Последние комментарии

  • Владимир Лашевский
    Наконец то привлекли внимание к ЛИИ им. Громова в г. Жуковском. Мне бы очень не хотелось, чтобы все пришли к одному "...Прощай, ЛИИ имени Громова?
  • Александр Михайлов
    *Этот день в авиации. 6 декабря
  • Олег Ухта
    Куда деньги перечислять?Прощай, ЛИИ имени Громова?

Что мешает полететь народному сельскохозяйственному дрону?

Проблема сельхозобработки полей авиацией в России приобретает крайне болезненный характер в свете Указа «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Указ предполагает двукратное увеличение валютной выручки в сельском хозяйстве, а этого можно добиться применением специальных технологий.

Авиационно-химические работы — одна из них. Сейчас этот рынок обслуживают частные компании — эксплуатанты авиаработ. К сожалению, в борьбе за «безопасность» с водой выплеснули ребенка. Легальная, по мнению Минтранса России, деятельность этих компаний приостановлена телеграммой Росавиации номер 2 707 700 от 27.09.2018, разорван хозяйственный цикл подготовки авиаторов к сезону, не заключаются новые контракты, рынок уходит в серую и черную зону, выполнение Указа под угрозой.

Движение пилотов авиации общего назначения «Профсоюз АОН» уже оценил только грядущие прямые убытки сельскохозяйственной отрасли в 120 миллиардов рублей.

Чтобы понимать более наглядно: вывод одного самолета из сельхозработ примерно эквивалентен потери 30 000 тонн экспортного зерна высшего сорта, а это — один океанский зерновоз. Сейчас на землю посадили более 240 самолетов и вертолетов. Умножайте сами. Подробный «разбор полетов» — тема отдельной статьи. Посчитать же возможные убытки от лесных пожаров, и прочих возможных бедствий просто невозможно. Но можно вспомнить пожары Калифорнии 2018. Более 1000 погибших. Более 10 тыс. сгоревших домов. Более 300 тыс. оставшихся без крова. Не будем нагнетать, все ж в Минтрансе не дураки сидят, разберутся. Но на прощание с темой — еще несколько цифр. Час полета государственного вертолета Ми-8 на лесоохране составляет порядка 300 000 рублей. Час полета частного СП-30 или 172 Цессны — 15 тыс. рублей.

2
Беспилотник
Кому это выгодно?

Мне всегда нравилась теория заговора. И я ее сразу нашел. Единственный участник сельхозрынка, нуждающийся в монополии на самолеты, — это «Ростех», который жестко пиарит свои углепластиковые и полностью не ремонтопригодные в полевых условиях самолеты Т-500 по 20 млн. рублей (можно купить примерно 4 «бензиновых» самолета Ан-2 после капремонта или 2 самолета АН-2-ТВС с «керосиновым» двигателем). Кстати, Ан-2 примерно в 5 раз больше по объему и грузоподъемности бака ядохимикатов и существенно дешевле по летному часу. Цена Т-500 практически в 15 раз выше «дешевых запрещенных» самолетов, которые успешно опыляют поля сейчас.

Да и дата (27 сентября) телеграммы Росавиации о запрете полетов ЕЭВС (единичных экземпляров воздушных судов, к которым относится примерно 99% сельскохозяйственных самолетов) удивительно совпадает с началом продаж (11 сентября) первого самолета Т-500. Который хоть и продан всего в одном экземпляре, но зато сертифицирован (парадокс — продали один, но он зато имеет сертификат типа, остальных сотни — а сертифицировать их невозможно, они ЕЭВС). Но это лишь авторское мнение. Хотя можно и вспомнить недавние слова В. В. Путина: дорогие машины от «Ростех» — это удар по малому бизнесу. Плюс создание безальтернативных монополий явно должно заинтересовать ФАС (Федеральную антимонопольную службу), ну, а коррупция в Росавиации (в части постановки на учет и выдачи сертификатов летной годности) давно переплюнула соответствующую в ГИБДД. Вот пример недельной давности, опубликованный в «Известиях». Единственное — там многие вещи описаны с точностью до наоборот. Да и доказанная сумма взятки — смешная. Но берут же.

Короче. Зарегулировав подотрасль, государство традиционно начало ее терять. Остается надежда на дронов. Может ли она оправдаться?

Что такое ТОП (точечная обработка полей) с помощью дронов?

В Китае, США и Японии точечная обработка полей (ТОП) существует уже несколько лет. Серьезные исследования ведутся и в Казахстане. Она позволяет не только сократить расходы пестицидов и гербицидов на три порядка (в тысячу раз), но и предотвращать разрастание сорняков и колоний паразитов на самой ранней стадии. Образно говоря, вместо борьбы с эпидемией проводят обычную сезонную вакцинацию. Например, вместо того чтобы бороться с бабочками-вредителями используются биофизические методы вместо ядов. На поле днем обрабатывается участок 10 на 10 метров, а ночью (в момент их наибольшей активности) на поле прилетает дрон со специальной ультрафиолетовой лампой и в течении 15 минут собирает с поля всех вредителей на этот участок, где они гибнут. Вторым примером является обработка очагов сорняков в начале их размножения. Дело в том, что ранней весной на размокших полях не может работать даже легкая техника, не говоря о тяжелой. Дроны же доставляют средства для борьбы непосредственно в точки возникновения проблемы, легко решая вопрос. При обычных площадных методах обработки остаются очаги мутаций сорняков, которые перестают быть чувствительными к пестицидам и гербицидам. А в органическом земледелии стоимость «химии из растений» такова, что площадная обработка вообще невозможна — цена таких продуктов становится космической.

С точки зрения фермерской экономии в США американцы оценивают минимальную эффективность дрон-обработки примерно в 60 долларов с акра (0.45 гектара), что в рублях превращается в 8 тыс. рублей с гектара. Разумеется, данные оценочные. На этом фоне стоимость обработки в несколько сотен рублей за гектар — копейки.

Собственно говоря, подобный метод становится поистине незаменимым при органическом земледелии, ибо другого пути вырастить экологически чистый урожай не существует. Но это тема совсем другой статьи. В России даже в самых дорогих магазинах нет настоящих органических продуктов. В лучшем случае под их видом продаются генетически модифицированные или обработанные ядреной и токсичной западной химией овощи и фрукты, тесты на которую не делают в силу ее экзотичности и сложности. Примерно ситуация как с допингом.

Первое препятствие — это деньги.

Китайский дрон DJI «во всем фарше» стоит порядка 15 тыс. долларов. Аппаратов на хозяйство надо 5. Таможня увеличивает эту сумму еще на 50%, что делает порог входа на этот рынок для единичного эксплуатанта порядка 10 000 000 рублей. Это примерно стоимость четырех легких сельскохозяйственных самолета типа СП-30. При этом, обрабатывая поля на сверхнизких высотах, дроны неизбежно цепляют траву и кустарники, что приводит к их выходу из строя и долгому и недешевому ремонту в условиях сервисных центров даже из-за пустякового повреждения. Таким образом, данное решение является пригодным лишь для экспериментального прототипирования данной технологии, да и то не на средства нищего сельхозпроизводителя. Хотя даже при таком ценнике для производителей это было бы рентабельно. Что же касается Японии, то примерно 70% виноградников обрабатывают вертолетные дроны. Интересно — владельцы компаний по обработке — это обычные отставные пилоты.

Любопытным фактом является то, что отечественные «птенцы Сколково» не только не предлагают более дешевых решений, но и наоборот, стараются дополнительно нагрузить их всякими высокотехнологичными новинками типа гиперспектральных фотокамер для дронов с ценой от 300 000 рублей за штуку и дополнительным программным обеспечением для обработки этих снимков за десятки тысяч долларов. При этом дополнительно возникают требования к квалификации фермера, так как это уже уровень игры выпускников физтеха и мехмата. С точки зрения коллег по цеху, 90% подобных проектов беспилотных технологий в России — это прикрытие других целей, например, под видом инновационной деятельности, сбор средств на Западе на модных блокчейн-технологиях и продаже токенов доверчивым инвесторам. О чуде — «летающем тракторе» из Татарстана за 9 000 000 долларов и конторе с офисом в Англии я ранее уже писал в статье «Создан «летающий трактор» для блокчейна и Книги рекордов Гиннеса. Зачем?«

Сколково
miksoladi

Ситуация не только портит рынок, но и огромное количество «купленных публикаций» в СМИ (нигде не написано «на правах рекламы») вводит в заблуждение и маститых государственных деятелей вплоть до министров. Увы. Дроностроение скоро станет синонимом нанотехнологий.

Любопытно другое. Аналогичный отечественный дрон, собранный обычными авиамоделистами из алюминиевых трубок, будет стоить от 1500 долларов и ремонтироваться с помощью скотча и изоленты. При этом моторы и винты будут китайские, потому что это просто дешевле. Для управления данным девайсом потребуется обычный ноутбук с установленными Гугл или Яндекс-картами, ну и точность будет не сантиметровая, а метровая (сантиметровая будет процентов на 10% дороже), но, как вы понимаете, это абсолютно неважно, ибо стоимость владения гаджетом будет меньше уже на порядок, а эффективность примерно такая же. Так что же на самом деле представляет собой сельскохозяйственный дрон? Это всего лишь несколько палок (лучей) из углепластика, алюминия или даже дерева с несколькими электромоторами, винтами, реле-регуляторами и батареей. Весит эта конструкция до 30 килограммов с полным баком сельскохозяйственного реагента. Управляет этим небольшая коробочка автопилотирования, которая ориентируется по системам GPS и Глонасс и способна в автоматическом режиме летать между произвольным количеством заданных точек, выполняя некие действия, заложенные в программе (снять видео, сделать фотографию, сбросить (распылить) дозированную полезную нагрузку и так далее). Собственно, автопилот и является единственным высокотехнологичным устройством в этой цепочке. Ну, еще ноутбук или планшет.

По производительности один дрон обрабатывает примерно от 4 гектаров в час и способен выполнять эти работы ночью и в туман. Группа из пяти дронов с одним оператором способна обработать 160 гектаров за летную смену, а в моменты борьбы за урожай смен может быть три. Как вы понимаете, данные получены путем механического умножения.

Где выход?

Почему эта конструкция до сих пор не летает? Да в общем, понятно почему. Нет никаких технических проблем. Есть чисто организационные. Они рождают мифы и легенды. Подробнее очень советую прочитать Правила Ашманова. Просто поменяйте программистов в тексте на создателей БПЛА (дронов, БАС, БВС и так далее) Ниже список основных мифов.

Миф о магической силе технологии производства дронов. Новая, сложная, впечатляющая технология не обязательно приведет к успеху. К счастью, сегодня это уже не нужно никому специально доказывать. Всякая технология может стать успешным продуктом, а может просто привести к растрате денег инвестора. Источники успеха проекта всегда лежат вне сферы технологий — в сфере бизнеса.

Кроме того, нужно помнить, что действительно уникальные технологии возникают очень редко, и с большой вероятностью в настоящий момент точно такая технология уже обсуждается, разрабатывается или даже продается где-то еще.

Ну и последний миф — о страшных запретах Росавиации. Для Росавиации ползающий в пределах поля на высоте 2 метра тихоходный дрон — это, конечно, формально беспилотник, но, по сути, это максимум авиамодель, не требующая сертификации и лицензирования. Поэтому если необходимо, то решение вопроса сельскохозяйственных дронов не требует изменения воздушного законодательства, а может быть решена парой разъясняющих телеграмм. Чиновники не дураки, и в общем-то не против. Другое дело, что отстаивать интересы сельскохозяйственных дроностроителей в Росавиации некому, а для ведомства масштаб вопроса ничтожный. Поэтому я сознательно не называю сельскохозяйственный дрон — БВС (беспилотное воздушное судно). Между ними такая же пропасть, как между роботом-пылесосом дома и беспилотным автомобилем на дорогах общего назначения. Автокран с 100-метровой стрелой в порядки опаснее, чем эта, по сути, группа москитных мотоблоков, которая перевозится с поля на поле на прицепе и не покидает поля зрения оператора, так как эти ограничения жестко зашиты в её систему управления.

Есть ли готовые рецепты?

Я не знаю рецептов внедрения дешевых российских дронов. На рынке либо «Сколковские маркетологи», либо «авиамоделисты». Видимо следует ожидать третьей силы. Вчера было рано. Завтра будет поздно. Может, уже пора делать революцию нынешней ночью? Задача автора в данном случае — вызвать повод для дискуссии и привлечь внимание к проблеме и интересной технологии. Лично для себя я нашел часть ответов в свежей статье «Хуже проекта, сделанного одними технарями, бывает только проект, сделанный одними маркетологами». А что думаете вы?

Виктор Галенко
Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх