Авиаторы и их друзья

79 976 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Слитинский
    У Вас произошла опечатка: в Армении аэропорт не ДжеМрук, а Джермук!55 лет первому по...
  • Михаил Кузьмин
    Силовые элементы, воспринимающие нагрузки, располагаются вдоль геодезических линий. Принцип состоит в том, что две ге...Этот день в авиац...
  • Господин Никто
    Большое спасибо за интересные материалы !Этот день в авиац...

Безопасность полетов вступила в противоречие с экономикой

Транспортная система, связывающая воедино самые труднодоступные уголки России, внезапно оказалась под угрозой. Речь идет о полетах малой авиации и аэропортах, обеспечивающих ее работу. Почему, как говоря эксперты, «приходится отменять полеты» и как совместить интересы местного населения, авиаторов и требования к безопасности авиаперевозок?

Безопасность полетов вступила в противоречие с экономикой

В Забайкальском крае, Томской области и на Алтае приостановлены полеты в малые аэропорты из-за новых требований безопасности к аэропортам. Полеты выполняла авиакомпания «Сибирская легкая авиация» («СиЛА») и ее «дочка» «Аэросервис» – единственные перевозчики между малыми аэропортами в этих трех регионах, о чем сообщил в разговоре с РБК их владелец Андрей Богданов.

Новые правила вступили в силу с октября. По словам Богданова, региональные администрации заранее предупредили о прекращении перевозок. Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское межрегиональные территориальные управления получили извещения о приостановке работы 15 посадочных площадок. В большинстве других регионов малые аэропорты продолжают работать.

Исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев добавляет, что по этим же причинам принято решение о прекращении работы вертолетных площадок на Камчатке, о чем сообщил министр транспорта и дорожного строительства края Владимир Каюмов.

«Я уверен, что этот перечень будет расширяться, потому что выполнение требований постановления правительства №1603 экономически нецелесообразно для операторов посадочных площадок. Это гарантированно приведет к внушительным убыткам, поэтому операторы просто-напросто отзывают паспорта посадочных площадок и прекращают операционную деятельность. Это единственный разумный вариант в сложившейся ситуации», – считает Пантелеев.

Год назад правительство постановило повысить транспортную безопасность на посадочных площадках и вертодромах. Мотивы были самые справедливые - действительно, в последнее время участились авиакатастрофы, особенно в малой авиации. В частности, речь шла об установке специальных ограждений с сигнализацией, организации системы связи, оповещения, сбора и обработки информации. Также требуется установить видеонаблюдение, подключить интернет, набрать штат групп быстрого реагирования, организовать круглосуточное патрулирование взлетно-посадочной полосы. Модернизация одной посадочной площадки оценивалась в сумму от 13 млн до 50 млн руб.

В марте руководители семи компаний, выполняющих полеты по местным или межрегиональным маршрутам, включая 2-й Архангельский объединенный авиаотряд, «Оренбуржье», якутские «Полярные авиалинии» и «Хабаровские авиалинии», направили письмо премьер-министру Михаилу Мишустину с предупреждением о рисках закрытия малых аэропортов и сокращения рейсов из-за отсутствия денег на модернизацию площадок. Затраты оценивались в сумму от 28,6 млрд рублей до 100 млрд.

В ответ Минтранс и Минвостокразвития пообещали скорректировать требования, но пока не подготовили новую версию постановления. Представитель Минтранса отметил, что документ в новой редакции находится на рассмотрении в Минюсте, задержку в подготовке он связал с необходимостью его доработки.

К началу октября только 165 из 2,2 тыс. посадочных площадок выполнили все необходимые условия, рассказал РБК представитель Минтранса. «Одним из обстоятельств, затрудняющих выполнение требований постановления, является снижение пассажиропотока и предпринимательской активности в период распространения новой коронавирусной инфекции», – говорят в ведомстве.

Гендиректор горно-алтайского аэропорта Сергей Круглов рассказал, что местные жители «крайне негативно» отреагировали на приостановку полетов «СиЛА» и «Аэросервиса». Он уточнил, что в осенне-зимний сезон перевалы зачастую закрыты из-за снега и гололеда. «СиЛА» три раза в неделю летала из Горно-Алтайска в труднодоступные и отдаленные населенные пункты – села Кош-Агач и Усть-Кокса. Впрочем, пресс-секретарь читинского аэропорта «Кадала» заявил порталу «Чита.Ру», что официальной информации об отмене рейсов в Забайкальском крае не поступало.

Как отмечал «Коммерсант», большинство малых аэропортов находится сейчас в ведении регионов, и их эксплуатация низкорентабельна. В августе 2019 года правительство обсуждало новый механизм развития малых региональных аэропортов. Тогда сообщалось, что «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга и «Новапорт» Романа Троценко могут совместно взять под контроль несколько десятков малых аэропортов в концессию. Троценко указывал, что приток частных инвестиций в малые аэропорты будет зависеть от решений государства, т.к. «объем капитальных вложений огромный, а нормативная база написана сейчас так, что мы должны выполнять все нормативы по безопасности и технические нормативы».

Президент Фонда развития инфраструктуры воздушного транспорта «Партнер гражданской авиации», заслуженный пилот СССР Олег Смирнов говорит, что без малой гражданской авиации Россия «прекратит свое существование как страна, потому что 60% ее территории не имеет ни автомобильных, ни железных дорог». «Малая авиация – это микровены, которые связывают маленькие города и поселения. В то же время в США, Европе, Китае и многих других странах количество малых аэропортов исчисляются десятками тысяч. Их количество постоянно увеличивается», – сказал Смирнов, добавив, что местные жители, оставшись отрезанными от внешнего мира, «оказываются в искусственно созданных ГУЛАГах». 

Смирнов назвал «абсурдом» равнять под одну гребенку сертификацию аэропортов и посадочных площадок, где нет даже бетонной взлетно-посадочной полосы. «Проблему необходимо решать давно. Делаются только мелкие уступки, но все равно приходится отменять полеты из-за невозможности выполнить предписания правительства. За рубежом маленькие аэропорты имеют совершенно другие сертификационные требования. В Финляндии не надо строить железобетонных или сетчатых заборов, как в России. На чем завести все эти стройматериалы в глухой уголок на Алтае? На авиации или по рекам сплавлять? Маленький аэропорт, который ежедневно обслуживает 5-6 человек, будет золотым по стоимости», – пояснил собеседник.

Общественный инспектор по безопасности полетов Кирилл Кондатенко констатирует, что от практики равнять всех под одну гребенку никуда не деться. «Подходить к каждому аэропорту отдельно очень сложно. Но в принципе пересмотр регламентов и простой аудит малых аэродромов необходим, потому что там давно не применялись финансовые инструменты для улучшения безопасности полетов. Все это осталось на допотопном уровне. Но вопрос в том, как все это делать? Поэтому делают, как умеют», – считает Кондратенко. 

По мнению Пантелеева, постановление правительства неисполнимо экономически и «не имеет обоснований с точки зрения здравого смысла, потому что установлены заведомо завышенные требования к операторам посадочных площадок». Например, требование организовать передачу данных невозможно в тех населенных пунктах, где отсутствует какая-либо связь.

«Выполнение этих требований означало бы для операторов единовременные расходы в несколько млн рублей на каждую посадочную площадку и ежегодные дополнительные расходы, также исчисляемые миллионами рублей», – пояснил эксперт. Он также указывает, что в новой версии постановления правительства отменено большинство требований, «но оно не вступило в силу из-за бюрократических процедур, поэтому, как минимум месяц отрасль будет существовать в специфических условиях: либо прекращать работу посадочных площадок, либо продолжать под угрозой проверок со стороны надзорных органов», что чревато штрафами. 

Смирнов убежден, что для малой гражданской авиации во многих случаях будет достаточно укатанного поля без спецограждений, систем видеонаблюдения и группы быстрого реагирования. «Также требуется, чтобы у аэропорта был директор, замдиректора, заместитель по безопасности... В советские годы в Казахстане у малого аэропорта был один начальник, как сегодня в Финляндии. Один начальник – он же кассир, радист и диспетчер. Нам надо действовать в этом же ключе. Тем более у нас есть собственный пример, почему бы не вернуться к советской практике, которая признана мировой?» – задается вопросом эксперт. 

По оценке Смирнова, найти 13-50 млн рублей на модернизацию многим малым аэропортам не по карману. Но «если государство предъявляет такие требования, то нужно выделять деньги из бюджета, а не требовать этой безумной оплаты от пассажиров».

Кондратенко добавляет, что далеко не каждый аэропорт малой авиации обойдется лишь укатанным полем и в некоторых случаях должны работать дополнительные системы для воздушной посадки, чтобы пилот грамотно и безопасно выполнил возложенные на него задачи. «Приведение аэропортов в нормальное функциональное хозяйство – это большая работа. Постановлениями правительства этот вопрос не решить. Необходимо пересматривать саму форму подхода к гражданской авиации. Часть местных воздушных авиалиний нужно отдать частникам, дать им помощь, ресурсы для выполнения полетов. Потому что в далекой сибирской тайге наверняка есть маленькая деревня и рядом заросший аэродром. А местным жителям требуется санитарное обеспечение или просто свежие газеты почитать», – убежден общественный инспектор по безопасности полетов. 

Пантелеев согласен, что оснащение крупных аэропортов и посадочных площадок радикально отличается, но «целесообразность оснащения площадок различными системами, в первую очередь для обеспечения требований транспортной безопасности, выглядит сомнительно».

Андрей Резчиков

Картина дня

наверх