Авиаторы и их друзья

79 187 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Сигаев
    Согласен, связь условная, и объединение было в Оренбурге. "Слились" два города: Серпухов, где Чкалов учился, и Лени...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Прямо скажем, связь - ну очень условная, Чкалов-то там на момент перевода не учился - он в период с 21 по 24 год отуч...Этот день в авиац...
  • Юрий Баканов
    Спасибо за отличный материал.Этот день в авиац...

Билли Митчелл против линкоров

Билли Митчелл против линкоров

С давних времен как-то само собой повелось, что "любой потенант имеет две руки — армию и флот". Взаимоотношения между ними всегда оставались довольно прохладными, потому что каждый стремился перетянуть финансовое одеяло на себя, и в разных государствах эта борьба завершалась по-разному. В Великобритании схватку за явным преимуществом выиграл флот, и армия считалась не более чем снарядом, который он выпускает, а вот в Германии армия всегда стояла на голову выше флота, несмотря на старания Вильгельма II привить сознанию немцев зачатки навализма. Однако впоследствии выяснилось, что ведущие потенанты обзавелись третьей рукой — военно-воздушными силами. Причем эта третья рука сразу заявила о своих претензиях на первенство. Возглавил эту борьбу американец Билли Митчелл.

В годы Первой Мировой войны он был командующим американской авиацией в Европе и в сентябре 1918 года руководил действиями сводной воздушной армии из 1500 самолетов союзников во время битвы за Сен-Миельский выступ.

Билли Митчелл против линкоров

Генерал Уильям «Билли» Митчелл на самолете Vought VE-7 Bluebird

Кстати, существует в американских вооруженных силах очень странная традиция — присваивать временное звание, соответствующее занимаемой должности. Поэтому во время боев во Франции 14 ноября 1918 года подполковник Митчелл получает временное звание бригадного генерала. После окончания военных действий он опять становится подполковником. 1 июля 1920 года ему присваивают звание полковника, и практически сразу после этого, 16 июля, он снова становится временным бригадным генералом. Но в 1925 году, после ухода с должности заместителя начальника воздушной службы США, он во второй раз теряет генеральскую звездочку.

Итак, после подписания перемирия Митчелл возвращается в Соединенные Штаты и начинает официальную борьбу за создание авиации, не зависящей ни от военного министерства, ни от армии. При этом первый удар он получил уже в начале 1919 года, когда командующим американской воздушной службой назначили не его, а бывшего пехотинца генерал-майора Менохера. Может, именно это объясняет нервозное поведение Митчелла в дальнейшем.

Митчелл вошел в конфликт и с командованием флота, когда в начале 1920 года заявил, что воздушные атаки и атаки подводных лодок, которые прикончат любой поврежденный корабль, «отныне делают невозможными такие свободные действия надводных кораблей, как это было ранее. Они вообще способны загнать корабли с поверхности под воду». Через несколько дней на заседании конгресса Митчелл потребовал от флота проверить на практике его утверждения. Судя по всему, его очень беспокоили огромные деньги, уплывающие из военного бюджета на строительство бронированных монстров. А ведь после окончания войны этот бюджет подвергся радикальным сокращениям.

Однако запальчивые высказывания Митчелла привели к столь же резким ответам моряков, и вскоре разгорелись настоящие бои между теми, кто утверждал, что корабль совершенно беззащитен против воздушных атак, и теми, кто говорил, что корабли совершенно неуязвимы для самолетов. В этой перепалке совершенно пропали голоса умеренных, которые призывали найти разумный компромисс.

В распоряжении противников авиации имелся очень наглядный пример. В самом конце Первой Мировой войны с немецким линейным крейсером «Гебен», который был как бы продан Турции и как бы именовался «Явуз», произошел неприятный инцидент. Во время вылазки из Дарданелл корабль подорвался на нескольких минах, получил серьезные повреждения и был вынужден поспешно вернуться. Но спешка привела к тому, что в проливе «Гебен» сел на мель. У англичан появилась возможность уничтожить корабль, который принес им массу неприятностей, но добраться до него могла лишь авиация. Ситуация, о которой летчики могли только мечтать! Неподвижная мишень стоит как на блюдечке и может отстреливаться лишь из пары зенитных орудий, которые пока еще могли только пугать, но не сбивать.

Не откладывая дела в долгий ящик, англичане начали интенсивные бомбардировки «Гебена», налеты проводились и днем, и ночью. Особенно неблагоприятны для немцев были утренние часы. Мачты линейного крейсера торчали над пеленой тумана, ползущего над водой, но артиллеристы не видели ничего, команде оставалось лишь напряженно вслушиваться в жужжание моторов и ждать разрыва бомбы. Хотя англичане сбросили огромное количество бомб (немцы насчитали 180 штук), в целом операция закончилась провалом. В «Гебен» попали только 2 бомбы. 22 января, в 11.48, одна бомба попала в заднюю трубу и сделала в ней пробоину диаметром 3 метра. 23 января вторая бомба попала в ящик противоминных сетей левого борта. Согласно сообщению газеты «Таймс» от 30 марта 1918 года, англичане провели 276 налетов и сбросили 15,4 тонны бомб. Особенно сильные налеты имели место 23 января. Боевой дневник «Гебена» говорит:

«С 10.00 до 10.18 — воздушная тревога, 6 самолетов сбрасывают бомбы. С 10.20 до 10.30 — 2 самолета сбрасывают бомбы. С 11.00 до 11.11 — 4 самолета сбрасывают бомбы. С 11.45 до 12.00 — 8 самолетов сбрасывают бомбы. С 14.40 до 15.05 — 8 неприятельских самолетов сбрасывают бомбы. В 14.45 неприятельский самолет сбит германским истребителем. С 17.07 до 17.21 — 4 самолета сбрасывают бомбы. С 20.08 до 20.43 — 3 самолета сбрасывают бомбы. С 21.00 до 22.02 — 1 самолет сбрасывает бомбы».

Но все эти атаки были напрасными. Кстати, почему-то никто так и не задумался: а могли ли они быть успешными? Сбрасывались бомбы весом около 50 кг, что соответствует 150-мм снаряду. Моряки бы просто высмеяли идею потопить современный линейный крейсер огнем средней артиллерии, но летчики почему-то решили попытаться. Впрочем, особого выбора у них не было. Главный враг линкора, торпедоносец, в те времена летал настолько скверно, что до «Гебена» ему было не добраться, а вдобавок торпеда против корабля, крепко стоящего на мели, совершенно бесполезна. Да к тому же сами летчики считали торпедоносец «неправильным» самолетом. Так или иначе, но все налеты завершились ничем, и линкорные адмиралы получили в свои руки козырного туза для борьбы с нахальными авиаторами. Впрочем, как показало время, туз оказался крапленым.

Билли Митчелл сумел вырвать у флота согласие на проведение экспериментов по бомбардировке кораблей с воздуха, причем главную роль он отводил своим любимым тяжелым бомбардировщикам. Флот решил опередить темпераментного летчика и 1 ноября провел показательную атаку старого броненосца «Индиана» своими собственными самолетами. По результатам опыта был написан отчет, в котором говорилось: «В результате экспериментов установлено, что современный линкор невозможно потопить или полностью вывести из строя авиационными бомбами».

Однако пронырливые репортеры тут же выяснили, что адмиралы смошенничали. На «Индиану» сбрасывали учебные бомбы, начиненные песком! Просто в его жизненно важных местах были размещены бомбы весом до 600 фунтов, которые тут же подорвали. В результате разгорелся скандал, в который вмешался конгресс и потребовал от флота настоящих экспериментов. Прижатые к стене адмиралы согласились.

Для проведения экспериментов в мае 1921 года была создана временная авиабригада из 125 самолетов, командование которой вручили Митчеллу. Но выяснилось, что в то время армейская авиация была совершенно не готова к подобным испытаниям. От флота потребовали обеспечить самолеты радиооборудованием, компасами и даже бомбовыми прицелами. Кроме того, понадобились самолеты, дирижабли и корабли ВМФ, которые должны были вывести армейских пилотов на цели, находящиеся в 60 милях от берега, ведь армейские летчики еще ни разу не отваживались залетать так далеко. Адмиралов вынудили собственными руками пилить сук, на котором они сидели.

Опыты начались в июне 1921 года, причем моряки и летчики смотрели на одни и те же эксперименты с прямо противоположных точек зрения. Флот заставили провести эти эксперименты, хотя адмиралы и сами хотели проверить воздействие авиабомб на корабли, чтобы выяснить пути улучшения их конструкции. А вот Митчелл смотрел на эти испытания как на способ получить доказательства того, что самолет способен потопить любой корабль. Он также стремился навербовать новых сторонников в свой лагерь, даже если это будет в ущерб интересам флота. Испытания начались 21 июня, когда 3 летающие лодки ВМФ атаковали трофейную немецкую субмарину U-117. Каждый самолет сбросил по 3 бомбы весом 180 фунтов. Подводная лодка затонула через

12 минут после первого попадания. Затем самолеты флота сбросили учебные бомбы-болванки на маневрирующий броненосец «Айова». Этот устаревший корабль управлялся по радио. Митчелл запретил своим самолетам принимать участие в этой фазе экспериментов. Моряки немедленно съязвили, что Митчелл боится, что его самолеты не сумеют обнаружить цель и добиться попадания в маневрирующий корабль.

Билли Митчелл против линкоров

Martin MB-2 Bomber

13 июля новые армейские бомбардировщики МВ-2 сбросили на трофейный немецкий эсминец G-102 44 бомбы весом 300 фунтов и потопили его за 19 минут. При этом перед атакой бомбардировщиков истребители SE-5 сбросили 25-фн бомбы, имитируя подавление ПВО корабля. Через 5 дней самолеты армии и флота провели успешную атаку немецкого легкого крейсера «Франкфурт». Вес сбрасываемых бомб постоянно рос — 250, 300, 520 фунтов. Наконец, были сброшены 14 бомб весом 600 фунтов. Одна из них, упав у самого борта крейсера, взорвалась под водой подобно мине. Подводная часть корабля была разрушена, и он медленно затонул. Митчелл наблюдал за этими налетами с борта персонального самолета DH-4, кружившего неподалеку.

Основные испытания были проведены 20–21 июля, когда бомбардировке подвергся немецкий линкор «Остфрисланд». Хотя «Остфрисланд» не был новым кораблем, считалось, что его защитные качества не хуже, чем у существующих линкоров. Самолеты флота и морской пехоты сбросили 34 мелкие бомбы, б из которых попали в корабль. Прежде чем назначенная для этого комиссия смогла обследовать повреждения, прилетели армейские самолеты и сбросили серию 600-фн бомб, 2 из которых попали в линкор. После этого комиссия осмотрела «Остфрисланд» и выяснила, что серьезных повреждений он не получил.

Билли Митчелл против линкоров

Экс-германский линкор «Остфризленд», пораженный воздушной бомбой

Утром 21 июля «Остфрисланд» был атакован 8 армейскими бомбардировщиками МВ-2. Каждый из самолетов нес по 2 бомбы весом 1000 фн. Это было самое мощное оружие, которым на тот день располагала авиация. Первая же бомба попала прямо в цель, затем были сброшены еще 5 бомб, из которых 3 попали в линкор. После этого атака была прекращена, и на корабль отправилась комиссия для осмотра повреждений. Она обнаружила, что линкор сохранил мореходность и мог выдержать новые удары, хотя его осадка увеличилась более чем на полметра.

Днем армейские самолеты вернулись, теперь каждый нес бомбу в 2000 фунтов. Этот снаряд был создан 4 месяца назад по специальному заказу генерала Митчелла. С 12.18 до 12.31 были сброшены 6 бомб, причем прицел брался в воду рядом с бортом, 3 бомбы там и взорвались. «Остфрисланд» начал быстро погружаться и в 12.40 затонул.

Эти эксперименты не доказали абсолютно ничего. Да, корабли различных размеров — от подводной лодки до линкора — были потоплены самолетами. Но уже давно было известно, что большое количество взрывчатки может уничтожить любой корабль, вне зависимости от того, каким образом ее доставят к цели — снарядом, торпедой, миной или авиабомбой. Местонахождение кораблей, которые использовались в качестве мишеней, было заранее известно летчикам.

Бомбардировщики МВ-2 с бомбовой нагрузкой имели дальность полета всего 400 миль и не могли одновременно проводить поиск цели и атаку. Корабли стояли неподвижно, а их орудия молчали, команда не исправляла повреждения. Командование флота заявило, что результат будет совершенно иным, если изменить эти условия.

Однако генерала Митчелла переполняла гордость. Он потопил линкор атакой с воздуха. Когда «Остфрисланд» скрылся под водой, Митчелл заявил: «Так завершились первые в мире большие испытания линкора и самолета. Они показали способность самолета уничтожить любой корабль любого класса. Они же показали, что самым эффективным средством уничтожения является бомба». Вот здесь Митчелл явно хватанул через край.

Эксперименты продолжались, ивсентябре 1921 года броненосец «Алабама» был потоплен армейскими бомбардировщиками, которые сбрасывали 1000-фн и 2000-фн бомбы. В сентябре 1923 года флот предоставил генералу Митчеллу для экспериментов броненосцы «Нью-Джерси» и «Вирджиния». На них сбрасывали специально созданные подрывные заряды весом 4300 фн. Интересно отметить, что в промежутке между этими двумя экспериментами Митчелл встретился с другим апологетом авиации — Джулио Дуэ и тут же организовал издание в США его книги «Воздушная мощь».

В ноябре 1924 года флот провел серию экспериментов на новейшем линкоре «Вашингтон». Этот недостроенный корабль все равно был обречен на уничтожение параграфами Вашингтонского договора. Корабль подвергся обстрелу торпедами, на него сбрасывали бронебойные бомбы, но Митчелл в этих экспериментах не участвовал. Начальство, устав от войны с беспокойным генералом, отправило его во временную ссылку на Гавайи. Но Митчелл не успокоился и там, написав отчет, в котором предсказал не только войну с Японией, но и налет на Перл-Харбор, который в то время был небольшой заправочной станцией флота.

А «Вашингтон» в конце концов был потоплен артиллерийским огнем. Когда были опубликованы результаты экспериментов, представители флота заявили, что линкор типа «Вашингтон», маневрирующий в открытом море, защищенный зенитными орудиями, имеющий опытную обученную команду, может отразить атаку большого числа современных самолетов и выдержать до 8 попаданий, если только они не придутся в одно место. Моряки бодро заявили: «Линкор сегодня уже не является неуязвимым для воздушных атак, хотя, как показали опыты с „Вашингтоном“, все еще обладает достаточно эффективной защитой. Линкор будущего можно спроектировать, так распределив броню по палубам и бортам, что атаки с воздуха не нанесут ему смертельных повреждений, особенно при улучшении подразделения корпуса на отсеки. Поэтому нельзя сказать, что появление авиации сделало линкор устаревшим».

Главный парадокс деятельности Митчелла заключался в том, что он собственными руками вырастил врага, который окончательно похоронил его теории, причем сам генерал так и не понял, что он натворил. Дело в том, что, пока он боролся за создание независимых ВВС, появились намеки, будто адмиралам и другим морским офицерам запрещено высказывать свои истинные взгляды. Тогда контр-адмирал Уильям Симс, президент военно-морского колледжа, решил рассмотреть вопрос о боевых возможностях морской авиации и провел несколько военных игр в стенах своего колледжа. После нескольких «боев» авианосных соединений против флота, не имеющего авианосцев, Симс превратился в ярого сторонника авианосной авиации.

Он сумел привлечь на свою сторону контр-адмирала Брэдли Фиска, виднейшего исследователя американского флота. Фиск согласился, что самолеты способны уничтожать корабли. Выступая в поддержку строительства авианосцев, Симс заявил: «Я совершенно убежден, что будущее неизбежно докажет: флот, имеющий 20 авианосцев вместо 16 линкоров и 4 авианосцев, уничтожит флот противника». Его поддерживал адмирал Фиск: «Если бы в море произошел бой между авианосцем и 2 линкорами и мне пришлось бы выбирать, на какой стороне выступить, я предпочел бы находиться на авианосце, а не на линкорах». При этом Симс и Фиск выступали против предложения Митчелла создать независимые ВВС, в которые будет сведена вообще вся военная авиация. Адмиралы были убеждены, что морская авиация должна входить в состав ВМФ.

Морские летчики, спекулируя на угрозах Митчелла создать независимые ВВС, убедили адмиралов сформировать собственные воздушные силы внутри ВМФ. Флот запросил у конгресса разрешение на создание военно-воздушного отдела в рамках министерства флота, который будет заниматься авиацией флота и морской пехоты. Разрешение было дано, и в августе 1921 года было создано «Бюро аэронавтики». Его руководителем был назначен контр-адмирал Уильям Э. Моффет. Этот пост он занимал до самой своей гибели в апреле 1932 года, когда он разбился на дирижабле «Акрон». Адмирал Моффет быстро доказал, что не уступает генералу Митчеллу как организатор и публицист. Вот так Митчелл, еще не добившись вожделенной цели — создания независимых ВВС, дал мощный толчок развитию морской авиации.

Выходки Митчелла терпели довольно долго, но в конце концов его эскапады встали поперек горла и своим, и чужим. В марте 1925 года его отправляют служить на авиабазу Сан-Антонио в Техасе, и, соответственно, он теряет звание бригадного генерала, хотя напомним: это не являлось разжалованием.

Когда во время шторма в сентябре 1925 года разбился дирижабль ВМФ «Шенандоа», Митчелл заявил: «Этот несчастный случай есть прямой результат некомпетентности, преступной небрежности и почти предательского руководства национальной обороной нашими военным и военно-морским департаментами». За свою критику Митчелл был предан суду военного трибунала и признан виновным. Он был лишен звания и должности и 1 февраля 1926 года указом президента Кулиджа уволен в отставку без всяких выплат и льгот.

Билли Митчелл против линкоровБригадный генерал Уильям Митчелл. (Университет Висконсина, Милуоки / NavSource)

Генералу Митчеллу не удалась его попытка создать независимые ВВС, однако его теория об уничтожении военных кораблей горизонтальными бомбардировщиками господствовала еще много лет. Ее несостоятельность была доказана в ходе Второй Мировой войны как в Атлантике, так и на Тихом океане. Совершенно неправильным был взгляд Митчелла на авианосцы. Он заявлял: «Авианесущие корабли бесполезны для действий против вражеских воздушных сил, имеющих базы на берегу. Их можно использовать только против вражеских кораблей и флотов. Но если эти флоты будут иметь много подводных лодок, сохранение авианосцев в генеральном плане развития морских вооружений принесет мало пользы».

Концепция Митчелла основывалась на предположении о высокой точности горизонтального бомбометания. Но эффективность этого метода атаки была пересмотрена спустя 30 лет, когда начальник штаба американского ВМФ адмирал Флетчер заявил: «Ни один корабль, маневрирующий в открытом море, не был потоплен горизонтальным бомбардировщиком».

Борьба Митчелла с флотом стала первым раундом подковерной драки, который летчикам удалось выиграть. Но история этим не закончилась.

Началась Вторая Мировая война, и, вооруженные самым передовым в мире учением Билли Митчелла, летчики бросились уничтожать флоты противника.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх