Денис Шапиро, Space Adventures — о космическом туризме и подготовке к полету


О полетах в космос мечтают многие. В листах ожидания компаний, обещающих суборбитальные космические полеты, уже сотни людей. Писатели-фантасты середины XX века были уверены, что в ближайшем будущем этот вид путешествий станет общедоступным. Однако до сих пор в космосе побывало менее 600 космонавтов. Непрофессионалу отправиться в космос еще сложнее, однако в 2001 году это удалось Деннису Тито. Он стал первым космическим туристом, полетевшим в космос за свой счет и без многолетней подготовки. Но массовым это явление пока так и не стало.
Экс-менеджер российского представительства компании Space Adventures Денис Шапиро рассказал «Хайтеку», что, кроме денег, нужно для космического туризма и скоро ли такое путешествие смогут совершить все желающие.

Денис Шапиро — экс-менеджер российского представительства компании Space Adventures. Занимался организацией полетов для космических туристов, которые компания проводила совместно с Роскосмосом.

Космический туризм — это возможность непрофессионалу полететь в космос

— Какие разновидности существуют у космического туризма?

— Есть два вида. Один, который существовал до сих пор, — орбитальный космический туризм. История хоть и дорогая, но очень привлекательная. Если в общих словах, то ракета стартует с космодрома, через некоторое время корабль с туристом на борту стыкуется на орбите с МКС и космический путешественник начинает жить в космосе. Полет длится примерно 9–12 суток. Всего было восемь таких полетов и семь космонавтов-туристов. Одному так понравилось, что он слетал дважды.

Космический туризм — разновидность экстремального туризма, при котором человека отправляют в космос. Пока единственными путешествиями, осуществленными на практике, остаются краткосрочные (до двух недель) полеты на МКС, организованные компанией Space Adventures. Остальные проекты — краткосрочные суборбитальные полеты и полеты на Луну — до сих пор в стадии разработки.

Сейчас начинается новый этап — так называемый суборбитальный туризм, когда туристы летят до условной границы с космосом. То есть они испытывают на себе невесомость и быстро возвращаются на Землю. Технически считается, что они побывали в космосе. Где начинается космос — открытый вопрос, потому что все считают по-разному. В России считают, что на высоте 100 км. В США — что надо проводить анализ изменения атмосферы — и граница проходит чуть выше, чем 80 км. Суборбитальные полеты будут стоить недорого. Тогда как орбитальные стоят десятки миллионов долларов, к тому же, надо проходить длительную подготовку.


Космические туристы:

  • Деннис Тито, США.
  • Марк Шаттлуорт, ЮАР.
  • Грегори Олсен, США.
  • Ануше Ансари, Иран и США.
  • Чарльз Симони (летал дважды) — один из создателей Word и Excel, Венгрия и США.
  • Ричард Гэрриот — гуру компьютерных игр, США. Сын Оуэна Гэрриота, который был членом отряда космонавтов НАСА и стал первым человеком, испытавшим радиолюбительскую связь в космосе. Ричарда не взяли в отряд НАСА из-за плохого зрения, но для туриста это неважно.
  • Ги Лалиберте, Канада.

— Кто-то спонсирует полет космических туристов?

— Нет, космические туристы — это те, кто полетел за свои деньги. Все полеты организовывала Space Adventures. В следующем году будет уже несколько американских кораблей, которые смогут возить туристов. Туризм запустится с новой силой — больше новых кораблей, возможностей, появление суборбитальных полетов.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Сейчас суборбитальные полеты разрабатывают два оператора: Blue Origin и Virgin Galactic. Заявленная стоимость полета — $250 000, высота — от 80 до 105 км, время — 15 минут, из которых около 5 минут турист проведет в невесомости.


Мало иметь деньги, чтобы стать космическим туристом

— Как происходит подготовка космических туристов и чем она отличается от тренировок для профессионалов?

— В основном вся подготовка туристов проходит в Подмосковье, в Звездном городке. Космические туристы — очень богатые и успешные люди, которые смогут заплатить десятки миллионов долларов. Так, первый полет в 2001 году стоил $20 000 000. Эти успешные люди садятся за парту, полгода проводят в России, привыкают к нашим реалиям, изучают конструкцию космического корабля «Союз», устройство и системы МКС, учатся правильно реагировать на внештатные ситуации, проходят много других тренировок для безопасного полета в космос. Скорее всего, уже в этом году появятся американские пилотируемые корабли, но пока все летают на «Союзе». Он состоит из трех больших частей: бытовой отсек, приборно-агрегатный отсек, где находится двигатель корабля, и спускаемый аппарат — самая защищенная и безопасная часть. В нем космонавты находятся на старте и возвращаются на Землю.

— Какие практические навыки нужно освоить перед полетом в космос?

— Прежде, чем полететь в космос, надо пройти много тренировок и медицинских проверок на Земле. К примеру, вращение на центрифуге. Космонавтов и космических туристов испытывают, как они переносят максимальные перегрузки в 8g. При баллистическом спуске члены экипажа могут испытать именно такую перегрузку, поэтому надо уметь с ней справляться и выполнять какие-то простые действия, предписанные циклограммой полета. Человек не должен растеряться, если вдруг начнет весить в восемь раз больше.

Как имитировать невесомость? Это можно сделать на специальном самолете — модифицированном ИЛ-76. Полет проходит по определенной программе: самолет с перегрузкой примерно в 2g взлетает вверх, а когда достигает расчетного пика, пилот переводит самолет в свободное падение. В этот момент и наступает невесомость. В невесомости все жидкости превращаются в шарики. Если керосин или еще какие-нибудь жидкости в самолете превратятся в шарики, он просто упадет. Поэтому всё под гидравликой. Во время невесомости космонавты должны уметь одеться или, наоборот, снять с себя скафандр, научиться себя вести в невесомости. Эта невесомость длится примерно 25 с и повторяется 10–15 раз. За это время надо полностью сконцентрироваться, чтобы успеть выполнить циклограмму упражнений, которые есть у космонавтов. Наши туристы тоже летают на таких самолетах, потому что с того момента, как турист попал в Звездный городок, он такой же член экипажа, как и все остальные. От него зависят безопасность и продуктивная работа будущей миссии.

Еще один способ испытать состояние, приближенное к невесомости, — это тренировки в специальном бассейне, где отрабатывается выход в открытый космос. Глубина такого бассейна — 12 м, а диаметр — 23 м. В него опускается макет станции, а космонавты в скафандре «Орлан» имитируют выход в открытый космос. Понятно, что полноценной невесомости в бассейне достичь нельзя, но добиться нулевой плавучести и провести тренировки по ремонту станции можно. Надо сказать, что еще ни один космический турист не выходил в открытый космос. Так что тренировки в гидроневесомости — только для космонавтов-профессионалов.

Есть еще и так называемые тренировки по выживанию в различных климато-географических зонах. Если что-то пойдет не так, корабль может приземлиться — к примеру, в пустыне или в зимнем лесу, а может вообще приводниться. Поэтому есть три варианта тренировок на выживание: зимний лес, вода и пустыня. В зимнем лесу надо не замерзнуть и попытаться выжить в течение нескольких суток. На борту космического корабля есть специальные укладки с инструментами и всем необходимым, чтобы космонавты могли выжить в суровых условиях: напилить дров, развести костер, построить своеобразный шалаш-вигвам, в котором можно переночевать, провести другие действия, предусмотренные тренировкой. В пустыне они должны продержаться два дня с минимальным количеством воды, так как в корабле есть только шесть литров жидкости на человека, а температуры в пустыне высокие.

Во время тренировок на случай приводнения аппарат с тремя людьми внутри спускают на воду. Небольшая спасательная капсула не тонет, но и в море волны никто не «выключал», так что обстановка внутри спускаемого аппарата непростая.

К примеру, имитируется ситуация посадки в Северном Ледовитом океане. Космонавтам необходимо переодеться, так как скафандр не защитит от холода. Но внутри места настолько мало, что они не могут сами это сделать, поэтому должны обязательно помогать друг другу. Они должны надеть полетный костюм, специальный термозащитный костюм и гидрокостюм «Форель», выбраться из спускаемого аппарата и выжить на воде до прибытия поисково-спасательной службы. Они должны уметь поесть на воде и научиться совместно грести, понимать, где они находятся, и даже пускать солнечных зайчиков, чтобы их заметили спасатели. У суперподготовленных людей это занимает 2–2,5 часа. За это время участники тренировки могут похудеть на два и более килограмма.

Перед этими тренировками люди проходят специального психолога, который, в том числе, учит их концентрироваться. Есть несколько упражнений, которые доступны всем. Возьмите секундомер и попробуйте пять раз подряд остановить время на определенной секунде, к примеру, на 37-й. Если у вас получится это сделать несколько раз подряд, значит, вы уже сконцентрированы и можете приступать к тренировкам.

Чтобы стать орбитальным космическим туристом, мало иметь деньги, нужны еще и здоровье, выносливость и прочие качества, которые помогут справиться со всеми нештатными ситуациями.

— Что дают эти тренировки, кроме физической выносливости?

— К примеру, возьмем тренировку на вращающемся кресле, задача которой заключается в подготовке вестибулярного аппарата участника космического полета для работы в невесомости. Здесь происходит очень интересная вещь, на примере которой можно показать, что значит быть космонавтом. Кругом врачи, будущий космонавт пристегнут к креслу, которое будет вращаться, ремнями безопасности, ему ничего не угрожает. Космонавт понимает, что находится в полной безопасности. В любой момент эксперимент остановят. Но во время вращения организм обычного человека начинает понимать, что с ним что-то неладно. У него начинаются рвотные рефлексы, он считает, что проник какой-то страшный яд, и этот токсин надо срочно вывести. Для космоса это критично, потому что там человек всё время испытывает то, что не испытывает на Земле.

Мне один космонавт рассказал: его работа заключается в том, чтобы научиться отличать реальные сигналы мозга от мнимых. Тренировка на вращающемся кресле на самом деле безопасна, но наш мозг считает, что всё пропало. Это и есть ложные сигналы. Такая тренировка входит в обязательный набор упражнений космонавта, и все туристы тоже проходят через нее.

Есть еще тренировка в барокамере. Это испытание того, как человек сможет справляться с гипоксией, когда содержание кислорода в воздухе существенно ниже обычного. Для этого человека поднимают на высоту 5-6 км и заставляют решать какие-то простые задачи при условии кислородного голодания. Но это не так просто. Представьте, что вы достаточно быстро оказались где-то на пути на Эверест и у вас кислородное голодание. Организм не понимает, что с вами происходит и где кислород. Начинается повышенное сердцебиение, потому что сердце усиленно гоняет кровь. Организму кажется, что чем выше будет скорость кровообращения, тем больше — насыщение кислородом, но ничего не происходит. Кислорода мало. И этот момент надо сконцентрироваться и выполнять определенные задания, которые предусмотрены по программе.

Все эти тренировки готовят космонавтов к возникновению различных нештатных ситуаций и вырабатывают у них навыки и уверенность в том, что они справятся с любым вызовом.

Никто не улетает без песни «И снится нам не рокот космодрома»

— Известно о суеверии пилотов и моряков. А какие приметы и традиции есть у космонавтов? Как проходят последние дни перед полетом?

— В подготовке к космическому полету действительно есть много традиций. Такое ощущение, что если не выполнить какой-то пункт, то никто никуда не полетит. Это, конечно же, шутка. Одна из традиций — фотография на Красной площади, возложение цветов к Кремлевской стене, к могилам Королёва и Гагарина. И, как ни странно, фотография у стелы с Лениным. После этого люди отправляются на космодром Байконур. Там они и сопровождающие их специалисты помещаются на карантин, который длится две недели. Космонавты тренируются, проходят последнюю подготовку к полету, но с ними общается ограниченное число людей. Это даже не традиция, а необходимость, чтобы не привезти на МКС какую-то инфекцию.

На Байконуре обязательно поднимаются флаги стран-участников полета, посещаются домики Королёва и Гагарина, где они ночевали перед первым стартом 12 апреля 1961 года. Сажают деревья. Если вы когда-нибудь побываете на Байконуре, то увидите первое дерево, посаженное Гагариным.

Накануне старта все смотрят фильм «Белое солнце пустыни». Выходить из гостиницы космонавты должны всегда под одну и ту же песню: «И снится нам не рокот космодрома…». Одна из легенд, которые я слышал на Байконуре, гласит, что однажды что-то произошло, и музыка не запускалась. Старт ракеты назначен, все готовы, космонавты не выходят. Тогда кто-то сообразил и включил песню на мобильном телефоне, и все состоялось по графику

— Как готовят технику к полетам? Корабли и снаряжение для туристов как-то отличаются от стандартных?

— Космический турист естественно летит на том же самом корабле, что и все остальные участники полета, но есть и абсолютно индивидуальные вещи. К примеру, это персональный скафандр и персональный ложемент — «кресло» космонавта. Для того, чтобы изготовить скафандр и ложемент, космонавта измеряют по всем возможным параметрам, а чтобы создать нужную форму ложемента, его буквально заливают гипсом: по ноге, руке и всем параметрам тела, которые только можно проверить. Это кресло в единственном экземпляре служит только для одного космонавта или туриста.Так же у всех участников космического полета есть личные укладки, с определенным набором необходимых вещей.

Когда вы покупаете машину, вы смотрите, удобно ли в ней сидеть, подходит она или нет. То же самое происходит и с космическим кораблем. Это называется примеркой корабля. Туристы заходят в этот корабль и примеряются, всё ли им нормально. Это звучит странно, но там есть много настроек, которые можно отрегулировать. Настройки сначала проходят первую примерку, потом вторую, а когда все эти недостатки устраняются, корабль уже полностью подходит под тот экипаж, который полетит.

— Что происходит после взлета?

— Визуально кажется, что каждая ракета ведет себя при взлете по-разному — то немного зависает, а потом летит, то быстро поднимается.

А если говорить серьезно, то старт — самый волнительный момент. Ракета находится на стартовом столе, на смотровой площадке собираются зрители, через динамики слышен тот самый знаменитый отсчет: «Ключ на старт», …,«10 секунд, полет нормальный, все параметры в норме». Потребуется всего девять минут, чтобы вывести корабль на нужную орбиту.

По программе полета стыковка корабля «Союз» с МКС происходит уже через шесть часов, раньше это занимало около двух суток. Представьте себе, как точно надо рассчитать траектории и параметры движения МКС и космического корабля, чтобы они встретились в определенной точке где-то в космосе! Стыковка корабля «Союз» обычно проходит в автоматическом режиме, но предусмотрен и ручной режим причаливания и стыковки со станцией, если что-то пойдет не по плану. Экипаж специально тренирует и ручную стыковку.

МКС — это международный, пилотируемый орбитальный комплекс, который состоит из целого ряда отсеков и модулей — «больших бочек», которые соединены друг с другом и наполнены огромным количеством оборудования. МКС — самый дорогой объект, который построен человечеством и выведен в космос. Вес станции — более 417 тонн, а внутренний объем — около 1000 кубических метров. МКС летает на высоте около 400 км со скоростью 27700 км/ч и совершает за сутки примерно 16 оборотов вокруг Земли.

На станции есть полная система жизнеобеспечения экипажа, функционируют научные лаборатории, постоянно живет и работает международный экипаж. Полетом станции управляют наземные Центры Управления Полетом (ЦУП).

Очень важно, что станция — это международный проект, который наглядно показывает, что достичь больших целей в освоении космоса можно только совместными международными усилиями.

День на станции всегда очень сильно занят. Всё расписано с точностью до пяти минут: подъем, прием пищи, научные эксперименты, врачебные конференции и т.д. Там нет такого, что я сейчас проснусь, потом, возможно, позавтракаю, а потом решу, что делать. Всегда есть определенное расписание.

— Научные программы, которые выполняют туристы, — их прописывает организация или они сами себе какие-то задания составляют?

— Надо сказать, что сейчас уже никто не летает в космос с одним фотоаппаратом. Для полета туристы набирают серьезную научную программу, которую они хотели бы осуществить. Что-то им предлагают, остальное набирают сами, но научная программа всегда есть. На самом деле, осуществление научных экспериментов в космосе – это очень непростое дело, которое требует длительной подготовки. Все эксперименты четко спланированы на Земле, согласованы со всеми странами участниками МКС и самое главное должны быть безопасны для станции и членов экипажа.

— Чем жизнь в космосе отличается от обычной?

— В основном все отличия связаны именно с условиями невесомости. В космосе нельзя совершать те же действия, к которым мы привыкли на Земле. К примеру, на станции нельзя просто присесть на что-то, вы не сможете положить какую-то вещь на стол, так как она просто улетит. Всё оборудование, как правило, на липучках и к чему-нибудь прикрепляется. Приходится совершенно по-другому чистить зубы или мыть голову, не говоря уже про перемещения по станции — на Земле мы, как правило, не летаем. Но в то же время, очень удобно разгружать тяжелые грузы, так как они ничего не весят, и проще рациональнее использовать пространство станции, потому что мы располагаемся не на плоскости, а в трех измерениях.

В космосе все растут. Гравитации никакой нет, и расстояние между позвоночными дисками увеличивается. А это значит, что нервные окончания в позвоночнике начинают немножечко болтаться и космонавты могут испытывать дискомфорт в спине. Самый простой научный эксперимент — это опросник про боли в пояснице.

А еще можно поговорить с космонавтом. На МКС установлена радиолюбительская связь и у каждого космонавта есть свой позывной. Если вы у себя дома поставите эту аппаратуру, то есть все шансы поговорить либо с космическим туристом либо с космонавтом.

После возвращения ты становишься знаменитостью

— Сколько длится туристический полет в космос и как происходит возвращение? Что происходит с людьми после приземления?

— Весь путь орбитального полета космического туриста длится где-то 9–12 дней, затем приходит время посадки. «Союз» отходит от станции и начинает движение в сторону Земли. Ему еще предстоит совершить много маневров, чтобы сбросить скорость. Должно произойти разделение отсеков корабля, чтобы спускаемый аппарат с тремя членами экипажа вошел в плотные слои атмосферы в нужной точке. При входе в атмосферу корабль буквально горит.

А потом на высоте 10 км раскроется огромный парашют площадью примерно 1000 кв.м и спускаемый аппарат совершит посадку в расчетной точке, где поисково-спасательная служба на вертолетах и вездеходах будут уже встречать космонавтов. Обычно это происходит в степях Казахстана. А дальше проверка состояния здоровья, первые интервью, которые разлетятся по всем мировым агентствам, перелет в Москву и восстановительный период.

Потом еще будет торжественная встреча экипажа, награждение, подарки, мировая слава, а вы всего лишь выполнили свою мечту и полетели в космос.

Если подытожить всю подготовку, то сначала вы находите специализированную компанию, которая организует ваш полет, потом проходите медицинскую комиссию, полгода тренируетесь в Звездном городке вместе с космонавтами, потому что вы такой же член экипажа, как и все. Затем едете на Байконур, стартуете на ракете, две недели живете на МКС. Возвращаетесь, получаете мировую славу.

Все космические туристы — очень известные люди и, как правило, свой полет они полностью окупают. Пишут книги, дают интервью, выступают на различных шоу и конференциях.

Я уверен, что в самое ближайшее время и суборбитальные полеты в космос станут достаточно обыденным мероприятием и будут стоить не так уж и дорого!


Согласно исследованиям НАСА, уровень радиации на Марсе составляет 8 Рад в год. Для сравнения, средний уровень радиации в крупных мегаполисах — около 0,62 Рад в год.


— А когда на Марс будут летать туристы?

— На Марс пусть сначала слетает кто-то из космонавтов-профессионалов, попробует это дело. Там есть сложные моменты и со связью, и с радиацией, и с топливом, и с едой, с температурой на планете.

Пока же люди летают на высоте всего 400 км от Земли, и согласитесь, что это не очень высоко. Путешествие на Марс — это полет совершенно другого типа: другая ракета, корабль и философия полета.

Сначала люди вернутся на Луну, отработают новые технологии, а потом уже придет время полетов на Красную планету. Сейчас вокруг Марса летают более 100 космических аппаратов, которые исследуют поверхность и условия на планете, на самом Марсе работают марсоходы, так что мы уже неплохо представляем себе, что там происходит.

Сейчас уже есть компании, которые работают над полетом на Марс, думаю, что при нашей жизни мы еще слетаем и туда.

Кристина Рудич

Источник ➝

Коронавирус добивает символ американской технологической мощи

Узнал, сколько для S7 стоит каждый день простоя самолетов Boeing ...


Флагман американской авиакосмической индустрии и один из символов американской технологической мощи – концерн «Боинг» – стремительно падает с небес на землю. Его основные заводы отныне закрыты. Официальная причина – пандемия коронавируса, но на самом деле проблемы «Боинга» носят куда более системный и глубокий характер.

Согласно информации американского авиаконцерна Boeing, с 6 апреля 2020 года он продлевает остановку своего крупнейшего сборочного предприятия, расположенного возле города Сиэтла, штат Вашингтон.

Заводы были остановлены еще 25 марта, но данный шаг считался лишь временной мерой – в частности, сообщалось, что к началу апреля корпорация даже намеревалась вернуть рабочих на сборочные линии. Однако сегодняшнее сообщение не оставляет особой надежды на скорый запуск. В нем говорится, что «Boeing продлевает до дальнейшего уведомления временное прекращение производства на всех объектах в районе залива Пьюджет», на берегах которого расположены заводы в Эверетте и Рентоне.

Подайте 60 млрд долларов на пропитание

Финансовые и производственные проблемы Boeing уже прекрасно известны даже людям, весьма далеким от авиастроительной отрасли. За последние два месяца акции авиаконцерна похудели на фондовой бирже практически втрое – с максимума в 350 долларов за акцию в середине февраля до минимума в 90 долларов, который был отмечен 20 марта. С тех пор котировки Boeing немного подросли, но в прошедшую пятницу все равно закрылись на отметке в 124 доллара за акцию.

Последний, достаточно скромный рост был связан с ожидаемым, но весьма неожиданным по сути сообщением администрации Белого дома. В конце марта Дональд Трамп заявил, что его администрация может поддержать ведущего оборонного подрядчика США и одного из двух крупнейших мировых производителей самолетов на беспрецедентную сумму в 60 млрд долларов США. Деньги должны были быть выделены в рамках гоcподдержки аэрокосмической промышленности.

«Мы высоко ценим поддержку президента и администрации за 2,5 млн рабочих мест и 17 тысяч поставщиков, которые необходимы Boeing для того, чтобы оставаться главным экспортером США. Мы с нетерпением ожидаем начала работы с администрацией и Конгрессом», – написали в то время в Boeing, ожидая от Белого дома быстрых и решительных действий.

Однако реальность оказалась гораздо более печальной. Декларации Трампа пока что не превратились ни в какие действия по предоставлению финансирования, хотя в Boeing были готовы даже «взять натурой», а точнее – государственными кредитными гарантиями для компании и ее поставщиков, вместо «живых» денег. В итоге уже ко 2 апреля Boeing пришлось закрывать свое вертолетостроительное предприятие в штате Филадельфия, которое занимается производством вертолетов H-47 «Чинук» и конвертопланов V-22 «Оспри». А с 6 апреля – останавливать свои главные самолетостроительные заводы в Эверетте и Рентоне, которые вместе отвечают за 4/5 всего производства самолетов Boeing.

Громадные дыры в ликвидности, которые буквально разрушают Boeing изнутри, лишь частично определяются эпидемий COVID-19. Да, в настоящий момент времени установлен современный антирекорд по количеству суточных самолето-вылетов – в прошедшее воскресенье во всем мире поднялось в воздух лишь 57 тысяч самолетов против 171 тысячи рейсов месяцем ранее, в воскресенье 8 марта 2020 года. Однако в свою глубокую «кроличью нору» Boeing залез гораздо раньше начала острой фазы пандемии COVID-19, напрямую связанной с карантинами, закрытиями границ и массовой отменой пассажирских рейсов.

400 «Максов» на стоянке возле завода

Да, речь идет о печально известном Boeing 737 MAX. Эта неудачно спроектированная и унесшая в двух авариях 346 жизней машина стала настоящей головной болью для Boeing. К 393 бортам, которые с марта 2019 года вынуждено простаивали у авиакомпаний, купивших «лайнер мечты» у Boeing, к декабрю 2019 года добавилось еще около 400 бортов, которые на протяжении девяти месяцев выкатывали день за днем с завода в Рентоне. Дошло до того, что новые самолеты, которые просто не могли передать заказчикам из-за запрета на полеты лайнеров этой модификации, приходилось выкатывать на автостоянки возле производственных корпусов, так как стояночные места возле ВПП завода были уже полностью забиты.

Учитывая, что каждый Boeing 737 MAX продавался заказчикам за 28–35 млн долларов США, только в стоящих возле заводов 400 «Максах» было заморожено около 12 млрд долларов.

Впрочем, это была лишь верхушка финансового айсберга, который пробил неустранимую брешь в балансах Boeing. Сравнимые цифры набежали по простоям 393 бортов модели 737 MAX, которые уже были официально переданы в распоряжение различных авиакомпаний.

В частности, один из крупнейших клиентов авиагиганта, компания American Airlines, заявила, что она договорилась с Boeing о компенсации в связи с финансовым ущербом, понесенным из-за приостановки эксплуатации самолетов модели 737 MAX. Компания не раскрыла размер непубличной сделки, однако косвенно ее размер можно оценить по «распухшему» балансу American Airlines. В прошедшем октябре он разово вырос на целых 540 миллионов долларов, которые авиаперевозчик тут же отнес на свою годовую прибыль. Судя по всему, эти полмиллиарда и были искомой компенсацией от Boeing. Такие гигантские отступные Boeing заплатил за стоящий на приколе флот из всего лишь 24 самолетов в распоряжении American Airlines.

Учитывая, что 24 борта American Airlines составляют лишь 6% от общего числа в 393 самолета, совокупные потери Boeing от простоев проданных 737 MAX только за март – октябрь 2019 года могут составить еще около 9 млрд долларов. Поэтому сумма в 60 млрд долларов, которую столь жаждет получить Boeing в качестве государственной помощи, – это фактически «поддержка штанов». Средства, которые будут закачаны вместо уже выпавших из оборота миллиардов долларов, превращенных в сотни «мертвых» 737 МАХ по всему миру, которые могут и вовсе никогда не взлететь без капитальных переделок и модернизаций.

Впрочем, в нынешнем сообщении есть и совсем грустная нотка. На неопределенный срок закрывается не только завод в Рентоне, производивший злополучный 737 МАХ, но и предприятие в Эверетте, отвечавшее за сборку таких популярных моделей, как Boeing 747, 767, 777 и 787 Dreamliner. Эти четыре модели были тем «золотым запасом», который еще как-то держал Boeing на плаву в ситуации непрекращающегося ада вокруг 737 МАХ. Если же завод в Эверетте закрывается ровно так же, как и в Рентоне, это означает одно – спрос на все модели Boeing уже рухнул куда-то в тартарары и скорого восстановления рынка в авиаконцерне уже никто не ждет.

Ничто не ново под луной...

Ситуация такого печально состояния дел уже преследовала Boeing в прошлом. Начиная с 1969 года компания Boeing после десятилетия непрерывного роста авиаперевозок и создания таких «икон отрасли», как Boeing 737 и Boeing 747, начала увольнять сотрудников. Рынок авиаперевозок оказался поражен «детской болезнью роста»: оказалось, что у его расширения есть свои пределы, определяемые платежеспособным спросом, принципиально конечным в условиях нашего земного шара. Из-за перенасыщенности рынка продажи новых самолетов Boeing резко упали, а сама компания находилась на грани банкротства, что привело к сокращениям в каждом отделе и цеху.

Еще один удар последовал в 1971 году, когда правительство США сократило финансирование программы сверхзвукового транспорта, под которую Boeing создавал уникальный сверхзвуковой лайнер Boeing 2707, вдвое превосходивший англо-французский «Конкорд» и советский Ту-144 по вместимости. Вскоре после этого стало ясно, что Boeing не вытягивает производство 2707 без государственных дотаций – и проект был вообще отменен.

В результате всей этой череды неудач Boeing потерял более 60% своей рабочей силы. Бывшие инженеры и высококвалифицированные рабочие шли работать на стройку, продавцами в магазины или официантами в дешевые закусочные.

Ну а поскольку Boeing был крупнейшим работодателем в регионе Сиэтла, его падение оказало вторичное воздействие на всю местную экономику, а уровень безработицы вырос во всем штате Вашингтон. Рекламный щит на выезде из Сиэтла тогда грустно гласил: «Последний, кто покинет Сиэтл – выключите свет».

Думается, уже ближайшие месяцы наглядно покажут, сможет ли Boeing получить столь ожидаемую государственную поддержку. Как показывает практика прошлого, любой кризис максимально болезненно воспринимается именно высокотехнологическими компаниями, чьи продукты не входят в «стандартный продуктовый набор». Человек может отказаться от перелета на курорт раз в год, но вряд ли откажется от еды каждый день или от теплой одежды зимой. Поэтому Boeing не позавидуешь – для одного из ведущих мировых авиапроизводителей действительно настали тяжелые времена. Может быть, даже самые тяжелые из всех, что были у него до сих пор.

Так что сейчас мяч у чиновников из Белого дома – именно они могут «выключить свет в Сиэтле». Ну или зажечь его снова.

Алексей Анпилогов

Картина дня

))}
Loading...
наверх