопросы о том, почему это необходимо делать в первую очередь?

Это для России мобильные комплексы крылатых ракет с высокой выживаемостью — чуть ли не природный национальный вид высокоточного оружия в условиях очевидного превосходства НАТО в воздухе и, прямо скажем, не самого могучего в евроатлантическом регионе флота. Зачем такие комплексы нужны США (хотя их и можно сделать быстро и дешево) — уже более сложный вопрос. Можно, конечно, рассмотреть вырожденный случай, когда стороны, поломав ДРСМД, останутся непререкаемо верны новому договору СНВ от 2010 года, строжайше учитывающему крылатые ракеты воздушного базирования с ядерной начинкой и дальностью более 600 км. Тогда резерв высокоточных ядерных сил сдерживания на наземных платформах, не охваченных контрольными режимами, может прийтись к месту.

 Возвращение «Першингов»

Следующий вариант первым делом вспоминают в России, когда речь заходит о крахе ДРСМД. Pershing II в Баварии, подлетное время семь минут. Можем повторить — но в этот раз сразу из Польши, бывшая Польская Народная Республика?

Эта игрушка поломает всю стратегическую стабильность начисто и приведет к очередному ракетно-ядерному кризису — пожалуй, еще более острому, чем 35 лет назад, когда «Першинги» все-таки приехали в Европу. Правда, трудно сказать, какие именно великие тактические возможности он придаст вооруженным силам НАТО в противостоянии с Россией. Разве что займет нишу высокоточного ядерного оружия театра военных действий в условиях уязвимости основных носителей к многослойной российской системе ПВО.

Американская твердотопливная двухступенчатая баллистическая ракета средней дальности MGM-31C Pershing II /Фото: commons.wikimedia.org/DoD

В принципе и этот проект не сказать, чтобы сильно сложен, хотя и явно дороже. Все технологии сохранены и только лучше стали. Нечего уж говорить и про систему донаведения (пресловутый RADAG), которая позволяла ракете уже 40 лет назад в самом конце траектории сравнивать радиолокационный портрет местности под собой с цифровым эталоном в памяти бортовой ЭВМ и корректировать полет, что обеспечивало невиданную по тем временам точность. Это сейчас все избалованы корректируемой баллистикой: «Искандер» с его полностью управляемой траекторией, китайские ракеты с противокорабельными блоками.

Некоторую сложность, конечно, создаст вопрос о пусковой установке. «Першинги» стартовали с мобильных столов на автотягачах, которые, в общем, большой надежностью и высокой боеготовностью не отличались — в сравнении с нормально сделанной мобильной пусковой с минометным стартом из контейнера и комплексом средств привязки, как ее понимают в лучших домах Москвы и Воткинска. Более того, США вообще никогда не делали таких установок, если не считать сомнительные экспериментальные упражнения с малогабаритной межконтинентальной ракетой Midgetman в конце 1980-х годов.

Но при постановке задачи нет ничего невозможного — может быть, только нехватка времени и денег, чего не наблюдается. Однако это было бы уже полумерами, причем недешевыми и не вполне перспективными. Потому что...

...а если за горизонт заглянуть? 

И вот тут армия США развернулась по полной программе. Осенью 2018 года они показали сразу несколько проектов, которые должны в будущем серьезно укрепить огневую мощь американских сухопутных войск.

Сразу скажем, что к нашумевшему проекту «суперпушки», стреляющей на 1800 км (Strategic Long-Range Cannon), трудно относиться серьезно. Во-первых, из-за откровенной технологической сырости — сколько еще потребуется, чтобы выкатить ее хотя бы полигон. Во-вторых, из-за сомнений в реализуемости: это явно будет пушка — пусковая установка, и большой вопрос, какими снарядами-ракетами она сможет стрелять, а особенно — какие будут требования к этим снарядам и их боевые возможности. Опять же неясна технология: возможно, это вообще суперрэйлган? В-третьих, неясно, почему такая «пушка», даже будучи создана, окажется эффективнее обычной установки оперативно-тактических баллистических или крылатых ракет. А если она вдобавок окажется стационарной, то ее реальная боевая ценность будет близка к нулю в любом сценарии, кроме превентивного удара (видимо, к слову, первого и единственного же — одного из самых дорогих в истории).

Если нашумевшая «суперпушка» окажется стационарной, то ее реальная боевая ценность будет близка к нулю при любом сценарии / Фото: Department of Defense/U.S. Army/Spc. Gabrielle Weaver

А вот на прочие проекты посмотреть весьма любопытно. И дело даже не в великолепной оперативно-тактической ракете PrSM с высокоточной дальностью 499 км (ДРСМД мертв, а мы еще нет, — выпускайте новый пресс-релиз с реальной дальностью). Дальше возникает интереснейший класс вооружений, охарактеризованный американскими военными как «ракеты средней дальности передового развертывания с боевыми частями с изменяемой траекторией полета».

Это моднейшая тема десятилетия: так называемое гиперзвуковое оружие. Будут ли это планирующие крылатые блоки (глайдеры) или какие-то другие формы полета боевой части, управляемой на большей части траектории, пока неясно. Но именно эти системы могут дать существенный прирост боевых возможностей на театре военных действий — и именно от них проистекает основная перспективная опасность для стратегической стабильности.

«Першинги» на своей траектории поднимались более чем на 300 км над поверхностью Земли, и то это создавало огромные проблемы с обнаружением — спешно пришлось строить модифицированную РЛС «Волга» в белорусских Ганцевичах, чтобы получить хоть какой-то способ подать сигнал о ракетном нападении с этого направления. Ввести ее, к слову, так и не успели (это удалось лишь к 2003 году). И то подлетное время было настолько малым, что принять решение на ответно-встречный удар было практически невозможно.

Системы с планирующими крылатыми блоками вообще редко летают сильно выше линии Кармана (около 100 км — условная граница атмосферы). Для опорного примера приведем два экспериментальных полета американского глайдера HTV-2 в 2010 и 2011 годах. При предполагаемой дальности в 7800 км (в 3-4 раза больше, чем у потенциальных наследников «Першинга») разгонник с глайдером поднимался не выше 140–150 км.

Hypersonic Test Vehicle 2

Кадр компьютерной анимации полета Hypersonic Test Vehicle 2 (HTV-2) / Фото: commons.wikimedia.org/DARPA

На разгоне такая система выходит за пределы атмосферы, но потом отцепляет блок, и тот падает обратно. Скорость входа более 7 км/с — те самые 27 чисел Маха (скоростей звука), недавно названные российским руководством для блока «Авангарда». Заметьте, что это для высот в 80–100 км, а у поверхности, где скорость звука выше, это были бы привычные 20 чисел Маха. Дальше блок скользит в плотных слоях за счет аэродинамических поверхностей и постепенно затормаживается. А это уже высота 50–60 км, не выше.

Обнаруживать боеголовку на такой высоте очень сложно: радары дают предупреждение только за 3–4 минуты подлетного времени, а вынесенные на 500 км от цели по направлению полета — за 6–7 минут. То есть задача и во времена обычных «Першингов» сложная превращается практически в неподъемную. Под эту технологию придется перестраивать всю систему раннего предупреждения — видимо, с наращиванием низкоорбитального космического эшелона наблюдения, оснащенного инфракрасными сенсорами.

Боевая эффективность таких комплексов крайне высока. Нет ничего удивительного, что утром 2 февраля президент Владимир Путин на совещании с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу четко определил два направления работ на период после ДРСМД: мобильные наземные установки для крылатых ракет «Калибр» и гиперзвуковые системы средней и меньшей дальности.

Вместо послесловия 

А теперь минутка иезуитства. В сентябре 2018 года американские военные, презентуя свои гиперзвуковые проекты, заявили, что их не интересует судьба ДРСМД, потому что эти ракеты его не нарушают. Как так — при дальности более 2 тыс. км?

Делом в том, что договорное определение баллистической ракеты включает такой характеристический признак, как баллистический полет на большей части траектории. Но у системы с разгоном глайдера это не так. Большая часть полета — аэродинамическое скольжение в атмосфере.

Тогда, возможно, это крылатая ракета и она все-таки запрещена по ДРСМД? Опять нет: крылатой, по договорному определению, может быть только такая ракета, у которой полет на большей части траектории действительно обеспечивается за счет аэродинамической подъемной силы, но которая при этом оснащена собственной двигательной установкой. А глайдер — это планер, максимум — с подруливающими вспомогательными двигателями.

123

Фото: commons.wikipedia.org/DARPA / Hypersonic Test Vehicle 2 (HTV-2)
 

В этом-то и особенность гиперзвуковых неведомых зверушек: они инструкцией вообще не предусмотрены и могут существовать даже при здравствующем режиме ДРСМД, ограниченные только политической волей сторон не бить все горшки на кухне сразу. Причем 30 лет назад американские консерваторы, противники ДРСМД (например, замминистра обороны Ричард Перл, демонстративно ушедший в отставку из-за несогласия с политикой разоружения), указывали на это в своих отчетах.

Но тогда это никого не волновало: готовой гиперзвуковой технологии реально еще не было, а первейшая задача, стоявшая тогда перед обеими сверхдержавами, была не в ускорении гонки вооружений, а в аккуратном разминировании гигантских запасов ядерного оружия, накопленных к концу холодной войны.

Теперь, видимо, задачи другие.

Денис Комаровский

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх