Авиаторы и их друзья

79 195 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Лазарев
    а с кем обсуждать?.. Междусобойчик.. Старики-разработчики, старики инженеры, техники,рабочие. Заказов новых НЕТ!!! Ко...Трещина на МКС: Ч...
  • Сергей Цыбин
    Что ж, это еще раз подтверждает пословицу "В семье не без урода"!Слюсаря вызывали?
  • Сергей Цыбин
    Как совершенно справедливо говорил тов. И. В. Сталин (а вслед за ним это до сих пор не перестают повторять японцы) КА...Слюсаря вызывали?

Барражирующие боеприпасы решают судьбу Карабаха

Новые технологии серьезно изменили характер современного боя

Беспилотники, Нагорный Карабах, Израиль Фото сайта iai.co.il

Возобновившиеся 27 сентября боевые действия в Нагорном Карабахе идут с использованием тяжелых вооружений, включая баллистические ракеты тактического и оперативно-тактического класса, тяжелых огнеметных систем, реактивных систем залпового огня и др.

Но самым примечательным, пожалуй, стало массированное применение беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и созданных на их базе так называемых «барражирующих боеприпасов» (loitering munitions). Они несут неотделяемую боевую часть, уничтожают цель, пикируя на нее, и в зависимости от исполнения могут быть одноразовыми либо возвращаемыми (в случае если цель не была обнаружена или с пульта управления подали сигнал «отбой»). Таким образом, получается нечто среднее между БЛА и крылатой ракетой.

Подобные аппараты действовали в Карабахе и раньше, порой весьма успешно, что побудило противоборствующие стороны использовать мирную передышку для наращивания численности и типажа своей беспилотной авиации.

Арсеналы азербайджанской армии в основном представлены израильскими разработками, причем часть закуплена непосредственно у производителей, главным образом у фирмы Israel Aircraft Industries (IAI), другая – изготовлена по лицензии на мощностях местного завода.

Среди новинок – турецкие системы, опробованные в Сирии и Ливии. Поскольку самопровозглашенная Республика Арцах мало кем признана, ее вооруженные формирования не могут закупать вооружения напрямую у иностранных производителей, а действия через Армению имеют свои сложности. Поэтому усилия армянской стороны идут в основном по линии создания собственных систем, среди которых выделяется «дрон-камикадзе» под названием «Хреш» («Монстр»). На выставке 2018 года он был представлен компанией ProMAQ. Внешне «Хреш» сильно напоминает противотанковую ракету, да и весит соответственно – 7 кг. Отличается увеличенными размахом и площадью крестообразных аэродинамических поверхностей. Скорость полета невысока, но дальность – 20 км. «Монстр» запускается в сторону противника и ищет цель при помощи сенсорной аппаратуры, расположенной в носовой части, если что-то попадется в поле зрения – пикирует на него. Подобный принцип действия не новый, «дроны-камикадзе» появились лет 40 тому назад. Одним из самых первых стал израильский «Гарпия», он создан для огневого подавления работающих радиолокационных станций системы ПВО. Выпускался серийно и поставлялся нескольким странам мира, включая Турцию и Китай, и, по некоторым данным, использовался азербайджанскими военными. Для нас данный факт примечателен, поэтому на «Гарпии» стоит остановиться подробно.

Начнем с того, что при создании своего «дрона-убийцы» израильтяне пользовались н аработками по американской программе AGM-136A Tacit Rainbow. Она стартовала в 1982 году с задачей создания 200-килограммовой противорадиолокационной ракеты, которая должна была дополнить серийную AGM-45 Shrike. Сначала «шрайк» показал высокую эффективность по подавлению ЗРК С-75 во Вьетнаме, но вскоре зенитные расчеты научились распознавать угрозу и выработали алгоритм действий по уклонению от нее, отворачивая антенну РЛС и после короткой паузы выключая передатчик. Тогда как AGM-45 имела высокую скорость полета, дабы быстрее преодолеть расстояние между самолетом-носителем и вражеским зенитно-ракетным комплексом, наводясь на излучение последнего, то AGM-136А летела медленнее, но дальше (до 500 км). Шла она не на предварительно обнаруженный ЗРК, а куда-то в сторону еще не вскрытой, но ожидаемой цели. Когда вражеский расчет включал свою систему на излучение, оно обнаруживалось приемником «молчаливой радуги» и та разворачивалась на источник сигнала. В противном случае AGM-136A продолжала полет по заложенному в ее память маршруту и по выработке топлива падала где придется». Ракета была испытана, но не принята на вооружение.

Израильтяне использовали тот же принцип боевого применения и аналогичную головку самонаведения, но на иной платформе – от БЛА Dar типа «летающее крыло» с маломощным (37 л.с.) роторно-поршневым моторчиком в хвосте, приводящим во вращение толкающий винт. «Гарпия» летела медленнее, но барражировала в районе гораздо дольше. Появление на вооружении (1989) «Гарпии» и ей подобных «автоматических убийц» вызвало широкий резонанс в «странах западной демократии», где начались жаркие дебаты на тему войны и морали. Ведь подобные «дроны-камикадзе» могут запускаться в район, где низка вероятность присутствия противника, и вместо него вполне могут поразить какой-то чисто гражданский объект. Стремясь отвести от себя гнев демократической общественности, фирма IAI разработала более совершенный аппарат – «Гарпи-2», также известный как «Хароп». Планер – новый, аэродинамической схемы «утка», крыло – меньшей стреловидности, но большего размаха: 3 м вместо 2. Масса немного возросла, с 125 до 135 кг (включая БЧ 23 кг), скорость – уменьшилась (с 250 до 200 км/ч), время барражирования на высоте 3 км выросло с трех до шести часов. Аппарат сделали возвращаемым и по приземлении годным для последующего использования. В состав аппаратуры добавили электрооптическую камеру с передачей изображения на пульт управления оператора. Режим работы в полностью автоматическом режиме сохранили, но оператор мог взять управление на себя и по передаваемому с борта аппарата изображению наводить на выбранную цель. Впервые «Гарпи-2» продемонстрировали на выставке Aero India 2009, и вскоре он получил первые заказы.

Вместе с другими израильскими БЛА Азербайджан приобрел и этот дрон. Более того, схожая по функционалу бортовая аппаратура устанавливалась им на другую платформу – число разведывательного БЛА легкого класса «Орбитер». Так, в 2015 году появилась модификация «1А», отличавшаяся еще и добавлением в состав полезной нагрузки двухкилограммовой гранаты. При этом аппарат остался возвращаемым: после полета продолжительностью 2–3 часа он «привозил домой» неизрасходованный боеприпас.

Весной 2016 года во время очередного обострения ситуации в Карабахе подобные «камикадзе» пошли в бой. На кадрах азербайджанской стороны «Харопы» уничтожают вражеские танки и автобусы, занятые на перевозке живой силы. Как можно догадаться, в этих случаях автоматический режим не использовался, а наведение осуществлялось оператором по изображению с бортовой камеры дрона. Результаты боевого применения сочли успешными и на рынке появились аппараты с похожим функционалом.

В Афганистане, Ираке и Сирии Армия США применила несколько тысяч одноразовых малоразмерных дронов «Свичблейд» длиной 61 см и весом около 3 кг, включая боевую часть унифицированную с выстрелом 40-мм гранатомета. Аппарат запускается «с плеча» из пускового контейнера в сторону противника. Оператор использует пульт управления от разведывательных БЛА легкого класса. Дрон оборудован электрооптической камерой и приемником GPS, может двигаться по заранее заложенной в память траектории. Но, как правило, просто барражирует над полем битвы в течение десяти минут, при обнаружении цели – пикирует на нее.

Еще меньше по размеру – израильский квадрокоптер «Ротем-Л» (Rotem L) с килограммом тротила и временем барражирования 30–45 минут. По его образу и подобию НВФ создают собственные, используя квадракоптеры, доступные на коммерческом рынке. По большому счету «дроны-камикадзе» специальной разработки отличаются от этих поделок лишь повышенной скрытностью (меньше шум), более чувствительными сенсорами, способностью круче пикировать на цель, а также лучшей оптимизацией параметров для большего времени патрулирования.

Сегодня на международном рынке есть некий выбор подобного оружия. При этом в разных странах похожие системы могут классифицироваться по-разному. Кто-то предпочитает термин «ракета», другие – «самонаводящийся самолет-снаряд», особенно если аппарат рассчитан на одно использование. Кстати, далеко не у всех заказчиков находит понимание, зачем подобные аппараты делают возвращаемыми? Ведь всегда существует риск самопроизвольного подрыва боевой части, например, в случае аварийной посадки.

Заметим, что способность барражировать сейчас появилась и у некоторых ракет, например, КР «Томагавк» Блок 4. Это вносит еще большую путаницу в отнесении той или иной системы к ракетам, БЛА или «барражирующим боеприпасам».

Как у любого вида вооружений, у «дронов-камикадзе» есть достоинства и недостатки, так что считать их «чудо-оружием», способным кардинально изменить характер вооруженной борьбы, не стоит. 

Владимир Карнозов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх