Авиаторы и их друзья

79 053 подписчика

Свежие комментарии

  • Юрий Назаренко
    Изучать матчасть надо тем, кто не знает, чем двухконтурный двигатель с раздельными соплами отличается от двигателя ...ПАКетное соглашен...
  • Астон Мартин
    хуже горбачева не было правителей в истории , который отдавал врагам все что строили и лелеяли наши граждане военспец...Лётчики Народной ...
  • Михаил Ачаев
    У нас этот шлем с прицелом небось только на Су-57 планируется? А так конечно, двухдвигательный аппарат будет поприеми...Лётчики Народной ...

Разгром Виктора Суворова-Резуна

Разгром Виктора Суворова-Резуна
Многие критики пытались спорить с Виктором Суворовым как с историком, по правилам научного спора. Если автор базируется на неверных предпосылках, то его выводы также неверны.
Старания таких научных критиков были совершенно бесполезны, поскольку творчество Виктора Суворова не только ненаучное, но и совершенно определенно антинаучное.


Первая его книга «Ледокол» начинается с обвинения: «Имею смелость заявить, что советские коммунисты обвиняют все страны мира в развязывании Второй мировой войны только для того, чтобы скрыть свою позорную роль поджигателей».

Уже предисловие к «Ледоколу» задает тон и этой книге, и всем последующим. Суворов обвиняет советских коммунистов в совершении неких преступлений, которые он хочет разоблачить. Этот факт совсем нелишне напомнить накануне 25-летия появления этой книги на свет. За время длительного спора многие из его участников, увлекшись «боями местного значения», уже успели подзабыть содержание книг Виктора Суворова, а в особенности их обличительный пафос.

Так вот, Суворов обвиняет, и вся его «концепция» есть обвинение. Этот факт ни в коем случае нельзя забывать, когда речь заходит о самом Суворове, о его книгах или о его сторонниках. 

Автор «Ледокола» не ставил перед собой задачи поиска истины, не ставил задачи научной реконструкции событий 1939— 1941 годов на основе имеющейся информации.

Он ставил задачу бросить тяжкое обвинение советским коммунистам.

Но только ли в разжигании Второй мировой войны Суворов обвиняет советских коммунистов? Нет, не только. Если прочитать «Ледокол» с карандашиком, то нетрудно увидеть, что таких обвинений несколько, и они взаимосвязаны между собой.
Итак, пройдемся по тезисам Суворова:

Тезис первый. Сталин провел кровавую индустриализацию и коллективизацию и вообще морил людей голодом ради оружия: 
«Индустриализация была куплена большой ценой. За индустриализацию Сталин платил жизненным уровнем населения, опустив его весьма низко... И тогда в 1930 году Сталин начал кровавую коллективизацию... Коммунистический мир оказался во много раз страшнее империалистической войны».

Тезис второй. Сталин совершил агрессию в предвоенный период и готовил нападение на Германию: «Достаточно вспомнить, что за «предвоенный период» все европейские соседи СССР стали жертвами советской агрессии».

Тезис третий. Германия не готовилась к войне, промышленность работала в режиме мирного времени, а у армии не было зимнего обмундирования: 

«Гитлер принял окончательное решение напасть на Сталина 18 декабря 1940 года. Но германская промышленность не перешла на режим военного времени, и летчиков в Германии готовили по вполне нормальным программам».

Тезис четвертый. Гитлер вел превентивную войну, испугавшись советской угрозы румынской нефти: 

«В карьере Сталина было мало ошибок. Одна из немногих, но самая главная — это захват Бессарабии в 1940 году. Надо было или захватывать Бессарабию и тут же идти дальше до Плоешти, и это означало бы крушение Германии; или ждать, пока Гитлер не высадится в Британии, и после этого захватывать Бессарабию и всю Румынию, и это тоже было бы концом «тысячелетнего рейха».
Сталин же сделал один шаг по направлению к нефти, захватив плацдарм для будущего наступления, и остановился — выжидая. Этим он показал свой интерес к румынской нефти и вспугнул Гитлера, который до этого воевал на западе, на севере и юге, не обращая внимания на «нейтрального» Сталина».


Тезис пятый. Сталин захватил в Европе богатые страны и поработил их: 

«В конечном счете Польша, ради свободы которой Запад вступил в войну, свободы не получила, а была отдана в рабство Сталину со всей Восточной Европой, в том числе и с частью Германии... А внезапный удар Красной Армии в 1941 году сулил захват новых богатых территорий и резервов продовольствия (например, в Румынии)».

Эти тезисы приведены в логическую последовательность, хотя места, их подтверждающие, разбросаны по всему тексту «Ледокола», а также «Дня М», и всех его других книг. При желании можно собрать много подобных цитат в уже довольно объемном «собрании сочинений» Виктора Суворова.

Логическая структура «концепции» Виктора Суворова рисуется, таким образом, пятью основными тезисами. Причем надо заметить, что он готов спорить о чем угодно, о танках и самолетах, о дислокации частей и соединений, может даже отказаться от своего прежнего взгляда на Жукова и посвятить несколько книг острой критике «Воспоминаний и размышлений», но от этих своих тезисов он не отступает ни на шаг. Он нигде не то что не подвергает их пересмотру или корректировке, но и вообще не ставит под сомнение и приводит при всяком удобном случае, при всяком поводе.

Характерно, что и его сторонники делают точно так же. Они готовы с жаром обсуждать самые разнообразные детали, обсуждать толщину брони, калибры, запас хода, скорость, дислокации, перемещения, наступления и контрудары, рассуждать по поводу стратегии и дипломатии, но совершенно не касаются основных тезисов.
Они их словно бы прячут от обсуждения и критического анализа.

После долгого и неоднократного прочтения книг Виктора Суворова у меня сложилось твердое убеждение, что эти пять тезисов представляют собой каркас исторического мировоззрения «капитана Ледоколa», на который наклепываются, как броневые листы на каркас американского довоенного танка, все его остальные рассуждения и «аргументы». Это и есть тот самый хребет «Ледокола», который нужно переломить торпедами критики, чтобы «Ледокол» разломился и затонул.

Сторонника Суворова могут закидать примерами, ссылками и фактами, как ручными гранатами, но наступит момент и крикнет он: «Но в главном-то Суворов прав!».

Как правило, на этом дискуссия кончается.

Мне все это живо напоминает штурм плохо разведанной полосы укреплений, вроде того, как это было в Финскую войну. Вроде бы сосредоточены войска, наступление успешно, но вот начинается плотный огонь невесть откуда, и движение захлебывается. Вроде бы провели артподготовку и пошли вперед — то же самое. Вскрыли и «заклепали» выявленные огневые точки, пошли вперед — снова провал и откат назад.

И все потому, что не была вскрыта вся система укреплений, вся система огня, не выявлены ключевые узлы, взятие которых разрушает всю систему обороны, не выявлены уязвимые места. 

Так и здесь. Более 20 лет профессиональные историки и добровольцы упорно штурмовали 'позиции сторонников Виктора Суворова без проведения анализа всей концепции, без выявления как явных, так и замаскированных тезисов, без вскрытия уязвимых мест. Как лобовой штурм укреплений без разведки и подготовки ведет к большим потерям, так и дискуссия в лоб, без анализа позиции оппонента, ведет к поражению.

Разложив тезисы концепции Виктора Суворова на оперативной карте, нетрудно увидеть, что уязвимых мест в ней много, и атаковать ее можно с самых разных направлений. Но атака отдельного тезиса, даже и другого, например тезиса о коллективизации с индустриализацией, серьезного успеха не даст. В рамках этой «концепции», как в укрепрайоне, один тезис поддерживает другой, так же как один дот поддерживает своим огнем другой.
Нужно найти такой узел обороны, взятие которого обеспечивает взлом укрепленной полосы и разгром противника. И такой ключевой узел в концепции Виктора Суворова есть. Если присмотреться, то в пяти его тезисах можно увидеть объединяющий их метатезис, который можно сформулировать так: «Коммунизм -это рабство».

Опровержение ключевых тезисов

Именно по этим причинам я выбрал свой путь критики Виктора Суворова, полностью отказавшись от критики его по мелочам, от опровержения частностей, хотя таким образом можно было написать огромный том и оснастить его обширной библиографией. Мой торпедный залп должен попасть в «Ледокол», проломать ему борта и переборки, переломить ему хребет. Нет лучшей музыки, чем скрежет ломающихся переборок тонущего фашистского рейдера. 

Итак, подведем итоги нашей торпедной стрельбы.

Тезис первый, о том, что Сталин провел кровавую индустриализацию и коллективизацию и морил людей голодом ради оружия. 

В главе второй показано, что действительно имевший место голод в СССР в первый раз был вызван чрезвычайным истощением страны после Гражданской войны, а во второй раз он был вызван ошибками в развитии сельского хозяйства, в некритическом заимствовании американского опыта.

Голод не был связан с индустриализацией и коллективизацией, не вытекал из них. Как только масштабы голода стали известны руководству, голодающим районам была выделена большая и разнообразная помощь, большие усилия были направлены на восстановление сельского хозяйства пострадавших районов. Вообще, большевики всегда жестко и решительно боролись с голодом, вплоть до немедленного расстрела виновных. Массовое уничтожение сельхозпродуктов, как было в капиталистических странах в то же самое время и тоже в условиях голода, в СССР было совершенно немыслимо.

В главе третьей показано, что коллективизация в Восточной Белоруссии привела к быстрому росту благосостояния колхозников, превышающему до-колхозный уровень, к мощному развитию сельского хозяйства, так что Восточная Белоруссия к 1939 году по своему сельскому хозяйству была равноценна всей довоенной Польше.

Вообще индустриализация привела к небывалому росту индустриальной и военной мощи СССР, к резкому росту благосостояния населения и его культурного развития, более высокого, чем во всех приграничных странах в то время (Подробнее: Верхотуров Д.Н. Сталин против Великой депрессии.).
Таким образом, этот тезис Виктора Суворова полностью разбит и опровергнут. Первый отсек «Ледокола» получил пробоину и потоплен.

Тезис второй о том, что Сталин совершил агрессию в предвоенный период и готовил нападение на Германию. 
Этот вопрос рассматривался сразу в четырех главах: третьей, четвертой, пятой и шестой.

СССР в присоединении польской Западной Белоруссии, Западной Украины, румынской Бессарабии, Латвии, Литвы и Эстонии вовсе не совершал агрессии. Эти были территории, оккупированные в ходе Первой мировой войны немецкими войсками, в которых оккупационные власти создали независимые государства (кроме Румынии, которая при поддержке немцев оккупировала Бессарабию). 

Таким образом, это было насильственное отторжение территорий от РСФСР, и Советский Союз имел все права на их возвращение. Возвращение этих территорий осуществилось практически без боевых действий в условиях признания Германией этих прав.

У СССР была еще одна причина добиваться возвращения этих территорий. Польша и Румыния установили на захваченных землях режим колонизации и национального угнетения коренного населения. После присоединения этих территорий к СССР режим национального угнетения и колонизации был немедленно ликвидирован, а территории получили, несмотря на краткий период до войны, существенное социально-экономическое развитие. Эти действия ни при какой погоде нельзя рассматривать как агрессию. Это было освобождение оккупированных территорий.

Подготовка к войне с Германией в конце 1940 - начале 1941 года, как это подробно рассматривалась в шестой главе, была связана с резко изменившейся обстановкой в Европе, сокрушением Германией Франции, Бельгии и Голландии, с переходом Великобритании к обороне. 

Германия чрезвычайно усилилась в военно-экономическом отношении за счет захватов и трофеев, ее военно-хозяйственный потенциал превысил потенциал СССР. Единственной целью для ее сухопутных войск в Европе на тот момент был Советский Союз.

Ситуация была настолько очевидна, что Советский Союз должен был остановить и разгромить немецкие войска любой ценой, чтобы не пасть жертвой агрессии. Учитывая силу германской армии и мощь военной экономики, сделать это можно было только контрударами с переходом в решительное наступление, к чему и следовало готовить РККА.

Таким образом, и этот тезис Виктора Суворова разбит. Второй отсек его «Ледокола» потоплен.

Тезис третий о том, что Германия не готовилась к войне, промышленность работала в режиме мирного времени даже в 1940—1941 году и позднее. Он рассматривался в первой, четвертой и шестой главах. 

Многочисленные документы и факты показывают, что Германия имела план ведения агрессивной войны, активно готовилась к ней, причем задолго до начала боевых действий. На службу подготовки к войне были поставлены государственные финансы, промышленность, сельское хозяйство, внешняя торговля Германии. Подготовкой к войне Гитлер довел Германию до грани голода, вполне сознательно ликвидировав какие-либо возможности для мирного разрешения хозяйственного кризиса.

Немецкая промышленность и экономика была мобилизована и переведена на военные рельсы в самом начале войны с Польшей, т.е. в конце августа — сентябре 1939 года. Все это произошло за год до начала мобилизационных мероприятий в СССР.

Наконец, гитлеровцы систематически грабили захваченные страны и поставили их промышленный и хозяйственный потенциал на увеличение своей военной мощи и на подготовку нападения на СССР.

Таким образом, и третий тезис Виктора Суворова полностью разбит. Третий отсек его «Ледокола» потоплен.

Тезис четвертый о том, что Гитлер начал превентивную войну, испугавшись нападения на «нефтяное сердце Германии» -- Румынию. В главе пятой было подробно рассмотрено, что Румыния фактически на момент возвращения Бессарабии в СССР не была главным и основным поставщиком нефти в Германию, и вообще нет никаких причин считать ее «нефтяным сердцем Германии». Румынская нефть стала в основном германской только после поражения Франции и Великобритании, т.е. после передачи Бессарабии СССР.

Более того, Германия не видела никакой угрозы в возвращении Бессарабии в СССР, признало советские права на эту территорию, отказалась помочь Румынии ее удержать, а Советский Союз не проявлял никакого интереса к румынской нефти, поскольку сам был хорошо обеспечен ею и поставлял нефть в Германию.

К тому же в первой главе рассматривались предвоенные планы гитлеровского руководства, в которых уже были планы войны против Советского Союза, составленные задолго до возвращения Бессарабии в состав СССР.
Таким образом, четвертый тезис Виктора Суворова полностью опровергнут. Четвертый отсек «Ледокола» также получил пробоину и потоплен.

Наконец, тезис пятый о том, что Сталин захватил в Европе богатые страны и поработил их, или теория «коммунистического рабства». Как раз наоборот, перед войной в состав СССР попали наиболее отсталые и нищие районы наиболее бедных и отсталых европейских стран — Польши и Румынии, и Советскому Союзу пришлось немало в них вкладывать для их развития.

После войны Советский Союз получил влияние в наиболее пострадавшей от оккупации и боевых действий части Европы и оказывал этим странам, невзирая на собственные разрушения и ущерб, разнообразную хозяйственную и восстановительную помощь, от неотложной продовольственной помощи до помощи в строительстве крупных промышленных предприятий.

В главе четвертой и главе седьмой прямо сравнивается советская политика помощи и восстановления и гитлеровская политика оккупации и грабежа. Разница чрезвычайно велика. Если гитлеровцы старались вывозить все мало-мальски ценное с оккупированных территорий, то Советский Союз, наоборот, поставлял машины, оборудование, сырье. Если гитлеровцы довели хозяйство оккупированных стран до разорения и падения производства, то СССР, наоборот, добился быстрого хозяйственного и промышленного подъема в Восточной Европе.

Никакого «порабощения», никакого «коммунистического рабства» в послевоенной Восточной Европе не видно. Напротив, эти страны стали жить намного лучше, чем до войны, и всякий в этом может убедиться сам.
Таким образом, и пятый тезис Виктора Суворова полностью разбит и опровергнут. Пятый отсек «Ледокола» потоплен.

Итак, все пять ключевых тезисов «концепции» Виктора Суворова были разбиты и опровергнуты. Никакой его сторонник теперь не может кричать: «В главном-то он прав!», не расписываясь при этом в своем дремучем невежестве и беспредельной лживости.

«Ледокол» пошел ко дну, куда ему и дорога.

По материалам книги Верхотурова Д.: иктор Суворов врёт. Потопить «Ледокол»"

 

Картина дня

наверх