Авиаторы и их друзья

79 040 подписчиков

Свежие комментарии

  • Leon17 Влад
    Долгих лет«Роскосмос» подпи...
  • Владимир
    ....а если вдруг и сами ракеты начнут возвращаться ????....хороший проект...мне нравится....S7 приступила к с...
  • Владимир
    Верно не совсем понял но зацепило.....Этот день в авиац...

«Ильюшин» слетел с катушек

«Ильюшин» слетел с катушек
Авиакомплекс дезорганизован, специалисты впали в депрессию

В 2017 году пресс-служба компании «Ильюшин» организовала для журналистов поездку в Воронеж – в ВАСО начиналась финальная сборка планера первого прототипа основного российского транспортника Ил-112. Как заявил тогда «Военно-промышленному курьеру» директор программы Ил-112 «Авиационного комплекса им. С. В. Ильюшина» Дмитрий Савельев, в установочную партию войдут два самолета и первый должен взлететь уже в июне («У Ил-112 растут крылья»). Воронежские авиастроители заявляли, что после завершения цикла испытаний будут строить по два самолета в месяц.

Перспективный транспортно-десантный Ил-112В, в котором остро нуждалась Российская армия, в намеченные сроки не взлетел. В июне 2017-го главный конструктор ОАО «Ил» Николай Таликов сообщил о переносе испытаний. В июле 2018 года прошла информация, что программу Ил-112 могут закрыть, поскольку обнаружились просчеты при проектировании. Однако тогдашний руководитель компании «Ил» Алексей Рогозин заявил, что серийное производство самолетов Ил-96 и Ил-112В начнется на Воронежском авиазаводе в 2020 году.

«Ильюшин» слетел с катушек

Свой первый полет Ил-112 совершил только 30 марта 2019-го. При этом самолет еще предстоит доводить до соответствия техзаданию Минобороны, на что потребуется 8–10 месяцев.

Так что до серийного производства дело скорее всего дойдет нескоро.

«Свои показатели»

Эта история наглядно показывает, что компания в кризисе, выход из которого не очень-то просматривается. В апреле прошлого года на «Ильюшине» началась «оптимизация управления», в результате которой свой пост оставил гендиректор авиакомплекса Алексей Рогозин. В июле ушли около 80 топ-менеджеров и ведущих сотрудников: заместители гендиректора по экономике, кадрам, юридическим вопросам и маркетингу. На дверь показали кураторам проектов самолетов Ил-112, среднего транспортника Ил-276 и Ил-96. Что сталось с теми, кто ушел? Сотрудники предприятия, прекрасно знающие обстановку на «Ильюшине», рассказывают: «Ушли все, кому было куда. То есть самые лучшие, кто знает себе цену на рынке труда и уверен, что его возьмут в любое КБ. Целые группы конструкторов ушли на «Боинг» и их с удовольствием взяли. Там и зарплата несравнимая, и перспективы есть».

Сегодня работы по СВТС на «Иле» не ведутся

Алексей Рогозин приглашал работать специалистов из инженерных центров «Боинга» и «Эрбаса». Эти люди, обладающие широкими компетенциями, были главными идеологами перемен.

Как чувствуют себя оставшиеся конструкторы? И на этот вопрос есть конкретный ответ. «Они – в глубочайшей депрессии. Дезорганизация наблюдается начиная со среднего и верхнего звена. А глубочайшая депрессия – это уровень ОКБ, поскольку что сулит завтрашний день, никто не знает, не говоря уже о том, как будет через год-полтора».

Утверждена одна схема и структура управления предприятием, а в жизни уже вступила в силу и действует другая. Идут массовые сокращения. Чтобы их скрыть, руководство авиакомплекса всеми правдами и неправдами договаривается со специалистами об увольнении по соглашению сторон и не скупится на несколько среднемесячных зарплат. Если же сотрудники сопротивляются, делается все, чтобы выпихнуть их с предприятия.

В итоге на «Ильюшине» почти из сотни отделов обезглавлено больше половины. Собеседники «ВПК» считают, что уволены около тысячи человек. Кто приходит на смену? Основной поставщик кадров – ТНТК имени Бериева, откуда пришел нынешний гендиректор «Ильюшина» Юрий Грудинин. И это, как считают коренные ильюшинцы, не адекватная замена.

«Теперь всеми основными процессами заправляют выходцы из Таганрога. К сожалению, общего языка с коллективом они и не пытались найти, пришли со своим уставом в чужой монастырь. Но здесь столкнулись две конструкторские школы, у каждой свои подходы и главное – налицо разница в масштабе деятельности – на ТНТК имени Бериева собирают единственную машину Бе-200. Задачи «Ила» гораздо объемнее, однако опыт людей, проработавших на «Ильюшине» не один год, ни во что не ставится. Поэтому все рушится, перетасовываются отделы и управления, логика переподчинения вообще непонятна».

Появились люди, работающие на ТНТК и в то же время оформленные полставочниками в московском офисе «Ила». Как они умудряются, отработав полный день в Таганроге, еще потрудиться и в столице, не знает никто. Еще более удивителен факт, что выходцам из Таганрога еженедельно по пятницам оформляют командировки на ТНТК имени Бериева, а в понедельник они уже на своих рабочих местах в Москве.

«Когда моих знакомых сокращали, они пошли в кадры побеседовать с начальницей отдела о том, что им нужно гособоронзаказ выполнять, сдавать военную технику, у каждого есть объем работы, показатели… Она произнесла фразу, ставшую на предприятии крылатой: «У меня свои показатели». За порогом оказались и конструкторы, и высококлассные менеджеры, и топы, и руководители программ. А ведь это не продавцы в магазине, набранные по объявлению».

Кадровая политика аукнулась быстро. Юрий Грудинин, придя на «Ильюшин», упразднил Проектно-технический комплекс (ПТК), работавшее по современным стандартам подразделение для создания среднего военно-транспортного самолета (СВТС). Основная часть специалистов перешла в КБ «Туполев». Оставшаяся небольшая часть перетекла в ОКБ «Ила» и там растворилась. На декабрьском заседании в 2019 году Межведомственная комиссия не смогла определиться, кому доверить разработку самолета, «Ильюшину» или «Туполеву». Следующее заседание состоится в апреле. В силу того, что основа ПТК – идеологи, носители знаний, ведущие конструкторы теперь работают в КБ «Туполев», выбор, кому доверят проектирование, предсказать несложно.

Отметим: сегодня работы по СВТС на «Иле» не ведутся.

Призрак ГОЗ

Отстранение от должности Алексея Рогозина объяснили срывом гособоронзаказа. От нового гендиректора ожидали безусловного исполнения ГОЗ. Насколько оправдались надежды?

Сегодня ситуация выглядит так: в ноябре 2020 года нужно сдать один Ил-76МД, доведенный до уровня МДМ. Этот контракт на модернизацию двух самолетов подписан Юрием Грудининым в июне 2019 года. В ноябре и декабре требовалось заключить несколько десятков договоров на поставку оборудования, материалов, комплектующих. На исходе февраль, но заключено по прикидкам менее 10 процентов контрактов. Самое время вспомнить, что в июле прошлого года попросили на выход замгендиректора по юридическим вопросам.

«Ильюшин» слетел с катушек

Как считают собеседники «ВПК», ситуацию Юрий Грудинин сотворил своими руками: «Разогнал специалистов, которые могли нормально и в срок провести контрактную работу, взял своих из Таганрога на эту позицию. Через восемь месяцев нужно сдать самолеты, но уже очевидно, что их не сдадут, хотя бы потому, что цикл изготовления многих деталей, которые требуются для модернизации, длится до девяти-десяти месяцев. Никто из поставщиков не будет за это браться без подписанного контракта».

При Алексее Рогозине на исполнение по первому контракту модернизированного до уровня МДМ самолета потребовался год. Над вторым Ил-76МД начали работать при нем же в ноябре 2017-го, но сдали в мае 2019 года, то есть работы продолжались 538 дней. В феврале 2018-го приняли на модернизацию третий самолет, однако консервация двигателей истекла в августе того же года, а переконсервацию не сделали. В итоге над этой машиной, по данным на 17 февраля, «работают» уже 726 дней и когда закончат – неизвестно.

Стоит отметить, что в 2019 году Ульяновский авиазавод должен был сдать заказчику пять Ил-76МД-90А. Однако все самолеты находятся в низкой технической готовности.

Дальнемагистральная печаль

В мире есть только три компании, способные выпускать широкофюзеляжные лайнеры: американский «Боинг», европейский «Эрбас» и российский «Ильюшин». Проект широкофюзеляжных дальнемагистральных самолетов начал прорабатываться на «Иле» в 2014–2015 годах. Лайнер Ил-96-400 должен закрывать дальневосточные направления. Однако по факту производство не готово к выпуску этого самолета. Как утверждают собеседники «ВПК», дирекция Ил-96 разогнана в полном составе, хотя на бумаге как бы и есть. Одно настораживает – работают в ней люди, всю свою жизнь занимавшиеся машинами, сильно отличающимися от ильюшинских самолетов.

Зеркало социальных сетей

Руководство компании заявляет о том, что со сборкой Ил-112В нет проблем, не о чем беспокоиться. Однако работники ВАСО утверждают обратное. В соцсети «ВКонтакте» они пишут: «Кто заставлял г-на Грудинина заявлять, что идет сборка 3 и 4-й машин Ил-112? Ведь он часто бывал у нас. Неужели не видел пустые стапеля в ц. 22? Не показывали? По-моему, каждый видит то, что хочет увидеть. То есть желаемое выдается за действительное. Кстати, сейчас мог бы приехать. Пройтись по цехам, помещениям, температура в которых 10–12 градусов. Но что-то нет его». Описывается, как такие визиты происходят: «Работы нет, люди сидят на простое, но как вдруг кто приезжает, все сразу начинают имитировать бурную деятельность. Рабочих на выходных могут вызвать для такого дела в цех, типа показать, что работа кипит даже по выходным, а рабочие в это время или на среднем, или на постое находятся».

Есть догоночный график для 112-го, еще год назад его должны были собрать и испытывать. Но машин на стапелях нет. Народ распущен по домам в отпусках без содержания. Когда грядет проверка, всех вызывают и выдают за день двойную зарплату, чтобы исправно изображали трудовой порыв.

О роли личности в авиации

Однако 112-й взлетел, и случилось это благодаря Алексею Рогозину, фактически жившему в цехе. Любой работник знал – если есть вопрос, решить который не может бригадир или начальник цеха, генеральный директор разрулит.

«25 лет собрать не могли, а Алексей Дмитриевич сделал. Это на самом деле так. И в Воронеже, и в Москве это сомнению не подвергается. Взлет 112-й машины – это заслуга Алексея Рогозина».

При нем на «Иле» сформировали портфель из нескольких десятков инновационных проектов, связанных с авиастроением, все в разной степени готовности. Два уже прошли апробацию в Научно-техническом совете Ростеха. Первый посвящен развитию на базе дивизиона транспортной авиации Центра компетенций по аддитивным технологиям. В итоге должны были начать печатать детали из титана, магния и алюминия на оборудовании российского производства. Все проекты остановлены – кому нужны инновации, если они не приносят немедленной отдачи.

«Думаю, что Рогозин попал, что называется, под раздачу. Что скрывать, вначале были пессимистические прогнозы – в 30 с небольшим лет он возглавил крупнейшее стратегическое предприятие. А он взял и за два года доказал, что не только достоин, но и отличная смена бывшему главе «Ила» Владимиру Ливанову – после того не было у нас руководителей, которые больше года продержались бы в директорском кресле. Он сумел собрать команду и показать себя отличным менеджером. Конструкторское сообщество о нем хорошо отзывается. Ему, чтобы переломить ситуацию, не хватило всего лишь года».

Есть ли перспектива?

Пока самолеты «Ил» интересны Министерству обороны, фирма будет жить. Но как только появятся новые технологии, в мире начнут строить беспилотные лайнеры или создадут альтернативные источники энергии, позволяющие воздушному судну находиться в небе неограниченное время, история великой фирмы и ее самолетов закончится.

Сергей Карпачев
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх