Последние комментарии

  • Господин Никто20 апреля, 7:32
    Спасибо за  информацию, Семён! Этот день в авиации. 19 апреля
  • Александр Евгеньевич Белиовский20 апреля, 7:02
    Чтобы понять, что происходит, нужно понять, как произошло то, что произойти не должно было никак! В РФ единственный а...«Сухой остаток»: МиГи не летают, поставок Су-57 нет — все на пользу F-35
  • Сергей Гольтяпин20 апреля, 3:26
    "наверно автор точку пропустил" Он ее не пропустил - он ее не заметил :) Кто против Ил-112В

Сава и Мартын

История двух советских асов – лучших «охотников за истребителями» из числа воевавших над Керченским полуостровом

Официальные успехи многих советских лётчиков-истребителей в воздушных боях над Керченским полуостровом в 1943–1944 гг. при ближайшем рассмотрении, к сожалению, оказываются завышенными и не находят подтверждения в немецких документах.

Однако были среди «сталинских соколов» и те, кто действительно сумел нанести врагу немалый урон. Например, два друга, асы 57-го Гвардейского истребительного авиаполка 329-й истребительной авиадивизии Виктор Савченко и Сергей Мартынов, или Сава и Мартын, как они звали друг друга в воздухе.

К началу сражения за Крым командир эскадрильи капитан Савченко и назначенный уже в ходе боёв его заместителем старший лейтенант Мартынов были уже очень опытными лётчиками. На счету Савченко было более 340 боевых вылетов, в ходе которых он одержал три личные и 5–7 (по разным данным) групповых побед. Мартынов имел около 270 боевых вылетов, сбил шесть самолётов лично и ещё от двух до шести в группе. Несмотря на скромный, на первый взгляд, список побед, оба лётчика прошли через многое: были десятки штурмовок на стареньких И-16 и вылеты на английских «Спитфайрах», охоту за которыми вели не только немецкие, но и советские истребители и зенитчики, принимая их за «Мессершмитты».

«Спитфайр» Mk.VB из 57-го гвардейского истребительного авиаполка, Кубань, весна 1943 года. Полк первым попал на фронт на истребителях этого типа, и «Спитфайры» били все кому не лень: и свои, и чужие. Впрочем, благодаря этому обстоятельству нам известен этот единственный снимок, который пришлось рассылать по всем авиационным и зенитным частям на участке фронта. Виктор Савченко и Сергей Мартынов были лучшими на этом типе истребителя - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ru«Спитфайр» Mk.VB из 57-го гвардейского истребительного авиаполка, Кубань, весна 1943 года.
Полк первым попал на фронт на истребителях этого типа, и «Спитфайры» били все кому не лень: и свои, и чужие. Впрочем, благодаря этому обстоятельству нам известен этот единственный снимок, который пришлось рассылать по всем авиационным и зенитным частям на участке фронта. Виктор Савченко и Сергей Мартынов были лучшими на этом типе истребителя

Продолжить воевать друзьям пришлось в знакомых местах. Весной 1942 года они уже сражались над Керчью, базируясь на занятом теперь немцами аэродроме Багерово. Вернувшись в крымское небо на новых американских истребителях Белл P-39 «Аэрокобра», они проявили свой талант лётчиков-истребителей в полной мере.

Над новыми плацдармами

В октябре 1943 года 57-й гв. иап вошёл в состав 329-й истребительной авиационной дивизии, все три полка которой были вооружены «Аэрокобрами». В ходе сражений за Керчь аэродромом полка служило высохшее озеро у хутора Станишевский на Таманском полуострове.

Начало воздушных боёв над советскими десантами, высадившимися 1 ноября в районе Эльтигена и в ночь 3 ноября в районе Глейки — Жуковка, было особенно успешным для Виктора Савченко. 12 ноября во второй половине дня в бою с бомбардировщиками He 111 в районе посёлка Ляховка он зажёг правую плоскость одного из «Хейнкелей», после чего тот резким снижением ушёл в облачность в западном направлении. Это был первый успешный бой лётчика в небе Керчи.

Удвоил свой успех Виктор Савченко уже спустя четыре дня, заявив сбитый пикировщик Ju 87. Новый успех аса не заставил себя долго ждать. 25 ноября перед полуднем четвёрка «Аэрокобр», ведомая капитаном Савченко, севернее Багерово догнала группу из 16 «Хейнкелей» He 111 из группы I./KG 55, шедшую под прикрытием тройки Bf 109. Радиостанция наведения приказала гвардейцам связать боем вражеские истребители, в то время как бомбардировщиков «взяли в оборот» истребители 66-го и 249-го иап.

Командир эскадрильи 57-го гвардейского истребительного авиационного полка Виктор Михайлович Савченко (20.06.1920–09.05.1987) и заместитель командира эскадрильи того же полка Сергей Михайлович Мартынов (15.09.1920–16.05.2009) - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ruКомандир эскадрильи 57-го гвардейского истребительного авиационного полка Виктор Михайлович Савченко (20.06.1920–09.05.1987) и заместитель командира эскадрильи того же полка Сергей Михайлович Мартынов (15.09.1920–16.05.2009)

Савченко сверху сзади атаковал один из «Мессершмиттов» и с дистанции 50 метров выпустил точную очередь, после чего немецкий истребитель упал в 4–5 км южнее села Мама Русская. По всей видимости, это был Bf 109G-6 W.Nr.19712 «Жёлтая 12» из эскадрильи 6./JG 52. Его пилот унтер-офицер Йозеф Обендрауф (Uffz. Josef Obendrauf) стал первым погибшим в воздушном бою на этом участке фронта лётчиком группы II./JG 52.

По итогам ноября капитан Савченко с тремя победами стал самым результативным лётчиком 57-го гв. иап. На счету старшего лейтенанта Мартынова был только один подбитый 16 ноября «Юнкерс» Ju 87, но звёздный час этого отличавшегося особой агрессивностью истребителя был ещё впереди.

С начала декабря основные действия авиации противоборствующих сторон были нацелены на район посёлка Эльтиген, где немцы любой ценой решили уничтожить десант. В первый день зимы Сергей Мартынов открыл счёт сбитых в керченском небе самолётов, вогнав в землю северо-западнее посёлка Ортаэли один Bf 109. Спустя три дня один бомбардировщик Ju 87 в районе Эльтигена стал очередной жертвой капитана Савченко.

Хотя с завершением 11 декабря 1943 года Керченско-Эльтигенской десантной операции активность действий авиации резко спала и воздушные бои в последующие две недели стали редкостью, вскоре старший лейтенант Мартынов добился своей второй победы в керченском небе. Днём 14 декабря прикрывающая наземные войска четвёрка капитана Савченко в районе мыса Тархан встретила такое же количество Bf 109, которые пытались атаковать действующие в этом районе штурмовики Ил-2 из 214-й ШАД. Пара Мартынова пошла на помощь «Илам».

 - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ru

Ведомый Мартынова младший лейтенант Сергей Семёнов атаковал ведущего второй немецкой пары и заявил победу: по его докладу, вражеский истребитель упал в море. В то же самое время ведомого Bf 109 сверху в хвост атаковал Мартынов, открыв огонь с дистанции 100–50 метров. После атаки горящий «Мессершмитт» пошёл к берегу, что наблюдал и постоянный ведомый Виктора Савченко старший сержант Александр Ростовцев. По докладу лётчиков, немецкий истребитель упал в 3–4 километрах юго-западнее мыса Тархан, и эта победа Мартынову была засчитана. По немецким данным, Bf 109G-6 W.Nr.20287 из 4./JG 52 произвёл вынужденную посадку на своём аэродроме Багерово, получив от вражеского огня повреждения, оценённые в 45%. С большой долей вероятности в воздух этот «Мессершмитт» больше не поднялся. По всей видимости, это и был атакованный Мартыновым самолёт.

После этого в воздухе установилось затишье: из-за плохой погоды авиация с обеих сторон практически бездействовала. В ходе возобновившихся 27 декабря боёв гвардейцы обменялись с противником ударами: на гибель служившего в полку испанца старшего лейтенанта Энрике Флореса они ответили тремя победами над Bf 109. Среди отличившихся был капитан Савченко.

Захваченные Як-1Б из 3-го истребительного корпуса ВВС КА обычно связывают с широко известными «оборотнями». На фоне одного из совершивших вынужденную посадку «Яков» позирует фельдфебель Хайнц Заксенберг, непосредственно связанный с героями повествования - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ruЗахваченные Як-1Б из 3-го истребительного корпуса ВВС КА обычно связывают с широко известными «оборотнями». На фоне одного из совершивших вынужденную посадку «Яков» позирует фельдфебель Хайнц Заксенберг, непосредственно связанный с героями повествования

После обеда с группой капитана Савченко произошла примечательная встреча с «оборотнями». В 16:10 в районе косы Чушка на высоте 3000 метров патрулирующая четвёрка «Аэрокобр» встретила пару «Яков», как доложили лётчики, с чёрным камуфляжем и белыми коками винтов. Поскольку «Яки» пытались зайти в хвост «Аэрокобрам», Савченко запросил станцию наведения о своих самолётах в воздухе. Полученный ответ убедил лётчиков в том, что осторожность не бывает излишней: «Кроме вас, в воздухе никто не работает — разрешаю атаковать». «Яки» и «Аэрокобры» дважды сходились в лобовых атаках, ведя огонь, но точность подвела обе стороны. «Яки» тянулись за группой Савченко почти до самого аэродрома, но всё же ушли. С уверенностью можно сказать, что «Яки» 4-й ВА и ВВС ЧФ в тот день вылетов не производили, однако ничего неизвестно и о применении немцами в боях под Керчью трофейных советских машин.

Уже на следующий день пополнили свои боевые счета оба героя. Первым добился успеха Виктор Савченко, который в утреннем бою с двумя Bf 109 сначала подбил «Мессершмитт», а затем преследовал вражескую машину до тех пор, пока немецкий лётчик не выпрыгнул с парашютом. Помимо подтверждения ведомого, около 10:50–11:00 горящий на земле самолёт наблюдали три экипажа штурмовиков 7-го гв. шап. Поскольку в это время и в данном месте советские авиаторы потерь не несли, это мог быть только немецкий самолёт, но, к сожалению, сохранившиеся за этот период в неполном объёме немецкие документы молчат.

После обеда отличился Сергей Мартынов, сбивший западнее порта Камыш-Бурун очередной Bf 109. Как указано в документах, желая убедиться в том, что вражеский лётчик не имитирует падение, Мартынов преследовал противника до высоты 100 метров. Победу подтвердили ведомый младший лейтенант Сергей Семёнов и ведущий второй пары старший лейтенант Александр Серебряков, однако и этот успех не находит подтверждения в немецких документах.

Подбитая «Аэрокобра» 57-го гвардейского истребительного авиаполка на вынужденной посадке - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ruПодбитая «Аэрокобра» 57-го гвардейского истребительного авиаполка на вынужденной посадке

Впрочем, истребители люфтваффе по-прежнему не прощали ошибок. Так, в первый день нового 1944 года ведомая замполитом полка майором Дмитрием Ильиным четвёрка «Аэрокобр» в районе мыса Хрони встретила пару «Мессершмиттов». Как прежде, первой перешла в атаку пара Мартынова, но немецкие истребители оказались приманкой, и советская пара сразу же сама подверглась атаке двух других Bf 109. Под удар попал ведомый Семёнов, который резким пикированием ушёл от атаки и потерял из вида своего ведущего, который на аэродром не вернулся. Как выяснилось позднее, спасая ведомого, Мартынов попал под удар второго «Мессершмитта». У советского истребителя был пробит лонжерон правой плоскости, перебит элерон, повреждён руль высоты и киль. На повреждённой машине лётчик сумел уйти из-под атаки и совершил посадку на аэродроме у станицы Фонталовская.

Самый лучший день

Возможность отыграться за предыдущие неудачи появилась у лётчиков 57-го гв. иап 10 января, когда у мыса Тархан был высажен новый советский десант, а также началось наступление войск Отдельной Приморской армии на правом фланге керченского плацдарма.

Полк получил задачу по прикрытию своих наземных войск в районе Булганак — Грязевая Пучина — мыс Тархан и одним из первых принял участие в боях того дня. Первые победы лётчики полка заявили около 10:00, когда старшие лейтенанты Мартынов и Серебряков сбили по одному Bf 109, а капитан Савченко подбил второй за день «Мессершмитт». Очевидно, под удар Мартынова попал Bf 109G-6 W.Nr.20126 «Белая 8» из эскадрильи 4./JG 52. Пилотировавший его унтер-офицер Хайнц-Хельмут Янссен (Uffz. Heinz-Helmut Janssen) погиб. О своей победе Сергей Мартынов вспоминал так:

«Я ввязался в драку с истребителями — парой «худых», которая пыталась атаковать Савченко. Ведущий пары «мессеров» не выдержал моей атаки и стал уходить левым боевым разворотом. Вот здесь-то он и просчитался — уходя вверх влево, он попал в прицел моей «Кобры», и мне ничего не оставалось, как только нажать на гашетки пулеметов. Сноп трассирующих пуль накрыл цель, но «худой» какое-то мгновение продолжал полёт.

«А пушка?!» — мгновенно сработало в мозгу, и я нажал большим пальцем правой руки на кнопку на ручке управления. Всего только один снаряд, — всё было так близко и ясно, — коснулся кабины немецкого истребителя, и «Мессершмитт» взорвался!»

Около полудня ведомая Виктором Савченко шестёрка «Аэрокобр» в 5–8 километрах северо-восточнее Багерово встретила три небольшие группы бомбардировщиков He 111 общим количеством 10 машин. В нескольких атаках советские лётчики добились успеха: Савченко и Мартынов подбили по одному бомбардировщику каждый. Позднее оба «Хейнкеля» были засчитаны как сбитые и пополнили счета побед асов. Противник был серьёзный: ответным огнём воздушных стрелков на самолёте Савченко была перебита электропроводка, одну пробоину привёз и Мартынов. Как бы то ни было, главная цель была достигнута: бомбардировщики сбросили бомбы не на советские войска, а в море.

В обеденное время в бою четвёрки «Аэрокобр» с таким же количеством Bf 109 Мартынов подбил один вражеский истребитель, а поставил «жирную точку» в успехах дня Савченко, который отправил на землю у берега мыса Тархан пикировщик Ju 87.

Всего 10 января лётчики 57-го гв. иап совершили 74 боевых вылета, сбили восемь вражеских самолётов, ещё семь было подбито. В числе наиболее отличившихся лётчиков 4-й ВА оказались капитан Савченко и старший лейтенант Мартынов, на двоих записавшие на свой счёт два сбитых и пять подбитых самолётов и внёсшие свою лепту в «чёрные дни» группы II./JG 52.

Новые успехи

Нередко заслуги лётчиков-истребителей заключались не только в уничтожении вражеских самолётов. Так, 14 января патрулирующая четвёрка капитана Савченко получила с земли приказ разведать район посёлка Багерово, где были замечены барражирующие «Мессершмитты». Выполняя разведку, советские лётчики обнаружили на железнодорожной станции 35–40 крытых вагонов, по которым позже нанесли успешный удар армейские и флотские штурмовики. В сводках немецкой 17-й армии отмечено, что огнём и бомбами «Илов» были поражены минимум два эшелона с боеприпасами.

Спустя неделю, 21 января, для Сергея Мартынова настал самый успешный день в его карьере лётчика-истребителя. Около полудня, прикрывая свои войска в районе Булганак — Грязевая Пучина — мыс Тархан, ведомая командиром полка майором Сидоровым четвёрка истребителей встретила в районе Керчи такое же количество Bf 109. Два «Мессершмитта» советской группой были атакованы, и Мартынов с дистанции 50 метров выпустил точную очередь. По докладу лётчиков группы, Bf 109 загорелся и упал в районе кургана Собачий. Помимо группы майора Сидорова падение немецкого истребителя подтвердил находящийся в воздухе в том же районе командир эскадрильи 249-го иап старший лейтенант Пётр Щеблыкин. По немецким данным, атаке Мартынова подвергся Bf 109G-6 W.Nr.140206 «Белая 8», пилотируемый ефрейтором Карлом Хогевегом (Gefr. Karl Hogeweg) из уже знакомой Мартынову эскадрильи 4./JG 52. Немецкий лётчик был ранен.

Истребитель «Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52, Крым, осень-зима 1943–1944 гг. Самолёты подразделения можно было легко отличить по хорошо заметной эмблеме с национальной красно-белой шашечной доской - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ruИстребитель «Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52, Крым, осень-зима 1943–1944 гг. Самолёты подразделения можно было легко отличить по хорошо заметной эмблеме с национальной красно-белой шашечной доской

На этом успешный для Сергея Мартынова день не закончился. В ходе послеобеденного вылета в районе мыса Тархан он атаковал пару Bf 109, открыв огонь по одному из них с дистанции 200 метров под ракурсом 2/4. «Мессершмитт» ушёл вверх в облака, но спустя несколько секунд почти отвесно вывалился обратно со шлейфом чёрного дыма и стал падать. После возвращения домой ведомый Мартынова младший лейтенант Фёдор Козунов подтвердил победу. В этом бою Мартынов сбил Bf 109G-6 «Зелёная 6», поставив точку в карьере на Восточном фронте лётчика 15.(Kroat)/JG 52 унтер-офицера Ивана Балтича (Uffz. Ivan Baltić). Много лет спустя хорват, несколько приукрасив события, так вспоминал об этом вылете:

«Я летел с Кранйчем, когда нас атаковала большая группа «Аэрокобр». Выхода не было — нам пришлось драться. Я потерял из вида Кранйча. Русские были повсюду. К этому моменту я совершил 36 боевых вылетов и одержал четыре победы, но соотношение сил ещё никогда не было таким неблагоприятным. Теперь одна «Аэрокобра» развернулась на меня. Мы пошли друг на друга в лобовую атаку, и каждый из нас открыл огонь. Однако мои нервы не выдержали, и я ушёл вверх. Тогда он попал в меня. Я увидел, как он пронёсся с дымящим мотором. Мой самолёт начал дрожать и задымил. Я летел слишком низко, чтобы прыгать, поэтому совершил вынужденную посадку в поле недалеко от Керчи. Это была жёсткая посадка, и моя машина скапотировала, в результате чего я серьёзно повредил спину. Меня ожидало длительное лечение. Во всяком случае, с моими полётами в России было покончено. Я заявил о попаданиях в своего противника, но поскольку не видел его падения, мне засчитали неподтверждённую победу».

После начала в ночь на 23 января нового наступления советских наземных частей Савченко и Мартынов продолжили свою победную серию. 24 января, патрулируя во главе шестёрки истребителей в районе села Булганак, Савченко встретил пару Bf 109. Советский лётчик атаковал ведущего немца в лоб, ведя огонь с дистанции 200–50 метров. Стрелял и его противник, но очереди Савченко оказались точнее: «Мессершмитт» упал на северной окраине пригородного керченского посёлка Аджим-Ушкай и взорвался. Победу подтвердили не только лётчики группы, но и наземная радиостанция наведения. Вероятнее всего, это был потерянный в тот день Bf 109G-6 всё той же хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52, неназванный пилот которого полностью разбил машину на вынужденной посадке. «Аэрокобре» Савченко также досталось: у неё была пробита правая плоскость.

«Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52 на вынужденной посадке, осень-зима 1943–1944 гг. - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ru«Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52 на вынужденной посадке, осень-зима 1943–1944 гг.

27 января в утреннем вылете ведомая капитаном Савченко четвёрка «Аэрокобр» районе посёлка Колонка на высоте 4000 метров встретила два Bf 109. Савченко сверху спереди атаковал ведущего немца и под ракурсом 2/4 с дистанции 100–50 метров открыл огонь. Горящий «Мессершмитт» крутанулся в штопоре и отвесным пикированием устремился к земле. В это же время ведущий второй пары старший лейтенант Мартынов атаковал ведомого немца. Снизу сзади под ракурсом 1/4 с дистанции 100–50 метров он открыл огонь, после чего вражеская машина перешла в беспорядочное падение в районе села Капканы со шлейфом белого дыма. Немецкие данные подтверждают как минимум один успех советских лётчиков: в это время в данном районе был сбит Bf 109G-6 W.Nr.140185 «Чёрная 7» из 5./JG 52, пилот которого унтер-офицер Людвиг Фогель (Uffz. Ludwig Vogel) был ранен.

«Сергей, ты горишь…»

С конца января на земле в районе Керчи установилось затишье, которое повлияло и на действия авиации. В феврале мешала лётчикам и плохая погода, однако в некоторые дни в небе Керчи становилось по-настоящему жарко. 15 февраля 1944 года стало поворотным пунктом в судьбе одного из героев повествования.

Около 10:00 на прикрытие войск в районе Керчь — Булганак в очередной раз вылетела слётанная четвёрка капитана Савченко, в которой вторую пару вёл старший лейтенант Мартынов. Находящиеся в воздухе пары «Мессершмиттов» несколько раз вступали в короткие стычки с «Аэрокобрами», не ввязываясь в затяжной бой. В какой-то момент два Bf 109 подставились под удар пары Мартынова, когда его атаку не могла прикрыть пара Савченко. Решив не упустить шанс, Мартынов, как всегда, агрессивно атаковал врага, однако это была западня. Тут же из облаков выскочил не замеченный до этого фельдфебель Хайнц Заксенберг (Fw. Heinz Sachsenberg) из 6./JG 52 и точной очередью с дистанции 200–100 метров поджёг «Аэрокобру», ставшую его 66-й победой. Сергей Мартынов 50 лет спустя так вспоминал финал этого вылета:

«В кабине моей неуправляемой «Кобры» то ли пар от радиатора охлаждения, то ли огонь. Лицо жжёт, глаза закрыты. Чтобы сбросить дверь кабины, снимаю перчатку с правой руки и ощупью срываю рычажок. Вывалившись из кабины, очень больно ударяюсь коленями о стабилизатор и при раскрытии парашюта оказываюсь вверх ногами. Побарахтавшись и освободив ноги от запутавшихся строп, осматриваюсь: в воздухе тишина; обгоняя меня, пролетают обломки «Кобры». Парашют несёт в юго-восточном направлении, и я разворачиваюсь по ветру. Ведомый, сделав вираж и убедившись, что парашют раскрылся, покачал крылом и ушёл в южном направлении.

Приближается земля, просматриваются окопы. Промелькнула мысль, обжигающая сознание: я на немецкой стороне! Стал рвать документы. Слышу свист пуль, летящих из немецких окопов, но самих выстрелов не слышу. Удар о мёрзлую землю. Парашют, как парус, несет вдоль немецких окопов. С большими усилиями удалось погасить парашют и отстегнуться. Слышу крики немцев – они в окопах метрах в пятнадцати от меня. С трудом встав на ноги, я взглянул на восток и махнул на прощанье рукой в «свою» сторону, после чего упал. Боль в правой ноге. Трое фрицев ползком затаскивают меня в окоп. Всё!»

В полку очень надеялись, что «Мартын» приземлился на территории, занятой советскими войсками. Однако лётчики вылетевшей на поиск в район боя группы «Аэрокобр» увидели на нейтральной полосе между проволочных заграждений лишь распущенный парашют — больше ничего обнаружить не удалось. Тем временем немцы отвезли Сергея Мартынова в Багерово, где он встретился с немецкими лётчиками:

«Меня перевели в другую комнату, в которой было несколько человек в немецкой форме. Усадили за стол, принесли миску с чечевичной похлёбкой и граммов двести хлеба. Окружившие стол оказались, по словам переводчика, «людьми авиации», и среди них был лётчик, который меня сбил.

– Вот лётчик, который тебя сбил, – сказал переводчик. – Что бы ты хотел ему сказать?

Я ответил:

– Мы, люди военные, каждый день смотрим смерти в лицо. Сегодня сбили меня, завтра могут сбить его.

Немец опустил глаза, задумался…»

Мартынов оказался прав. Через полгода, 23 августа, кавалер Рыцарского креста Хайнц Заксенберг был сбит в воздушном бою и тяжело ранен, из-за чего вернулся на фронт только в 1945 году. Всего на его счету было 104 победы. После войны из-за полученного ранения у Заксенберга развился рак, и в 1951 году он умер, не дожив и до 30 лет. Сергей Мартынов оказался последней и самой болезненной безвозвратной потерей 57-го гв. иап в керченском небе. Впереди его ждали испытания плена, которые лётчик с честью выдержал.

Лётчики эскадрильи 6./JG 52 у одного из своих «Мессершмиттов» Bf 109G-6. Третий справа — Хайнц Заксенберг - Сава и Мартын | Военно-исторический портал Warspot.ruЛётчики эскадрильи 6./JG 52 у одного из своих «Мессершмиттов» Bf 109G-6. Третий справа — Хайнц Заксенберг

Виктор Савченко продолжил воевать и встретил победу на Одере. Всего за годы войны он выполнил 508 боевых вылетов, участвовал в 117 воздушных боях, в которых одержал 14 личных побед, а ещё шесть или восемь самолётов сбил вместе с товарищами. В небе Керченского полуострова он заявил о десяти сбитых вражеских самолётах, и не менее двух-трёх заявок находят подтверждение в сохранившихся немецких документах. К сожалению, полностью заслуженное звание Героя Советского Союза Савченко так и не получил, хотя, по некоторым данным, представление и ушло вышестоящему командованию. В 1949 году майор Савченко, не сделав большой военной карьеры, ушёл в запас и обосновался в Киеве. Умер бывший лётчик 9 мая 1987 года.

Сергей Мартынов был освобождён из лагеря военнопленных весной 1945 года, после чего проходил проверку в фильтрационном лагере в Башкирии. Несмотря на то что вопросов у следователей к старшему лейтенанту Мартынову не осталось, осенью 1945 года он был уволен из армии в запас, вернулся на родину в Подмосковье и навсегда попрощался с небом. Увы, но послевоенная армия стремительно сокращалась, и прошедшие плен были одними из первых кандидатов на увольнение. На гражданке бывшему военнопленному первое время было тоже нелегко, но постепенно жизнь наладилась. Ушёл из жизни Сергей Мартынов 16 мая 2009 года.

Всего лётчик выполнил 364 боевых вылета и одержал 12 личных и две (по другим данным шесть) групповых побед. В керченском небе он сбил семь Bf 109 и стал одним из лучших «охотников за истребителями». При этом, если верить только сохранившимся немецким данным о потерях истребительной группы II./JG 52 и хорватского отряда 15.(Kroat)/JG 52, именно у Сергея Мартынова лучший на всём участке фронта показатель в боях с «Мессершмиттами», над которыми он одержал 4–5 подтверждённых врагом побед.

Иван Лавриненко /Алексей Пекарш

Авторы благодарят Матти Салонена (Финляндия) и Бориса Циглича (Сербия) за предоставленные материалы и помощь в работе над статьёй. Фото из коллекции авторов и Бориса Циглича.

Авторы разыскивают родственников авиаторов 4-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота, принимавших участие в боях за Крым, и будут признательны, если с ними свяжутся по адресу электронной почты ivan_l@ukr.net.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх