Авиаторы и их друзья

79 187 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Сигаев
    Сергей, почитайте газеты того времени, в них конечно писали про аварии и катастрофы... но на перегоне Генуя-Милан. h...Этот день в авиац...
  • Владимир Сигаев
    Согласен, связь условная, и объединение было в Оренбурге. "Слились" два города: Серпухов, где Чкалов учился, и Лени...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Прямо скажем, связь - ну очень условная, Чкалов-то там на момент перевода не учился - он в период с 21 по 24 год отуч...Этот день в авиац...

Малоизвестные страницы Великой Отечественной. Последний неудачный конвой

Малоизвестные страницы Великой Отечественной. Последний неудачный конвой

Морские коммуникации на Крайнем Севере играли для вермахта чрезвычайно важную роль, зачастую оставаясь для гарнизонов единственной связью с внешним миром. Немецкие конвои вдоль побережья Норвегии на протяжении всей войны ходили регулярно, перевозя войска и боеприпасы, топливо и фураж, и лишь штормовая погода или минная опасность могли задержать их. Перед советским Северным флотом стояла постоянная задача по перекрытию транспортной артерии противника. По ней действовали подлодки, торпедные катера и авиация.

Вся зима 1943–1944 гг. прошла в Заполярье без групповых атак советской авиации на немецкие конвои: мешали короткий световой день и плохая погода. Только в марте, когда продолжительность дня достигла несколько часов, стали возможными крупные по меркам Заполярья операции. Удары по конвоям, состоявшиеся 3, 4 и 13 марта были фактически безрезультатными, с небольшими потерями в экипажах немецких кораблей и судов. С советской стороны потери также были невелики. Однако в последнем бою первого весеннего месяца, 17 марта, кровь пролилась гораздо обильнее. Бои над конвоем Rp.110.Ki стали последними откровенно неудачными действиями ВВС Северного флота против немецких коммуникаций.

Заманчивая цель

Занавес над развернувшейся впоследствии драмой поднял рутинный вылет самолёта-разведчика «Бостон» 118-го разведывательного авиаполка ВВС СФ.

В 09:00 его радист передал: «Кунгс-фиорд 3 тртр 2 тщ 4 мм 8 скр 2 ска погода хорошая». Через две минуты командир 118-го РАП приказал донести о месте, курсе и скорости конвоя, на что в 09:13 был получен ответ: «Кунгс-фиорд курс 110 ход 10».

Обнаруженный конвой имел обозначение Rp.110.Ki. Он вышел из Ло-фьорда 16 марта и следовал в Киркенес. В состав входила канонерская лодка К-3, тральщики М-364, M-272, M-273 и M-306, сторожевые корабли V-5911, V-5912, V-5914, V-6110 и NKI-11, охотники за подводными лодками UJ-1206, UJ-1207, UJ-1208, UJ-1219, NH-03 и NH-06, пароходы «Больтенхоф» (Boltenhof, 3307 брт), «Севре» (Sevre, 4585 брт), «Кнуте Нельсон» (Knute Nelson, 5748 брт), танкеры «Алгол» (Algol, 972 брт) и «Бинц» (Binz, 715 брт), а также буксир «Арнгаст» (Arngast, 729 брт).

Схема ударов ВВС Северного флота по конвою Rp.110.Ki — вверху первая серия вылетов, ниже вторая - Последний неудачный конвой | Warspot.ruСхема ударов ВВС Северного флота по конвою Rp.110.Ki — вверху первая серия вылетов, ниже вторая

С кораблей заметили разведчик, а немецкая служба радиоразведки смогла перехватить переданное с него сообщение. В журнале боевых действий 12-й флотилии охотников за подводными лодками появилась запись: «06:30, один «Бостон»-разведчик замечен на севере» [разница между берлинским и московским временем составляла в этот день два часа — прим. редактора].

Если у командора конвоя и оставались какие-либо иллюзии относительно спокойного перехода, то они рассеялись. Стало ясно — воздушные атаки неизбежны. Постоянно над конвоем патрулировала пара истребителей «Мессершмитт» Bf 109, но на помощь к ним всегда могли подтянуться остальные истребители авиагруппы III./JG 5.

Тем временем в штабе ВВС СФ закипела работа. В 09:10 данные об обнаружении конвоя передали в авиационные части, одновременно командиру 118-го РАП было приказано вести непрерывное наблюдение за конвоем. К 09:20 было разработано решение командующего ВВС СФ генерал-лейтенанта А.Х. Андреева об атаке конвоя, которое выглядело следующим образом.

На переходе Хамнингберг – Вардё предстояло нанести удар тремя группами. Первой в бой вступала группа истребителей-бомбардировщиков «Киттихаук», помимо нанесения ущерба конвою отвлекающая и изматывающая немецкие истребители. Это должно было облегчить задачу последующим группам. Через 30 минут наносили удар штурмовики, подавляя ПВО конвоя и отвлекая часть зенитной артиллерии и истребительной авиации, находящейся в районе конвоя, чем обеспечивали атаку низких торпедоносцев, выходящих в атаку через 3–5 минут после штурмовиков. Повторный удар предполагалось нанести на переходе конвоя между Вардё и Киркенесом.

Малоизвестные страницы Великой Отечественной. Последний неудачный конвой

После принятия решения командующим ВВС, начальник штаба по прямому телефону в 09:20 передал предварительные распоряжения частям. Командиру 6-й ИАД приказывалось в 11:50 нанести бомбовый удар по конвою 12 «Киттихауками» в варианте бомбардировщика под прикрытием шестёрки «Аэрокобр». Ещё шесть «Киттихауков» перелетали с аэродрома Кильдин на аэродром Пумманки для сопровождения штурмовиков Ил-2.

Командир 46-го ШАП получил приказ с аэродрома Пумманки в 12:28–12:30 нанести бомбоштурмовой удар по конвою восьмёркой Ил-2, прикрытых упомянутой выше шестёркой «Киттихауков» 27-го ИАП и восьмёркой «Яков» 20-го ИАП. Наконец, командиру 5-й МТАД приказывалось выделить четыре «Бостона» для торпедного удара в 12:30–12:35 под прикрытием восьми «Аэрокобр». После посадки всем было приказано готовиться к повторному вылету.

Пока командование ВВС СФ готовило удар по конвою, разведчики 118-го РАП продолжали следить за ним. Из донесений пилота «Киттихаука» младшего лейтенанта А.В. Быстрова следовало, что скорость конвоя меньше, чем предполагалось ранее, и истребителям-бомбардировщикам не хватит дальности для удара по первоначальному плану. Поэтому командующий ВВС СФ отдал приказ изменить время удара на полчаса позднее: истребителям-бомбардировщикам — в 12:20, штурмовикам — в 12:58–13:00, торпедоносцам — в 13:00–13:05.

Немного опережая события, скажем, что первая попытка атаковать конвой была предпринята из-под воды. В 11:46 подводная лодка М-105 выпустила две торпеды, но в цель они не попали. Немецкие корабли и гидросамолёты сбросили на подводную лодку глубинные бомбы, но это не помешало ей благополучно вернуться на базу.

Дюжина Дижевского

Как и планировалось, первыми навстречу конвою вылетели истребители-бомбардировщики ВВС Северного флота и их эскорт: в 11:40 с аэродрома Кильдин поднялись 12 «Киттихауков» 27-го ИАП (ведущий — командир полка майор А.Я. Дижевский), нёсших по паре ФАБ-100 каждый, а в 11:35 с аэродрома Ваенга-2 — шесть «Аэрокобр» 2-го Гв.ИАП (ведущий — командир полка майор Д.Ф. Маренко), обеспечивающих прикрытие.

В 12:20 группа произвела атаку, которая оказалась безрезультатной, правда, и потерь группа не понесла. Патрулировавшие над конвоем два «Мессершмитта» Bf 109 и поплавковый «Хейнкель» He 115 боя не приняли и ушли под защиту зенитных орудий своих кораблей. Самое неприятное заключалось в том, что не была выполнена задача отвлечения немецких истребителей. Из документов штаба ВВС СФ:

«12 «Киттихауков», нанося удар по конвою противника за полчаса до подхода ударных групп, не смогли отвлечь на себя и измотать истребители противника. Это могло произойти по двум основным причинам: или противник опоздал с вылетом, или он разгадал замысел».

Лётчики-истребители 2-го Гв.ИАП ВВС Северного флота у «Аэрокобры». После тяжёлых боёв 1941–1943 гг. в июне 1943 года полк был выведен в тыл на доукомплектование и к боевой работе вернулся только в феврале 1944 года, незадолго до описываемых событий - Последний неудачный конвой | Warspot.ruЛётчики-истребители 2-го Гв.ИАП ВВС Северного флота у «Аэрокобры». После тяжёлых боёв 1941–1943 гг. в июне 1943 года полк был выведен в тыл на доукомплектование и к боевой работе вернулся только в феврале 1944 года, незадолго до описываемых событий

Наоборот, неудачный удар «Киттихауков» сыграл роль раздражителя и вызвал взлёт усиленного наряда немецких истребителей, которые прибыли в район прохождения конвоя как раз к подходу групп торпедоносцев и штурмовиков. Бельгийский историк Эрик Момбеек описал их действия так:

«…Также и в Петсамо с 08:30 снова царила суматоха. Старты на прикрытие приходящего конвоя следовали один за другим. Всё шло относительно спокойно до 09:45, когда было доложено о подлёте большого советского отряда. Была объявлена боевая тревога, и все боеготовые машины в Петсамо стартовали в большой спешке. Все, кроме одной, «Чёрной 5» фельдфебеля Вернера Хакеньяоса(Werner Hakenjaos) из 8./JG 5, которая потерпела катастрофу».

Потеряв один самолёт на взлёте, немецкие истребители устремились на помощь конвою. К моменту их подхода «Киттихауки» благополучно улетели, но пилоты «Мессершмиттов» обнаружили новую цель — подходящие к своей цели торпедоносцы.

Печальный вальс «Бостонов»

Группа торпедоносцев состояла из четвёрки «Бостонов» 9-го Гв.МТАП (ведущий — капитан Л.И. Марков) и восьми «Аэрокобр» 255-го ИАП (ведущий — капитан П.А. Рассадкин), взлетевших в 12:00 с аэродрома Ваенга-1. Взлёт и сбор группы над аэродромом прошёл организованно, и самолёты легли на маршрут Сеть-Наволок – 10–20 км мористее полуострова Рыбачий – Вардё – цель.

Схема действия «Бостонов»-торпедоносцев и «Аэрокобр» прикрытия. Хорошего художника в штабе 255-го ИАП не нашлось, но как развивались события, показано вполне наглядно - Последний неудачный конвой | Warspot.ruСхема действия «Бостонов»-торпедоносцев и «Аэрокобр» прикрытия. Хорошего художника в штабе 255-го ИАП не нашлось, но как развивались события, показано вполне наглядно

В 12:55 в районе Перс-фьорда группа обнаружила конвой, и ведущий группы капитан Марков подал команду: «Атака! Ударной группе [истребителей] выйти вперёд, атаковать самолёты противника!» Судя по сохранившимся документам, ведущий истребителей капитан Рассадкин предлагал Маркову дождаться штурмовиков. В документах штаба ВВС СФ есть такая запись:

«При имевшейся возможности нанести удар непосредственно за «Илами», т.к. «Илы» на подходе к цели были в видимости торпедоносцев, и командир истребителей предлагал капитану Маркову сманеврировать и пропустить группу «Илов», командир торпедоносцев не сделал этого, чем привлёк на себя всех истребителей противника».

Приказы, как известно, не обсуждают, и капитан Рассадкин подал команду: «Группе непосредственного прикрытия остаться с торпедоносцами». Сам он во главе четвёрки с набором высоты стал выдвигаться вперёд. Оглянувшись, Рассадкин заметил позади торпедоносцев две четвёрки немецких истребителей. По радио он передал Маркову о замеченных «Мессершмиттах», развернулся на них и вступил в бой; торпедоносцы с группой непосредственного прикрытия продолжали идти к конвою.

Бой ударной четвёрки «Аэрокобр» с восемью немцами в 20–15 км от конвоя продолжался около 10 минут, с 12:55 по 13:05, на высотах от 200 метров до бреющего. Капитан Рассадкин удачно атаковал один Bf 109 сзади снизу и сбил его — «Мессершмитт» упал в воду. Лейтенант А.Ф. Власов сбил Bf 109 на левом вираже, в то время как напарник сбитого немца зашёл в хвост младшему лейтенанту Н.Г. Цибизову и сбил его. Лейтенант Власов был связан боем и не успел отбить атаку «Мессершмитта» по ведомому.

Кадр крайне плохого качества с идущим в атаку «Бостоном», тем не менее наглядно показывающий на какой высоте действовали «низкие» торпедоносцы - Последний неудачный конвой | Warspot.ruКадр крайне плохого качества с идущим в атаку «Бостоном», тем не менее наглядно показывающий на какой высоте действовали «низкие» торпедоносцы

Если четвёрка капитана Рассадкина сумела связать боем часть немецких истребителей, то группа непосредственного прикрытия со своей задачей не справилась. «Аэрокобры» непосредственного прикрытия шли на цель вместе с «Бостонами». На флангах у торпедоносцев находились командир полка майор Н.Г. Чёртов и старший лейтенант В.А. Бурматов слева, а старший лейтенант Ф.Е. Самарков и младший лейтенант М.С. Васин — справа. Майор Чёртов, старый опытный лётчик, до назначения на должность командира 255-го ИАП командовал эскадрильей Ейского авиационного училища, но боевого опыта фактически не имел.

Не дойдя до конвоя 10–15 км, группа торпедоносцев была атакована сзади «Мессершмиттами». Крайний слева «Бостон» был сбит и упал в воду, второй при входе в зону артогня от прямого попадания снаряда с отбитым хвостом перевернулся на спину и упал в воду, третий слева с подбитым мотором и чёрным дымом потянул на цель.

В это время четвёрка непосредственного прикрытия была связана боем. Пару майора Чёртова и старшего лейтенанта Бурматова сзади атаковала тройка Bf 109. «Аэрокобры» встали в левый вираж, следом потянулись немцы. Майор Чёртов переложил самолёт из левого виража в правый, и в этот момент старший лейтенант Бурматов, преследуемый «Мессершмиттом», потерял командира из виду. Сделав четыре левых виража, Бурматов вышел из-под атаки. Майор Чёртов с задания не вернулся.

Присоединяйтесь к празднованию!

Пару непосредственного прикрытия старшего лейтенанта Самаркова и младшего лейтенанта Васина связала боем другая четвёрка Bf 109, и когда «Аэрокобры» отбились от атак, торпедоносцев в районе цели уже не было. По сути, немецкие документы описывают то же, что и документы 255-го ИАП. Из рапорта лейтенанта цур зее Зигфрида Ульриха, командира тральщика M-306:

«…Истинный курс 90°. Конвой атаковали пять торпедоносцев типа «Бостон». Их смогли заметить уже на дистанции примерно 150 гм [15 км — прим. редактора]. М-306 шёл в качестве противолодочного охранения курсом 180° со скоростью 14 узлов. Я велел немедленно поворачивать на торпедоносцы и, чтобы дать возможность стрелять 10,5-см орудию, пошёл курсом 50°. Когда вражеские машины атаковали Bf 109, те находились ещё за пределами радиуса стрельбы орудий. Самая правая машина рухнула горящей после того, как аварийно сбросила свою торпеду. Между тем, остальные вошли в пределы досягаемости 10,5-см орудия, и я дал разрешение открыть огонь, после чего он немедленно был открыт. Первые облачка разрывов легли близко к цели и над ней, части плоскостей полетели в стороны, и оба мотора сильно задымили. Машина немедленно рухнула. Незадолго до М-306 огонь открыл шедший позади него V-5912, его облачка разрывов тоже ложились в действенной близи от «Бостона». После того, как в 10:59 вражеская машина упала, и после того, как мы увернулись от торпедных дорожек, я велел идти курсом 140°, чтобы действенно поучаствовать в борьбе с Ил-2 с помощью 10,5-см орудия».

В экипажах торпедоносцев были мужественные люди, которые продолжили атаку даже после потери двух самолётов. На одном из двух оставшихся «Бостонов» горел двигатель, но оба они продолжили атаку, дошли до конвоя и сбросили торпеды, от которых немецкие корабли уклонились. Долгое время считалось, что торпедоносцам в ходе атаки удалось потопить немецкий сторожевик. Из рапорта капитана В.В. Александрова, лётчика 118-го РАП:

«Доношу, что 17.03.1944 при разведке результатов удара по конвою в 12:59 наблюдал потопление левого переднего корабля охранения, шедшего во внешнем ряду. Над ним поднялся столб воды, затем, когда столб воды осел, на поверхности воды корабля не было — стоял лишь столб дыма».

Изучение немецких документов, к сожалению, показало куда более печальную картину. Из журнала UJ-1206, того самого левого переднего корабля охранения: «11:15 [по Берлинуприм. автора], квадрат 8429. Прошли пылающие останки сбитого «Бостона».

Лётчики-истребители 255-го ИАП ВВС Северного флота после удачного вылета: в центре пляшут Пётр Рассадкин и Владимир Бурматов, которые вскоре, 31 мая 1944 года, одним указом будут удостоены звания Героя Советского Союза. Увы, вылеты 17 марта вряд ли можно назвать удачными - Последний неудачный конвой | Warspot.ruЛётчики-истребители 255-го ИАП ВВС Северного флота после удачного вылета: в центре пляшут Пётр Рассадкин и Владимир Бурматов, которые вскоре, 31 мая 1944 года, одним указом будут удостоены звания Героя Советского Союза. Увы, вылеты 17 марта вряд ли можно назвать удачными

Ни один торпедоносец не вернулся на свой аэродром. Вылет стал последним для 15 авиаторов экипажей капитана Л.И. Маркова, лейтенанта А.А. Мартьянова, младших лейтенантов В.С. Лысогорского и В.В. Чернышева. Истребители сопровождения 255-го ИАП потеряли две «Аэрокобры», им были засчитаны два сбитых «Мессершмитта». Командование ВВС СФ провело расследование причин гибели группы торпедоносцев, отметив в отчёте:

«…Торпедоносцы время удара не выдержали (должны были наносить удар в 13:00–13:05, нанесли в 12:58). Ведущий торпедоносцев, твёрдо зная, что штурмовики с большим истребительным прикрытием наносят удар раньше него на 2–5 минут, не сманеврировал и не пропустил их вперёд, вышел в атаку раньше. Кроме того, не оценив обстановку, выслал вперёд ударную группу истребителей, чем поставил себя под удар истребителей противника и вызвал на торпедоносцев огонь всей зенитной артиллерии конвоя».

Удручающую картину разгрома торпедоносцев наблюдал младший лейтенант И.С. Михайлов, лётчик 20-го ИАП:

«Наблюдал падение двух самолётов «Бостон», сбитых зенитным огнём. Падение одного в 2 км севернее каравана и другого в непосредственной близости. Кроме того, наблюдал падение и посадку на воду ещё шести самолётов, от 1 до 3–4 км севернее каравана; типы самолётов, кроме одного Ме-109, не опознал».

Вылет штурмовиков

Группа 46-го ШАП в составе семи Ил-2 (ведущий — капитан А.Н. Синицын) поднялась с аэродрома Пумманки в 12:40. Её сопровождали пять «Киттихауков» 27-го ИАП (старший лейтенант М.И. Бойченко) и восемь «Яков» (шесть Як-9 и два Як-1) (старший лейтенант В.В. Нужин) 20-го ИАП. Истребители 20-го ИАП выполняли функции ударной группы, а «Киттихауки» обеспечивали непосредственное прикрытие штурмовиков.

Оружейники готовят к вылету штурмовики 46-го ШАП, подвешивая под них бомбы и реактивные снаряды - Последний неудачный конвой | Warspot.ruОружейники готовят к вылету штурмовики 46-го ШАП, подвешивая под них бомбы и реактивные снаряды

Взяв курс мористее Вардё, группа шла до цели с набором высоты. Бой ей пришлось принять задолго до того, как штурмовики увидели конвой… В 20–25 км северо-западнее Вайтолахти истребители 20-го ИАП были сверху сзади атакованы 6–8 «Мессершмиттами» Bf 109. В результате атаки был сбит Як-9 ведомого замыкающей пары младшего лейтенанта А.В. Васильцова. Его ведущий командир звена лейтенант И.З. Щербак горкой ушёл вверх, в облака, где вёл бой и тоже был сбит, упав в море в видимости наземных постов. Ведущий пары Bf 109, сбивший «Як» младшего лейтенанта Васильцова, был сам сбит старшим лейтенантом Нужиным и упал в море в 25–30 км северо-восточнее Вайтолахти.

Одновременно в завязавшемся воздушном бою с 5–6 «Мессершмиттами» младший лейтенант В.П. Гончаров и лейтенант И.П. Кужанов заявили по одному сбитому Bf 109 каждый, в 20 км юго-восточнее Вардё и в 2–3 км северо-западнее конвоя соответственно. Тем не менее часть немецких истребителей упорно пыталась прорваться к штурмовикам, и за дело пришлось взяться «Киттихаукам» непосредственного прикрытия.

В 8–10 км восточнее конвоя лейтенант А.П. Анучин с ведомым младшим лейтенантом П.М. Демиковым были на высоте 800 м сзади сверху атакованы двумя Bf 109. Демиков, парируя атаку «Мессершмитта», левым скольжением резко ушёл под своего ведущего, одновременно заметив внизу впереди немецкий истребитель, заходящий в хвост штурмовику. С дистанции 100–20 м под ракурсом 2/4 Демиков выпустил одну длинную очередь, и «Мессершмитт» с белым дымом врезался в воду в 2–3 км северо-восточнее каравана. Однако и «Киттихаук» Демикова получил в ходе боя повреждения, а сам он был ранен осколками в руку и ногу. Лётчик сумел на бреющем полёте вернуться на свой аэродром на острове Кильдин. В истребителе после посадки насчитали 17 пробоин.

Лейтенант Анучин, потеряв из виду ведомого, обнаружил левее по фронту идущий со снижением «Мессершмитт». Развернувшись, Анучин зашёл немцу в хвост и атаковал его с дистанции 20–200 м под ракурсом 0/4. После двух длинных очередей Bf 109, резко снизившись, сел на воду в 3–5 км от каравана. Набрав высоту 400 м, Анучин на встречных курсах атаковал идущий в лоб Fw 190. Не видя штурмовиков, на повышенной скорости змейкой он стал отходить на свою территорию и в итоге произвёл посадку на своём аэродроме.

Схема действий «Киттихауков» 27-го ИАП при сопровождении штурмовиков - Последний неудачный конвой | Warspot.ruСхема действий «Киттихауков» 27-го ИАП при сопровождении штурмовиков

Несмотря на потери истребителей прикрытия, штурмовики дошли до цели. В 13:00–13:01, пикируя с 1000 до 300 м со стороны солнца, они нанесли бомбоштурмовой удар по конвою в районе Перс-фьорда. Пара «Киттихауков» лейтенанта В.К. Ващенко и младшего лейтенанта К.Н. Чередниченко, прикрывая «Илы» на пикировании и при выходе из атаки, отбили атаки четырёх Bf 109. В некоторых документах 46-го ШАП встречается упоминание, что изначально штаб ВВС СФ посчитал атаку этой группы штурмовиков безрезультатной, но в итоге занёс на счёт полка повреждение транспорта водоизмещением в 10 000 брт.

Можно сказать, что штаб ВВС СФ не ошибся: повреждения от пушечно-пулемётного огня и осколков бомб получил пароход «Кнуте Нельсон», на котором был тяжело ранен один из членов экипажа. Исходя из документов 46-го ШАП, можно сделать вывод, что пароход был атакован ведущим группы капитаном Синицыным. Впрочем, остальные пилоты штурмовиков, а также присоединившийся к ним ведущий «Киттихауков» старший лейтенант Бойченко явно продемонстрировали, что стрелять умеют лучше, чем бомбить. На огонь штурмовиков отнёс свои потери командир немецкой 9-й флотилии тральщиков. В её журнале боевых действий говорится:

«Новый налёт многочисленных бомбардировщиков под истребительным прикрытием с 250°… Немедленно открытый оборонительный огонь из всех зениток не дал бомбить прицельно… Рассеянный отряд атаковал конвой пушечно-пулемётным огнём. На М-306 один тяжело- и двое легкораненых, на М-364 — двое легкораненых».

Ранее считалось, что раненые появились на немецких тральщиках после атаки торпедоносцев, но командир М-306 в своём рапорте прямо говорит, что его люди были ранены огнём штурмовиков, а М-364 и вовсе шёл ближе к хвосту конвоя и вряд ли мог попасть под огонь пулемётов «Бостонов», атаковавших голову конвоя. Видимо, добавили огня и свои товарищи по оружию: на охотнике за подлодками UJ-1208 после боя разобрались, что ни один самолёт ближе 500 м к кораблю не подходил, но в расчёте 88-мм орудия один моряк был убит и трое ранены огнём с соседних кораблей.

Тем временем штурмовики стали выходить из атаки. Немецкие истребители пытались их преследовать, но успехов не достигли. «Яки» и «Киттихауки» отбили все атаки на «Илы» и довели их до аэродрома Пумманки, где сел и истребитель старшего лейтенанта Бойченко, повреждённый зенитным огнём.

Штурмовик Ил-2 выходит из атаки на немецкий морской конвой - Последний неудачный конвой | Warspot.ruШтурмовик Ил-2 выходит из атаки на немецкий морской конвой

Решающую роль в отражении атак на обратном пути сыграла пара «Яков» 20-го ИАП. Во время атаки штурмовиков по конвою младшие лейтенанты И.С. Михайлов и Н.В. Россошанский атаковали пару немецких гидросамолётов, патрулировавших над конвоем, но безуспешно. При отходе от цели в 5–6 км северо-восточнее Перс-фьорда младший лейтенант Михайлов обнаружил ниже себя Bf 109, пытавшийся атаковать «Киттихаук», и парой атаковал его. Подойдя сверху-сзади на дистанцию 100–70 метров, он открыл огонь и вёл его до дистанции 30–40 метров. «Мессершмитт» перевернулся и упал в море северо-восточнее Перс-фьорда. На выходе из атаки в хвост самолёта Михайлова зашёл второй немец, но младший лейтенант Россошанский атаковал его сверху сзади длинными очередями из всех огневых точек. «Мессершмитт» вошёл в пикирование и упал в воду в 10–15 км северо-восточнее конвоя.

По результатам вылета штурмовиков потери составили два Як-9 20-го ИАП, пилоты которых лейтенант И.З. Щербак и младший лейтенант А.В. Васильцов погибли. Ни одного самолёта из групп штурмовиков и их непосредственного прикрытия сбито не было, но три Ил-2 и один «Киттихаук» получили повреждения от зенитного огня, устранённые впоследствии силами механиков. Пилотам истребителей, прикрывавших штурмовики, штаб ВВС СФ засчитал семь сбитых «Мессершмиттов».

Бои над конвоем с советскими самолётами вели 12 истребителей Bf 109G из штабного звена группы III./JG 5, а также отрядов 8./JG 5 и 9./JG 5. Их лётчики заявили 16 побед над советскими самолётами. В действительности ими были сбиты минимум пять машин: «Бостон», два Як-9 и две «Аэрокобры». На остальные три торпедоносца могли претендовать как истребители, так и корабельные зенитчики. По имеющимся на данный момент данным, немцы потеряли один «Мессершмитт» Bf 109G из 8./JG 5, разбившийся при вынужденной посадке на остров Скогеррё, его пилот обер-фельдфебель Йозеф Кунц (Josef Kunz) уцелел.

Впереди были повторные вылеты.

Статья написана на основе документов из фондов Филиала Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (Архив ВМФ) и Американского архива документов NARA. Продолжение следует.

Андрей Латкин /Игорь Борисенко

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх