Авиаторы и их друзья

79 045 подписчиков

Свежие комментарии

  • виктор м
    В архивах - бумаги. А кроме бумаг нужны ещё исправные станки и люди, умеющие на них работать.МиГ-41: реальный ...
  • Господин Никто
    Большое спасибо за интересные материалы, Семён !Этот день в авиац...
  • Владимир
    В точку...иначе как их собрать...многоразовые...))))....S7 приступила к с...

Командир воздушного линкора.

Воспоминания Героя Советского Союза М.В. Симонова (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD%...)

 

 

                                 Командир воздушного линкора.

 

Я родился 1 августа 1913 года в поселке Кутейниково , Донецкой области , семья была бедная , отец пропал в лихолетье первой Мировой войны , у матери на руках осталось нас пятеро сестер и братьев. Закончив начальную школу , пошел работать слесарем-котельщиком в управление «Донбассжилстрой» в городе Горловка, затем учился в Харьковском учебном комбинате , который готовил специалистов - железнодорожников , был старостой группы. В то время мы зачитывались журналами «Вокруг Света» , где печатались романы Жюля Верна и ветры странствий и путешествий бередили наши души. Увидев первый раз самолет , я заболел авиацией. В один из дней часть нашей группы ушла с занятий и на вопрос – «Куда вы пошли…?» , они ответили « В летчики..!». И я тоже удрал с занятий , пришли мы к какому то бараку , из него вышел молодой мужчина , одетый в форму летчика ,  спросил « Вам чего…?», я ответил , что хотели бы стать летчиками, он сказал , что бы мы пришли завтра в Харьковский госпиталь , на медкомиссию. И мы должны были иметь при себе 9 рублей , но таких денег у меня не было , тогда я продал свою пайку хлеба и недостающую сумму мне дала старшая сестра.

Комиссию я прошел по первой категории и был признан годным к летной работе. Тогда авиация в СССР развивалась бешенными темпами и в каждом крупном городе , да и некрупном были открыты авиашколы и мои документы были изъяты из учебного комбината и отправлены в Балашовскую объединенную авиашколу пилотов ГВФ.  

 В 1932 году я поступил в эту авиашколу и   в 1935 году закончил , после окончания получил звание «К-4» , расшифровывалось это так – командир – 4 категории и сразу получил военное звание «старший лейтенант» , но запаса. Получил назначение в Дальневосточное управление ГФВ. До Хабаровска добирался две недели. Летал на Дальнем Востоке , до 1940 года, облетал весь Дальний Восток, был на Курилах ,Сахалине. Летал на Р-5 , Тб-3 и ПС-40. Зарплата была маленькая -293 рубля , но давали большой паек , мы себе оставляли  сливочное масло и сахар , остальное продавали.

В 1940 году , при полете  в Иркутск  мне поступила радиограмма – с приказам вернуться в Хабаровск , вернувшись на базу  узнаю , что  надо срочно вылететь в Москву, в управление ГВФ   , там меня откомандировали в Смоленск , в 212 ДБАП (Дальний Бомбардировочный Авиаполк) и я понял , что моя гражданская работа линейного пилота закончилась. В полк приехало очень много гражданских летчиков с Севера и Дальнего Востока и все с большим налетом и опытом. Приехали , кто в чем – в куртках , плащах , шляпах ,  в первое время нам военную форму не выдали и на занятия по строевой , мы ходили в гражданской одежде и самое смешное было , что ходить строем мы не умели и со стороны мы напоминали – одесскую банду Мишки Япончика. На наши маршировки , сбегался смотреть весь полк , хохот стоял- жуткий и полковые летчики стали к нам относиться пренебрежительно , считая нас неумехами , но когда пришли наши документы и они увидели какие у нас налеты в условиях Крайнего Севера и Дальнего Востока , отношение к нам сразу же переменилось. Строевой мы мы быстро научились , но летали мало , по причине отсутствия бензина. Мы сделали по 3 провозных полета и военные поняли , что , технике пилотирования нас учить не надо. Меня назначили командиром звена. Командиром полка был А.Е. Голованов , в последствии главком АДД , самолеты были Дб-3ф(Ил-4) «длинноносые» , они простые в пилотировании , но был еще Дб-3а «тупоносый» , очень недоведенный самолет , он имел большой конструктивный недостаток  , у него оба винта вращались в одну сторону и на взлете , он  виражил в левую сторону и если летчик вовремя не парировал этот крен - а взлетать с бомбами на нем было очень сложно - то самолет сталкивался с землей. В годы войны авиаполки которые воевали на Дб-3а понесли большие потери из-за этого недостатка , намного больше чем в боевых вылетах.

22 июня нам объявили боевую тревогу , мы разбежались по самолетам , но взрыватели в бомбы вкручивать запретили , целый день комполка Голованов звонил в штаб , а потом и в Москву , но насколько мы поняли , «наверху» сами не знали , что творится и , что делать. Свой первый боевой вылет я совершил 23 июня 1941 года , тогда я со своим звеном вылетел за Гродно , для бомбардировки переправы , ее мы разбомбили , но на отходе нас перехватили немецкие истребители. Я дал команду звену сомкнуться , а стрелкам открыть огонь. Мы сбили несколько истребителей , а они сбили моего ведомого Леню Сумцова , ему удалось посадить бомбардировщик на «брюхо» , при этом ранения получили штурман и стрелок-радист. В летнем хаосе отступления , когда немцы победоносно наступали на Москву , выяснилось , что мы не имеем штурмовую авиацию и для решения этой проблемы , привлекли нас , т.е. тяжелобомбардировочную авиацию. Это был шаг отчания  нашего командования , штурмовать многочисленные колонны двигающиеся к столице оказалось некому и вот мы на своих тяжелых бомбардировщиках носились над колоннами немцев , поливая из пулеметов и сбрасывая бомбы с малых высот и получая  повреждения от собственных осколков. Итог этой «работы» , за один летней месяц  от нашего 212 авиаполка и 18 отдельной авиадивизии , из 73 самолетов Ил-4 , Тб-3 и ДБ-3 , осталось 3 бомбардировщика. Потом было переформирование и я продолжил службу во 2-ом Гвардейском авиаполке , 3 авиадивизии ААД , летал на Ил-4 , командиром звена. Работы было очень много , летали днем и ночью , бомбили станции , склады , переправы ,  крупные войсковые соединения. В этом полку я прослужил с января 1942 года по май 1943 года , к октябрю 1942 года у меня было 150 боевых вылетов и в декабре получил звание Герой Советского Союза.Командир воздушного линкора. Пе-8 на аэродроме завода №124 (Ныне КАПО им.Горбунова)

Командир воздушного линкора.

М. В. Симонов (второй ряд, первый справа) во время вручения награды Героя Советского Союза в Кремле (город Москва, 1943 г.)

С лета 1943 года я продолжил свою боевую службу в 25 Гвардейском полку АДД и на новом для меня типе бомбардировщика , это был Пе-8 , тяжелый дальний четырехмоторный бомбардировщик , в качестве командира корабля, в этом полку провоевал до конца войны. Экипаж на воздушном линкоре - а это был по настоящему огромный корабль , двухэтажный - был 11 человек ,мы со вторым пилотом сидели наверху , но не рядом , как на многих зарубежных бомбардировщиках , а друг за другом , штурманы , борттехники и стрелки в фюзеляже , а два стрелка , вне фюзеляжа - в подшассийных установках.

Задачи у нас были более масштабные , мы летали бомбить стратегические объекты Германии и их союзников – Берлин , Данцинг , Кенигсберг , Варшаву ,Будапешт , нефтяные промыслы Плоешти , в Румынии , куда дотягивались , туда и летали и также наносили бомбовые удары по оборонительным укреплениям на захваченных территориях СССР.  Как то перед налетом на Берлин , ко мне подошел особист и протянул бумажку , на которой были написаны цифры , я спросил « Что это…? , он мне ответил « не твоего ума дело…, как отбомбишься над Берлином , передашь это в эфир , если вернешься , узнаешь , что , это…!». Я отбомбился и мой радист передал в эфир эту телеграмму. Хотя это было грубейшее нарушение режима скрытности , в полетах нам категорически запрещалось выходить в эфир. Когда вернулся , узнал смысл этой телеграммы , она звучала так –«Москва. Кремль. Товарищу Сталину. Нахожусь над логовом фашисткого зверя – над Берлином. Задание выполнено. Возвращаюсь на Родину. Симонов.» За это сообщение получил благодарность от Сталина. Личная благодарность от Верховного , ценилась выше ордена Ленина. Полеты длились от 8 да 13 часов , уставали жутко  , нервы были на пределе - под огнем зениток , в свете прожекторов и атаках немецких ночных охотников. После удачного налета и  возвращения на свой аэродром , нас поздравляло все командование полка и здесь была комическая ситуация – два подшассийных стрелка , Командир воздушного линкора.Самолет Пе-8 на аэродроме в Вашингтоне. Хорошо видна пулеметная турель за стойкой шасси и люк для воздушного стрелка.

которые сидели за двигателями , за обтекателями шасси , прилетали черные от копоти , сколько не пытались проклеивать резиной внутреннее пространство огневой установки , черный сажа от двигателя проникала в установку и после 13-ти часового полета стрелки напоминали негров. И рядом с комполка , в тот момент находился старшина – каптерщик и этим двум стрелкам торжественно вручали хозяйственное мыло.

Перед Курской битвой , мы нанесли очень мощный бомбовый удар , по очень крупной узловой станции , по данным партизан там скопилось большое количество эшелонов с боеприпасами и горючим , немцы готовились к операции « Цитадель». Взлетели ночью , самолет-осветитель над станцией сбросил САБы , а потом мы отбомбились, огромное зарево поднялось до небес , на несколько месяцев движение вражеских эшелонов на этом участке прекратилось. После возвращения мы отдыхали , когда к нам зашел командир полка , замполит и особист, фигура последнего всегда у нас вызывал страх. Командир разложил фотографии станции после бомбардировки и спросил , ткнув пальцем в фотографию –« Кто отбомбился по этому квадрату..?» , там на снимке ,недалеко от станции был лесок и палец командира постучал по этому снимку. Мы стояли и молчали , в голове проносились всякие жуткие мысли - а может там партизаны были и мы их накрыли. Командир , еще несколько раз повторил свой вопрос , но летчики молчали и тогда он сказал « Ну , если никто не признается , то это ваше дело…»  Он взял из рук замполита лист бумаги и порвал его на мелкие кусочки и сказал , что порвал подписанный им и замполитом наградной лист на звание Герой Советского Союза и объяснил , что в этом лесочке немцы  замаскировали очень большой склад боеприпасов и кто то из наших его накрыл , мы были в шоке.

На Пе-8 я воевал до конца войны , совершил за годы войны 278 боевых вылетов , участвовал во всех крупных операциях – под Москвой , Сталинградом , Ленинградом , на Орловско-Курской дуге , 12 раз был подбит , но возвращался на свой аэродром , в воздушных боях мой экипаж сбил  7 вражеских истребителей. В числе первых был награжден орденом Отечественной войны 1 степени , номер №18.  Был участником всех послевоенных воздушных парадов. Принимал участие в высадке экспедиции «Северный полюс-2» , в отработке ядерной защиты Мoсквы.

Командир воздушного линкора. Пе-8 "Полярная авиация" во время подготовки к полету

В 1951 году получил назначение на казанский авиазавод №22 , летчиком-испытателем военной приемки , он мне был знаком , в годы войны я летал на Пе-8 , которые выпускал завод и новые самолеты мы получали в Казани и технические бригады с завода постоянно находились в авиаполку. Испытывал Ту-4 , Ту-16 , Ту-104 , Ту-110.

Командир воздушного линкора.

Ту-110

Демобилизовавшись из ВВС  , продолжил работу летчиком-испытателем министерства авиапромышленности , закончил летную работу в должности зам.начальника ЛИС авиазавода , по летной работе , летчик ГВФ – 1 класса , военный летчик -1 класса , летчик-испытатель -1 класса.»

Михаил Васильевич Симонов умер 23 апреля 2004 года , по распоряжению президента РТ М. Шаймеева была создана комиссия для похорон , легендарного летчика похоронили со всеми воинскими почестями на кладбище «Сухая река» и улица Мариупольская в Казани была переименована  в улицу Симонова.

Командир воздушного линкора.


Памятная доска в Казани (ул. Симонова, д. 6)

Записал (автор текста) - Ильдар Валеев. Опубликовано в журнале "Татарстан" №5 2011г.

Картина дня

наверх