Авиаторы и их друзья

79 187 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Сигаев
    Сергей, почитайте газеты того времени, в них конечно писали про аварии и катастрофы... но на перегоне Генуя-Милан. h...Этот день в авиац...
  • Владимир Сигаев
    Согласен, связь условная, и объединение было в Оренбурге. "Слились" два города: Серпухов, где Чкалов учился, и Лени...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Прямо скажем, связь - ну очень условная, Чкалов-то там на момент перевода не учился - он в период с 21 по 24 год отуч...Этот день в авиац...

Тайна гибели Сигизмунда Леваневского...

Поиск пропавшей в 1937 году экспедиции продолжается...

Татьяна Корсакова
14.08.2017
Тайна гибели Сигизмунда Леваневского...

80 лет назад, 12 августа 1937 года, из Москвы в сторону Северного полюса и далее по направлению к городу Фэрбенксу, что на Аляске (США), стартовал четырехмоторный самолет с шестью членами экипажа на борту под командованием 35-летнего Героя Советского Союза, участника Октябрьской революции и гражданской войны (несмотря на «буржуйское» происхождение – из польской дворянской семьи) Сигизмунда Александровича Леваневского (на фото в центре). На следующий день радиосвязь с экипажем прервалась. Навсегда...

О массовых расстрелах тогда еще не знали, формулировка приговора «10 лет без права переписки» была беспрецедентно суровой, но все-таки внушала надежду. В 37-м, году 20-летнего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции, необычайно широко отмечалось 100-летие со дня гибели А.С. Пушкина, печальный юбилей; это был поистине пушкинский год. Но всем понятной сутью того дважды юбилейного и совершенно счастливого, справедливого для многих живших тогда советских людей года стало то, что в Советском Союзе уже родилось, выросло и было по-новому воспитано поколение молодежи, для которой Советская власть была единственно родной, своей, любимой.

Во многом именно эти молодые люди ценой своей жизни спасут страну от нашествия нацистов. А еще в 37-м в СССР произошел пик рождаемости, и дело тут было не в слепой природе, а в политике правительства: накануне, в 36-м, были запрещены аборты. Политика и природа словно объединились, чтобы прикрыть новыми колыбелями братские могилы безвинно убиенных, что народ осознает гораздо позже или не поймет никогда... В 1937 году СССР посетил известный немецкий писатель Лион Фейхтвангер, который в своем художественном отчете о путешествии «Москва 1937» поддержал советских людей в их «наивной гордости и усердии». Наконец, именно на 1937 год пришелся пик деятельности знаменитого посла США в СССР Джозефа Дэвиса, который чувствовал искреннюю симпатию к своему тезке Иосифу Сталину, много сделал для развития отношений между двумя великими странами, написал книгу и снял фильм о достижениях СССР и, в конце концов, был награжден советским орденом Ленина.

На советском радио и в советском кино безоговорочно царил дух оптимистической комедии и светлой драмы. Всё должно было получаться! Но получалось не всё...

Одной из самых серьезных неудач в том ярком до рези в глазах и в сердце году явился в середине августа перелет через Северный полюс Сигизмунда Леваневского, Николая Кастанаева, Виктора Левченко, Николая Галковского, Николая Годовикова и Григория Побежимова. Первую высоту – достижение точки в небе над Северным полюсом первый пилот взял легко. Гибельные сложности начались на последней трети пути. Главной из них, скорее всего, стало обледенение корпуса самолета.

– Уже на высоте трех тысяч метров резко понижается температура воздуха, – объясняет мне Ю.П. Сальников, руководитель российской части совместной с США экспедиции по поиску самолета Леваневского. – Они не раз протыкались сквозь облака. А это влага. И их самолет обледенел до «белого фарфора». Это знаете, как? Не кусочки льда, а слитый лед. Он тяжелый, и тянет самолет вниз.

– Как это всё обидно. Леваневский летел по куда более короткому маршруту, чем экипажи Валерия Чкалова и Михаила Громова, которые удачно долетели до Америки через Северный полюс летом того же 1937 года, – всего 6650 километров...

– Действительно, это был до метра рассчитанный самый короткий маршрут от Москвы до первого значительного города на территории США. Наши политики пытались при этом еще и выстроить свою дипломатическую игру: раз те, первые, перелеты оказались столь успешны, то если маршрут Леваневского еще короче, давайте объявим его первым пробным рейсом на будущей международной трассе «Москва – Северный полюс – Фэрбенкс»! Чкалов и Громов летели из Москвы сразу в Америку – Сиэтл, Сан-Франциско, а мы-то после полюса свернули вправо, на Аляску... Я имею в виду экипаж Леваневского, конечно.

Юрий Петрович уточнил, поправился, но оговорка оказалась знаменательной: «Мы».

Тележурналист, кинодокументалист, действительный член Русского географического общества и член Союза кинематографистов РФ, Ю.П. Сальников уже несколько десятков лет занимается вместе с более молодыми коллегами поисками пропавшего экипажа и самолета Леваневского.

Два раза, в 2013 и 2015 годах, летал на Аляску. Два года назад заручился поддержкой местного жителя, хорошо образованного эскимоса-инуита Джеймса Таалака из деревни Нюксут, который отвечает за международные связи этой деревни с остальным миром: «Приезжайте еще, поможем, чем можем». В тех местах все эскимосы знают о беде русских, которые, возможно, именно там потеряли своих товарищей.

Но почему, почему потеряли?

Юрий Петрович Сальников рассказывает о двух возможных причинах трагедии:

– Те первые, Чкалов и Громов, были по профессии летчиками-испытателями. При полете они, возможно, лучше чувствовали свои самолеты, начинали маневрировать, спускаться-подниматься, чтобы солнце наверху, над облаками, растопило лед и не случилось обледенения... Леваневский же был опытным полярным летчиком, но летчиком-испытателем он не был.

– А что еще?

– Слишком короткие сроки усовершенствования самолета. Лететь должны были на самолете ДБ-А конструкции В.Ф. Болховитинова. Аббревиатура расшифровывается как дальний бомбардировщик «Академия». Это был бомбардировщик очень высокого класса. Было принято решение сделать его гражданским судном, самолетом полярной авиации. Официально на модернизацию дали в приказе три месяца. Но наступала полярная зима, полярная ночь, и Михаил Каганович, высокопоставленное лицо в авиационной промышленности, брат Лазаря Моисеевича Кагановича, стал требовать завершить все переделки за два-полтора месяца. Болховитинову стало плохо. Но... приказ есть приказ. Конструкторы, рабочие и экипаж были вынуждены переехать жить на аэродром, и в результате уложились в полтора месяца. Отныне самолет назывался Н-209.

Тогда, в августе 1937-го, сразу после того, как 13-го числа связь с Н-209 прервалась, на поиски экипажа Леваневского были брошены все силы.

Начальник Главсевморпути, известнейший исследователь Арктики, Герой Советского Союза, ученый-математик, академик, будущий вице-президент АН СССР О.Ю. Шмидт заявлял журналистам, что в этих поисках участвуют 15 отечественных и 7 американских самолетов. От мыса Шмидта в советском секторе Арктики в сторону мыса Барроу на Аляске вышел ледокол «Красин». Принимались все версии того, где приземлился или где упал самолет Н-209: побережье Аляски (США), приполярные острова Канады, Чукотка, Якутия... Основные поиски предполагались в двухстах милях восточнее мыса Барроу, у мыса Оликток, где эскимосы именно в те дни видели падение «большого самолета».

В организации поисков активнейшее участие принял журналист и дипломат, сотрудник дипмиссии в США, затем Поверенный в делах СССР в США, далее Чезвычайный и Полномочный посол нашей страны в Соединенных Штатах Америки К.А. Уманский. Но его усилия не завершились успехом. Да и самого дипломата ждала ужасная судьба. В 1943 году его дочь, школьница Нина Уманская была застрелена на Б. Каменном мосту в Москве неподалеку от Дома на Набережной, по версии следствия, сыном другого высокопоставленного советского деятеля, сразу же покончившим с собой. А через неполные два года Константин Александрович Уманский, к тому времени посол СССР в Мексике и по совместительству в Коста-Рике, погиб с женой в авиакатастрофе по пути в Коста-Рику...

Исследователь судьбы Сигизмунда Леваневского и многих других покорителей Арктики Ю.П. Сальников убежден в том, что трагедия или, возможно, на первых порах драма с экипажем Леваневского произошла в районе аляскинского мыса Барроу. Его версия такова:

«Спустя 80 лет поражает мнение Уманского, наверняка согласованное с О.Ю. Шмидтом, что где-то ближе к Аляске на дрейфующем льду расположился "лагерь Леваневского". Но "Красин" оказался бессильным против паковых льдов, забивших бухту плоского мыса Барроу. Радиоинженер С. Смирнов к перелёту смонтировал и привёл в действие радиолокатор в Фэрбенксе для контроля полёта Н-209 после полюса.

Но сведений о его работе не сохранилось. Радиостанция "Красина" стала служить радиоприводом для поисковых полётов со стороны Аляски. Самолёт У-2 выгрузили на лёд с ледокола, и лётчик Котюхов попытался взлететь с соседней льдины, но наткнулся на торос и сломал винт. Восточный ветер нагнал в бухту лёд. Летающая лодка (гидросамолет – Т.К.) В. Задкова пришвартовалась к большому ледяному полю. Поднялся сильный восточный ветер. Льды пришли в движение, и члены экипажа Задкова стали баграми отпихивать льдины. Поднять самолёт на ледокол оказалось невозможно, и льды раздавили летающую лодку. Активно наступали зимние морозы. "Красину" пришлось возвращаться домой на Чукотку. Летчик А. Грацианский прилетел в Барроу, совершил несколько поисковых полётов. Благополучно искал и "приледнялся" и на лыжах в Барроу. Наступала полярная ночь. Экипажу Грацианского, по просьбе мэра Фэрбенкса, пришлось на обратном пути остановиться в их аэропорту и встретиться с местными жителями и мэром. Грацианский рассказал об экипаже Леваневского и задачах Вилкинса, который запланировал поисковые полёты во время полярной ночи при лунном освещении. Местные жители рассказали ему, что видели огни в океане и в прибрежных горах, но специалисты объяснили, что это был свет Юпитера. Такая же ошибка была у Папанина: кто-то увидел оранжевый свет, идущий от горизонта. Они вообразили, что к ним идёт экипаж Леваневского – фонариком "летучая мышь" светит – и побежали навстречу, пока Е. Фёдоров не закричал: "Да это же Венера!".

…Если обледенение самолёта привело к вынужденной посадке – или машина ушла под воду – это трагический финал перелёта.

Но в конце аварийной радиограммы с борта самолета Леваневского была осторожная фраза: "Предполагаем совершить посадку..."

До папанинцев нужно было лететь 250-300 км при сильном попутном ветре. Четверка полярников несколько дней очищала полосу от торосов и рисовала посадочные знаки. Из всех вариантов поворотов к Гренландии, острову Элсмир (600-700 км), побережью Аляски (1500-1700 км) папанинская льдина – наиболее предпочтительная точка посадки 13 августа 1937 г. Почему-то экипаж не использовал такую возможность. Эту гипотезу никогда не обсуждали.

В 80-годах прошлого века научный сотрудник Ленинградского научно-исследовательского института Арктики и Антарктики (ААНИИ) Л.П. Куперов изучил материалы наблюдений в августе 1937 г. и установил, что приборы полярной станции в бухте Тихая (Земля Франца-Иосифа) и Гринвичской обсерватории зафиксировали вспышку на Солнце 12 августа 1937 г. Она привела приполюсной район ионосферы к возмущению и к ограниченному прохождению радиоволн...

Наконец, самая интересная находка – в Архиве внешней политики российского МИДа – «Записка» доктора Х. Келлемса – священника и путешественника, приплывшего на собственной шхуне «Пандора» на мыс Барроу осенью 1938 года. Он доставил самодельный памятник Вилли Посту и его другу-журналисту У. Роджерсу: они погибли при подготовке к перелёту в 1935 г. через Северный полюс в СССР. От трёх инуитов он узнал, что 15 августа (?) 1937 года, год назад, они услышали громкий шум моторов и увидели "летательный аппарат", который быстро летел между островками Тэтис и Спай в море Бофорта. Неожиданно он упал в воду, вызвав большой всплеск. Был дождь и небольшой шторм, который стих к утру. Охотники подплыли на каяках и увидели большое масляное пятно, захлестнувшееся на Тэтис. Несколько суток Х. Келлемс с инуитами искал место катастрофы. Но начиналась зима, и шхуна вернулась в Калифорнию – домой. Келлемс поверил охотникам, написал "Записку" в советское посольство и был уверен, что Советский Союз пригласит его участвовать в поисках на следующий год, но началась Вторая мировая война...

Только в 1989 г. доктор Д. Стоун – директор Института геофизики при университете г.Фэрбенкса (Аляска) провёл поисковую экспедицию со своими аспирантами и волонтёрами. В 1990 г они обнаружили более 20 аномалий. С 2013 г. к американцам присоединилась небольшая российская поисковая группа, которая получила Грант Русского Географического Общества (1.5 млн рублей и добровольное пожертвование от Газпрома – тоже 1,5 млн руб.).

Когда президент России В. Путин вручал сертификат Гранта члену нашей поисковой группы, он твердо сказал: "Леваневского надо обязательно найти!".

Обрадованная таким напутствием, наша группа побывала на островах Тэтис и Спай в море Бофорта и узнала, что глубина шельфа там всего 6 метров. Но в 2013 году мы прилетели слишком поздно: начиналась зима – сильные ветры, молодой лёд, опасный для резиновых лодок «Зодиак» геофизиков. Командир вертолёта Рон Шердаун, ветеран Арктики (ищет самолёт Леваневского с 1962 года!) убедил нас перенести поиски на следующий год. Экспедиция по извлечению аномалий планировалась на 2014 год, но начались санкции. В 2015 г. нам удалось слетать в Барроу и в инуитскую деревню Нюксут, чтобы встретиться с родственниками тех охотников, которые видели падение большого самолёта в 1937 г. Внук одного из свидетелей рассказал, что в 1998 г. он с братом отправился охотиться на кита (в каяке было четыре человека). Неожиданно лодка налетела на подводное препятствие, и мотор заглох. Осмотр показал, что винт был повреждён. Лодку отбуксировали к берегу. Винт заменили. Больше столкновений не было... Когда в 2016 г. мы обратились в наше Географическое общество, получили ответ: найдите самолёт, тогда мы будем искать средства. К сожалению, американские поисковики тоже не получили поддержки в 16-17 годах, хотя американский Посол в РФ Д. Тэффт поддержал идею экспедиции и рекомендовал подать заявку на американский Грант 2017 года. Но наши коллеги с Аляски не успели оформить все документы вовремя...

В США и Канаде члены поисковой группы объявили сбор добровольных пожертвований. Разгадка трагической «мистерии Леваневского» сейчас стоит, по утверждению американских коллег, всего $ 30-40 тысяч. Доктор Дэвид Стоун хранит карту, где обозначено место каждой аномалии – их надо извлечь с глубины 6 метров и идентифицировать находки в Сиэтле на "Боинге" или в Москве в Космическом Центре им М.В. Хруничева (в 30-х годах прошлого века он назывался 22-м авиазаводом и построил этот четырёхмоторный самолёт Н-209 для трансполярного перелёта)».

Кстати, в понедельник, 14 августа 2017 года, в Центре имени Хруничева состоялся митинг с возложением цветов к памятнику экипажу Сигизмунда Леваневского.

Больше таких памятников на территории России нет. Есть в Польше, в городе Сокулка, – и сразу двум Леваневским: советскому летчику Сигизмунду и его брату Юзефу, польскому летчику, погибшему в авиакатастрофе на территории СССР, когда он пытался поставить рекорд на дальность перелета. То было время гибельных рекордов.

Юрию Сальникову – 82 года. Его американский коллега Дейв Стоун на два года старше, и он уже на пенсии. Готов внести $ 5 тысяч личных сбережений и надеется на добровольные пожертвования, чтобы собрать необходимые средства для поисков самолета Леваневского с воды или со льда в 2018 году. Может, и россияне помогут?

Не будет большим преувеличением сказать, что два удачных перелета через Северный полюс в США под руководством Валерия Чкалова и Михаила Громова, а особенно совместные поиски пропавшей экспедиции Сигизмунда Леваневского, происходившие всего за два года до начала Второй мировой войны, необыкновенно сблизили советский и американский народы, немало поспособствовали тому, что мы стали союзниками в борьбе против общего врага с его человеконенавистнической дурью. То, что американцы и русские сейчас вместе крутятся вокруг Земли на международной космической станции, объясняется не только надежностью и продвинутостью нашей техники и платежеспособностью американцев или какими-то иными причинами, но и тем, что несколько поколений назад мы стали почти друзьями. Люди неблизких идеологий в той совместной радости и совместной печали поняли, что общего между нами гораздо больше, чем противоречий.

А меня все мучает вопрос – трудно поверить, что святое дело поисков следов пропавшей экспедиции Сигизмунда Леваневского и его пяти товарищей держится только на энтузиазме двух немолодых людей – русского и пенсионера-американца – и энергичном предложении президента России «Леваневского надо обязательно найти». Разве не должна широкая общественность поддержать усилия Юрия Сальникова с Дейвом Стоуном и призыв Владимира Владимировича «найти Леваневского»?

Специально для «Столетия»

ссылка

Картина дня

наверх