Авиаторы и их друзья

78 748 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Гольтяпин
    Александр, вы, видимо, перепутали темы...Boeing и Lockheed...
  • Григорий Викторов
    Срочно возродить Ан 2 !!!Коронавирус губит...
  • Александр Пятнистый
    И????Boeing и Lockheed...

Лидер русских ракетчиков...

Конструктор ударных ракетных комплексов Г.А. Ефремов полон творческой энергии...
Николай Бодрихин
16.03.2020
 
Лидер русских ракетчиков...

С 1956 года и по настоящее время Герберт Александрович Ефремов, которому вчера исполнилось 87 лет, работает в ОКБ-52 (до 1984 года под руководством выдающегося советского учёного и конструктора, дважды Героя Социалистического Труда, специалиста в области теории колебаний и конструирования ракет В.Н. Челомея). Здесь создавались и создаются уникальные системы вооружения для Военно-морского флота, Ракетных войск стратегического назначения, Космических войск СССР.

Герберт Александрович Ефремов родился в деревне Малое Заречье Белозерского района Вологодской области 15 марта 1933 года в семье военнослужащего. Он был старшим ребёнком в семье, у него были брат и две сестры.

С начала 30-х гг. отец Г.А. Ефремова служил в дальних гарнизонах – вместе с ним начал свои путешествия по жизни и его старший сын. Деревня Малое Заречье, приморские сёла Камень-Рыболов, Манзовка, сахалинский город Тоёхару (позднее Южносахалинск), затем отца перевели в Кенигсберг (с 1946 года – Калининград). Годы учёбы Герберт провел в Ленинграде, а затем в подмосковном Реутове.

Окончив школу с серебряной медалью, Герберт Александрович поступил в Ленинградский военно-механический институт, который окончили такие светила отечественной оборонки, как Д.

Ф. Устинов, генеральный конструктор, соратник В.П. Королёва Д.И. Козлов, Л.Н. Лавров, лётчики-космонавты Г.М. Гречко, С.К. Крикалёв и другие.

Занятия в институте вели многие выдающиеся специалисты, такие как, например, русский учёный Борис Николаевич Окунев, читавший лекции по теоретической механике, внешней и внутренней баллистике. Б.Н. Окунев был страстным собирателем русской живописи. Свою прекрасную коллекцию он оставил в дар Русскому музею (ее стоимость в начале 80-х гг. была оценена в несколько миллионов долларов).

Работая в ОКБ-52, Ефремов принял непосредственное участие в создании ракетных комплексов с крылатыми ракетами для стрельбы по наземным целям П-5, П-5Д. Мало кто помнит, что крылатая ракета П-5, имевшая дальность от 300 до 500 км, была первой стратегической ракетой Советского Союза.

Созданная примерно тогда же королёвская ракета Р-7 (с помощью которой был запущен на орбиту Ю.А. Гагарин) могла находиться на старте в заправленном состоянии лишь несколько суток. А её заправка (ракета оснащалась кислородно-керосиновым топливом) требовала почти суток и фактически возведения рядом со стартом целого кислородного завода. Естественно, в этих условиях ни о каком своевременном ответе на американский удар речи не шло. и ставка была сделана на крылатые ракеты Челомея П-5. Решено было создать насколько десятков подводных лодок (проекты 644, 655, 651 и 659), каждая из которых несла 4-6 ракет П-5 или П-5Д и тем самым из Тихого и Атлантического океанов угрожать США. Эта программа была реализована в начале 60-х годов.

С середины 50-х годов НПО машиностроения работало над противокорабельными ракетными комплексами (П-6, П-35, «Прогресс», «Аметист», «Малахит», «Базальт», «Вулкан», «Гранит», «Оникс», «Яхонт»), которыми вооружались советские подводные лодки и надводные корабли.

Это был асимметричный, достаточно эффективный и гораздо более экономичный ответ флоту США: могучим авианосцам, линкорам и крейсерам противостояли советские подводные лодки с противокорабельными крылатыми ракетами.

В 1962 году руководством страны была поставлена задача по разработке тяжёлого двухступенчатого носителя УР-500. Позже ракета получила название «Протон». Посредством этой ракеты и её модификаций («Протон - К» и «Протон -М») автоматической станцией «Зонд» несколько раз был выполнен облёт Луны и возвращение станции на Землю, выводились на орбиту самые тяжёлые космические станции: «ТГР», «Мир», «Заря», «Салют», «Звезда», «Алмаз», «Алмаз-Т», различные спутники и космические аппараты.

Заметим, что корпуса космических станций «Салют» впервые были разработаны и изготовлены в НПО машиностроения под руководством и при участии В.Н. Челомея, после чего по распоряжению Д.Ф. Устинова были переданы в королёвское НПО «Энергия».

Ракета «Протон» принимала участие и в лунной гонке. С её помощью было выполнено несколько автоматических облётов Луны. На Марс была запущена станция «Марс-3».

ЦКБМ была предложена гармоничная и конструктивно оправданная система УР-700, построенная на объединении отработанных ракет УР-100, УР-200 и УР-500, способная совершать дальние космические перелёты.

В начале 60-х годов, здесь, в ЦКБМ, в рамках аванпроекта, возможно под влиянием С.П. Королёва, были сделаны прикидки по ракетно-космической системе УР-900, представлявшей собой дальнейшее развитие УР-700, связанное с применением водородно-кислородных двигателей.

В.Н. Челомеем была предложена своя программа полёта на Луну, включавшая и ракету носитель (на базе «Протона»), и собственный корабль облёта, и спускаемый аппарат. Во всех этих работах самое активное участие принимал Г.А. Ефремов.

По его собственным словам, он всегда был «системщиком», т.е. хорошо разбирался во всех возможностях работы всех составляющих ракетных комплексов, чтобы провести необходимые работы точно и правильно. Однако главным исполнителем советского проекта по Луне был назначен С.П. Королёв, основой проекта стала его колоссальная ракета Н-1. Ни Королёв, ни сменивший его Мишин не были «системщиками», и это сказалось на работе первой ступени ракеты, имевшей 30 (!) двигателей НК-33, без системы автоматической синхронизации работы двигателей, созданной позднее. Ракета совершила четыре неудачных старта, и работы с лунной программой в СССР были закончены.

Когда количественное преимущество ракетных комплексов стратегического назначения у США стало угрожающим, под руководством В.Н. Челомея в течение трех лет была создана «ампулизированная» баллистическая ракета УР-100. Её последняя высокозащищённая модификация УР-100Н УТТХ до сих пор находится на вооружении РВСН страны.

Для ракеты УР-100 были созданы транспортно-пусковые контейнеры из биметалла: с одной стороны, нержавеющая сталь, с другой – алюминиевый сплав… Нержавейка надёжно защищает ракету от любых эксплуатационных повреждений, в том числе возникающих при заправке и при длительном хранении.

Из 165 испытательных и учебно-боевых пусков ракет УР-100Н УТТХ, проведённых в последние годы только три были неудачными.

Герберт Александрович принимал активное участие во всех разработках НПО машиностроения, к концу 70-х годов став одним из авторитетнейших разработчиков объединения.

Заметим, что Г.А. Ефремов не раз в своей жизни встречался с С.П. Королёвым, М.П. Янгелем, В.П. Глушко, а также с Н.С. Хрущёвым, Л.И. Брежневым, А.Н. Косыгиным, Г.В. Романовым…

Кстати говоря, Г.В. Романов во время одной из встреч с Г.А. Ефремовым и авиаконструктором Г.В. Новожиловым строго потребовал от них скорейшей защиты кандидатской и докторской диссертаций. Но Герберт Александрович защитил только кандидатскую. «На большее не было времени», - всегда говорил он.

8 декабря 1984 года неожиданно, из-за оторвавшегося тромба, умер В.Н. Челомей, а уже 29 декабря Г.А. Ефремов был назначен генеральным конструктором НПО машиностроения.

1984 год стал трагичным для нашего оборонного комплекса. Практически одновременно умерли Д.Ф. Устинов, В.Н. Челомей, П.С. Кутахов, выдающийся физик-ядерщик И.К. Кикоин...

С 1984 года продолжалась разработка крылатой ракеты «Метеорит», имевшей скорость до 3М, дальность до 5500 км, несущей боевую часть весом свыше 1 т, не имевшей аналогов в мире. Продолжались работы по совершенствованию баллистических ракет УР-100 Н УТТХ, «Протон-К», модернизировались многочисленные противокорабельные ракеты.

В 1987 г. была успешно запущена автоматическая орбитальная станция «Алмаз-Т», проработавшая на орбите более двух лет.

В 2002 году, в составе МРК «Накат» была принята на вооружение крылатая ракета «Оникс», в экспортном варианте именовавшаяся «Яхонт».

Но в конце 1980-х, с приходом к власти М.С. Горбачёва, дела у оборонщиков пошли совсем плохо: выплаты задерживали, стремительная инфляция обесценивала деньги. В 90-е годы стало ещё хуже...

«Моряки не отказывались от нас, не могли отказаться, но у них самих не было денег, единственное, за что получали деньги в те годы, были регламентные работы с РВСН, но денег катастрофически не хватало. Нам предлагали искать конверсию, - вспоминает Герберт Александрович.  – Но ведь и мы не имели никакого опыта. За что только не брались. И за солнечные батареи, и за безвакуумные хранилища для овощей и фруктов, и за камеры низкого давления, и за новый масложировой комплекс… Случалось, что мы решали слишком сложные для потребителей задачи, что, естественно, отражалось на цене. Случалось, что нахально обманывали нас. Так, потребовав от нас все документы по безкриогенному хранилищу, включая расчёты, сказали – одобряем, но денег дадим в три раза меньше. Когда получили деньги, то оказалось, что меньше их стало, за счёт инфляции, уже в шесть раз».

В то же время, в 1998 году, было создано совместное российско-индийское предприятие «БраМос», получившее название от имени индийской реки Брахмапутры и русской реки Москвы. Основным проектом предприятия стала работа над сверхзвуковой крылатой ракетой, получившей аналогичное название — «БраМос». Первый запуск ракеты состоялся 12 июня 2001 года с береговой пусковой установки.

Первые роли в создании совместного предприятия сыграли Г.А. Ефремов и доктор Абдул Калам, у которого с Гербертом Александровичем сложились самые дружеские отношения. Во многом благодаря успехом с разработкой и испытаниями крылатой ракеты «БраМос» Абдул Калам в июле 2002 года был избран президентом Индии.

Именно советско-индийское предприятие, созданное усилиями Г.А. Ефремова и его товарищей, позволило сохранить НПО машиностроения, не дать растащить его арендным и другим предприятиям. С Америкой же, на которую некоторые возлагали самые главные надежды, ничего не получилось.

«Появился вариант строительства завода «Дабл-Колы», - вспоминает Г.А. Ефремов. – Предложенное для этого новое немаленькое здание нашей столовой американцы раздражённо отмели, заявив: нам нужен «под воду» ваш главный сборочный цех или корпус, где находятся стенды… Банка “Колы” будет стоить доллар – полдоллара вам, полдоллара – нам, - предложили мы. Нет! - возразили американцы – у нас должно быть развивающееся предприятие: всю прибыль мы должны будем вкладывать в его развитие.

Потом несколько раз ездили в США по работе в рамках проекта Черномырдина – Гора. Получили задание разработать какую-то программу для почт или для прачечных. Начали работу…

Вскоре из Штатов приехали два высоких, изысканно одетых, седовласых джентльмена. Посмотрели наши первые прикидки – э, нет, так не пойдёт, - решили они - здесь же задействована математика высочайшего уровня. Вам этого нельзя. Вот так вот: они не только пытались определять, чем нам заниматься, но пытались, скажем так, переместить с профессорской кафедры в класс средней школы.

За время сближения со Штатами и с Западной Европой мы ознакомились со многими иностранными системами вооружений. Но ничто не произвело на нас сильного впечатления, скорее, наоборот – у некоторых вызывало даже насмешку.

Они также пытались влезать и влезали в наши военные успехи весьма глубоко. Не раз мы замечали озадаченность и даже удивление на лицах наших потенциальных конкурентов.

Наступление капитализма в России означало отказ от государственного финансирования большинства оборонных программ. Запомнилась встреча с Горбачёвым в Колонном зале Дома Союзов, когда в ответ на конструктивный анализ ситуации в оборонке он разразился откровенно злобной речью против оборонщиков, обвинив их чуть ли не в экономическом развале страны».

В начале 2000-х гг. Герберт Александрович встретился с А.Б. Чубайсом, пригласил того на предприятие (Чубайс прибыл в НПО в сопровождении всего ряда налоговых служб – от низших «реутовских», до высших, федеральных), рассказал ему о неправедно начисленных налогах и добился отмены начисленной мзды, которая к тому времени существенно увеличилась за счёт начисленных процентов.

Полезным во всей истории новой России Герберт Александрович видит то, что президент страны всё-таки услышал новые предложения оборонщиков. И призвал отойти от примитивной системы арифметической уравниловки,  которая была принята и торжествовала в создании американо-советских систем вооружений: у вас три тысячи ракет – у нас три тысячи, у вас 11 тысяч боеголовок и у нас 11 тысяч… Теперь противник может ожидать сокрушительного удара с самой неожиданной стороны.

Большую роль в изменении оборонной политики сыграли памятная встреча Г.А. Ефремова с В.В. Путиным в Ново-Огарёво и визиты президента РФ в НПО машиностроения. Неслучайно президент США Д. Трамп призвал своих специалистов ускорить работы над гиперзвуковой ракетой. Теперь уже американцы оказались в положении догоняющих.

original.jpgПоследние восемь лет он занимает пост Почётного генерального директора – Почётного генерального конструктора НПО машиностроения. Несмотря на преклонный возраст, Герберт Александрович полон творческой энергии и новых планов.

Герберт Александрович и Ирина Сергеевна Ефремовы вместе уже шесть с лишним десятков лет. Вырастили сына и дочь.

Лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, Премии Правительства Российской Федерации, Государственной премии РФ им. Маршала Жукова Герберт Александрович Ефремов удостоен званий Героя Социалистического Труда и Героя Труда Российской Федерации, став первым в нашей истории кавалером обеих Золотых Звёзд. Он является кавалером орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта»; орденов «За заслуги перед Отечеством» II и III степени, а также – индийского ордена «Падма Бхушан».

Именем Г.А. Ефремова названа малая планета солнечной системы...

Специально для «Столетия»

Картина дня

))}
Loading...
наверх