Авиаторы и их друзья

79 062 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Михайлов
    Благодарю!Этот день в авиац...
  • Владимир
    Какой хороший самолет ...вроде невидимка....только гроза его мочит....а если учесть на гражданских ВС есть "гроза"это...Голландские F-35A...
  • Господин Никто
    Большое спасибо, Семён, за интересные авиаматериалыЭтот день в авиац...

Полтавский Пирл-Харбор. Налет немецкой авиации 21 июня 1944 года на полтавский аэродром

Один из не слишком известных эпизодов Второй Мировой Войны - челночные бомбардировки самолетами ВВС США с посадкой под Полтавой. Операция была начата 4 июня 1944 года и закончилась 13 сентября того же года - с продвижением советских войск челночные рейды с посадкой на территории СССР перестали быть необходимы. Основными целями бомбардировок были румынские объекты, в частности - нефтяные промыслы в Плоешти. Самолеты вылетали с территории Великобритании и Италии, в составе рейдов присутствовали B-17B-24 (по некоторой информации), P-38 и P-51.

Полтавский Пирл-Харбор. Налет немецкой авиации 21 июня 1944 года на полтавский аэродром

Но ночью 21 июня 1944 года немецкая авиация нанесла сокрушительный удар по прилетевшим с бомбежки американским бомберам В-17.
Естественно, аэродром хорошо охранялся советскими истребителями. Как же всё произошло?

Дело с обнаружением немецкой авиацией американской базы в Полтаве обстояло так.
Когда американские бомбардировщики второй раз (Фрэнтик-2) вместо того, чтобы лечь на обратный курс, направились на советские базы, специально выделенные экипажи немецких стратегических разведчиков уже подкарауливали их, чтобы точно установить место базирования и подготовить сокрушительный удар.
Почти, каждый день после завершения "Фрэнтик I" в ранние утренние часы, они пытались прорваться к известным им аэродромам в Миргороде и Полтаве, однако летчики 802-го ИАП не допускали этого.


Тем не менее, 21 июня лейтенант Ганс Мюллер и его экипаж дождались своего часа: пристроившись к группе "Крепостей", они "дотопали" с ними до Полтавы и, пролетев достаточно низко над аэродромом, сделали снимки такого качества, что командование IV корпуса люфтваффе просто не смогло отказать себе в удовольствии разбомбить все напрочь, и немедленно. 
Почему же советские истребители не сбили Мюллера, если он 21 июня 1944 опасно снизился над аэродром для его фотографирования?
Одно из объяснений этому непонятному многим исследователям факту дает бывший летчик 802-го полка Н.М.Фадеев, живущий ныне в Полтаве.
В тот день он с лейтенантом Д.П. Бояринцевым находился в воздухе, прикрывая посадку американцев.
В это время полк инспектировал представитель штаба ПВО округа.
Проверяющий, листая летные книжки, обратил внимание, что у Фадеева нет соответствующих записей и приказал отстранить его от полетов.
Командир полка майор Жукоцкий тут же дал команду на приземление, однако другую пару в воздух не поднял.
В этот момент и появился немецкий разведчик. Зенитчики открыли огонь, немецкий самолет успел вновь набрать высоту.
А майор Н.Фадеев был наказал. Ему, запретив летать, назначили с 21 по 22 июня 1944 г. дежурным по аэродрому.
Итак, мы теперь достоверно знаем,что американскую базу обнаружил и полностью сфотографировал немецкий самолет разведчик 21.06.1944 года. Он успешно вернулся на свою базу и сделанные им снимки переделаны в штаб для оценки и принятия решения.
В полдень 21 июня 1944 г. полковник Вильгельм Антруп (Antrup), командир KG55 люфтваффе, работал в своем штабе на авиабазе неподалеку от Минска, когда получил телеграмму:
"Американские тяжелые бомбардировщики пересекли линию восточного фронта и направляются в Россию".!!!
Антруп этого он ожидал с тех пор, как 19 дней назад, вылетевшие из Италии В-17 приземлились на советских аэродромах.
В штабе "Флигеркорпс IV" в Брест-Литовске (нынешний белорусский г. Брест) закипела работа.
Это было единственное в Люфтваффе соединение бомбардировщиков дальнего действия было образовано в конце 1943 г., когда стратеги из штаба Геринга пришли к простой мысли, что силы противника выгоднее уничтожать на коммуникациях, в эшелонах, на станциях выгрузки и т.п.
В его состав вошли три бомбардировочные эскадры, а также специальная эскадра самолетов-прокладчиков маршрута ("следопытов"), отыскиававших, обозначавших и подсвечивавших объекты удара.
Корпус предназначался исключительно для действий ночью без истребительного прикрытия.
Его командир генерал Рудольф Майстер доложил о готовности соединения к боевой работе в марте 1944 г,
Базируясь на варшавском и минском аэроузлах, это соединение с начала мая регулярно по ночам злодействовало над железнодорожными станциями: Киев-Дарница, Сарны, Проскуров, Бахмач, Ровно, Шепетовка, Жмеринка, Фастов.
Иногда налеты выполнялись целыми эскадрами и длились по несколько часов.
Благодаря хорошей выучке экипажей и слабому противодействию потери были невелики: на 31.05.44 г. 6 эскадра имела 109 самолетов, из них 76 исправных, 27 эскадра – соответственно 74 и 70, 53 эскадра – 108 и 79, 55 эскадра – 101 и 79.
Все бомбардировщики корпуса – типа Хе-111.

Полтавский Пирл-Харбор. Налет немецкой авиации 21 июня 1944 года на полтавский аэродром
...Заметим, что массирование ударов бомбардировочной авиации люфтваффе облегчалось еще одним преимуществом его самолетов перед советскими фронтовыми бомбар­дировщиками — значительной дальностью полета Ю-88 и Хе-111 (примерно вдвое большей, чем у Пе-2). Чтобы сосре­доточить усилия своих бомбардировщиков на каком-либо направлении, немцам зачастую не требовалось прибегать к перебазированию авиачастей: «юнкерсы» и «хейнкели» мог­ли наносить удары на достаточно удаленных друг от друга участках фронта, взлетая с одного и того же аэродрома! Так, приняв в 15 часов 21 июня 1944г. решение атаковать аэро­дромы Полтава и Миргород, командир 4-го авиакорпуса люфтваффе Р.Майстер смог реализовать его уже в ночь на 22-е — хотя все привлекавшиеся к этой операции эскадры Хе-111 базировались на аэродромах, удаленных от Полтавы на 850—900 и даже 1000 км — под Белостоком (4-я), Херес-полем и Демблином (55-я), Кросно (27-я) и Радомом (53-я), Правда, «хейнкели» из 27-й и 53-й эскадр использовали в   качестве аэродромов подскока Белосток и Минск, но это было сделано не из-за чрезмерной удаленности Кросно и Радома, а ввиду желания Майстера собрать всю ударную группу в воздухе еще до подлета к линии фронта (из-за чего машинам «Бельке» и «Легиона Кондор» пришлось лететь к Полтаве из Южной Польши не по прямой, а через Белорус­сию)...

К 15.00 21.06.1941 г.штаб авиакорпуса издал первый приказ:
"Сегодня ночью атаковать аэродромы в Полтаве и Миргороде".
Речь идет о том, чтобы одновременно уничтожить американские бомбардировщики и истребители.
По соображениям радиуса действия эскадры 27 и 53 эскадры должны немедленно перебазироваться на аэродромы в район Белостока и Минска. 55 эскадра может оставаться на своих базах в Деблине, Улеце и Подлодовке".
Следующий приказ в 16.00 детализировал задание: 
""Бомбонагрузка легкие фугасные бомбы, мелкие осколочные, 10% зажигательных бомб.
Атака колонной бомбардировщиков. Для 27 и 53 эскадр цель удара – Полтава, для 55 эскадры – Миргород.
Ведущим на Полтаву назначен командир 53 эскадры подполковник Поркрандт, на Миргород" – командир 55 эскадры подполковник Вилли Антруп.
Начало атаки на Полтаву назначили на 00.00 по берлинскому времени, чтобы до двух утра пересечь линию фронта в обратном направлении.
Атака на Миргород – на 10 минут раньше.
Всего над территорией противника предстояло лететь более трех с половиной часов.
Подготовка к вылету была в полном разгаре, когда внезапная низкая облачность полностью закрыла аэродром, на который перелетела и эскадра "Белке" выпала из плана операции.
Теперь, на каждый объект приходилось только по одному "кампфгешвадеру". Взлет начали в 20.30. Первыми ушли в воздух "следопыты" из Барановичей.
Следом в еще светлое вечернее небо медленно поднялись тяжело груженные бомбами и горючим машины 53 эскадры из Радома и Радзина. Последней стартовала наиболее выдвинутая на восток 55 эскадра из Деблина, Улеца и Подлодовки.
Каждой эскадре были выделены по 20 "прокладчиков маршрута".
И тут они очень пригодились. Ведь вначале приемлемая для полета погода, обернулись тяжелым ненастьем, а вместо "ясной луны" сверкали молнии, круги воздушных винтов светились белым светом, выступающие в поток поручни, стволы пулеметов и антенны были в "огнях святого Эльма".
Насыщенный электричеством воздух мешал работе средств радионавигации.
Может быть, поэтому некоторые из приданных 55 эскадре "следопытов" ошиблись.
Заметив в 23.43 (время берлинское) вспышку первой осветительной бомбы, которую в кромешной тьме лейтенант Рауденбуш из KG 4 точно сбросил на аэродром Полтавы, они решили, что это Миргород...
Ориентируясь по подвешенным Рауденбушем "люстрам", точно в срок – к часу ночи по московскому времени – после ряда отвлекающих маневров эскадра KG 53 подошла к Полтаве.
По команде "Факельцуг!"" вниз отправились новые осветительные бомбы, и в считанные секунды на аэродроме стало светло, как днем.
К своей радости, немцы обнаружили, что В-17 (те, что не оттащили к окраинам летного поля) стоят в таком же порядке, что и на фотографиях. 
Эфир заполнился фразами типа "зеленые конфетки – на стоянке", "мои – справа" и т.п.
Подполковник Поркрандт с командовал "Атака!", и мелкие осколочные бомбы типов SD 1 и SD 2 посыпались тучами вперемешку с 50-кг фугасками SC 50. Одна из них попала прямо в КП зенитчиков, и ПВО базы оказалась дезорганизованной.
Миргород в ту роковую ночь спасла облачность, настолько плотно укрывшая местность, что эскадра KG 55 потеряла ориентировку.
Попытки отыскать свою цель продолжались, пока не выяснилось, что в результате недоразумения на Полтаву ушли слишком много "осветителей".
Антрупу доложили, что, мол, "ошибка вышла", но "свечки держать уже все равно некому" (т.е. машин с САБами осталось недостаточно для работы по Миргороду).
Тогда молодой подполковник принимает решение повернуть на Полтаву всю KG 55 с ее 91-м Не 111!
И хотя там в этот момент творилось настоящее светопреставление, из-за плохих метеоусловий летчики Антрупа его не видели.
Чтобы найти Полтаву, они полетели строго на восток, по отблескам обнаружили речку Ворскла и, следуя вдоль нее, добрались до цели.
Все эти маневры заняли около часа, и над горящим аэродромом KG 55 появилась, когда последние машины KG 53 уже разворачивались на запад.
"Следопыты" тоже собрались домой, когда командиру второй эскадрильи (II./KG 4) майору Граубнеру поступила просьба подлетающих экипажей KG 55 еще раз осветить цели.
"Крепости" USAF. На отходе экипажи "Хейнкелей" обстреливали из бортового оружия очаги пожаров с малой высоты.
Всего в ту ночь над полтавским аэродромом разгрузились, с учетом "следопытов", около 180 Не 111, которые сбросили до 100 т бомб".

Полтавский Пирл-Харбор. Налет немецкой авиации 21 июня 1944 года на полтавский аэродром
Интересно, что при этом немцы не только не потеряли ни одного самолета, но даже не имели раненых в экипажах! 
Как видим, в ночь с 21 на 22 июня вся мощь удара немцев пришлась по Полтаве.
Несомненно, это был один из наиболее крупных успехов Люфтваффе, который если не погубил сразу саму идею продолжения операции "Фрэнтик", но как потом показал ход событий, подорвал доверие между США и СССР в дальнейших планах американо – советского военного сотрудничества.

 

Полтавский Пирл-Харбор. Налет немецкой авиации 21 июня 1944 года на полтавский аэродром

 

http://narodna.pravda.com.ua/history

Картина дня

наверх