Последние комментарии

  • Walentin Sidelnikow21 февраля, 21:14
    Спасибо за обзор!!Этот день в авиации. 21 февраля
  • Алексей Васильев21 февраля, 20:59
    Проблема в том, что подобные гении не понимают одну простую вещь. Россия на своей земле и имеет глубоко эшелонированн...Война в воздухе: Авиация НАТО задавит Су и МиГи числом
  • Амфибрахий Дактилев21 февраля, 20:51
    Поскольку самолетов у нас в разы меньше, чем у НАТО, придётся растить в разы больше Покрышкиных и Кожедубов.Война в воздухе: Авиация НАТО задавит Су и МиГи числом

За что советские асы любили «Беллочку»

Американские пилоты были не в восторге от истребителя P-39 «Аэрокобра» (Airacobra) и предпочитали ему Р-51 «Мустанг» (Mustang) или Р-47 «Тандерболт» (Thunderbolt). Они даже ассоциацию пилотов, воевавших на этом типе истребителя, создавать не стали — мол, много чести! Некоторые историки окрестили его «худшим американским самолетом Второй мировой войны».
А вот в СССР «Аэрокобра» неожиданно «расцвела».

Советские пилоты ласково называли эту нелюбимую дочку корпорации Bell «Беллочкой». Из всех пилотов стран-союзников, советские асы, воюя на «Кобре», отправили к Одину больше всего самолетов противника. Александр Покрышкин именно на ней сбил 48 из 59 уничтоженных им самолетов, Григорий Речкалов — 50 из 56.

Аппарат, и правда, был на любителя. Компания Bell строила самолет вокруг пушки, а не наоборот, как тогда было принято. Пушку подобрали отличную — «Олдсмобиль» Т9 37-мм, такие тогда было принято использовать, как противотанковые. В довесок к ней шли два 12,7-мм пулемета и от двух до четырёх 7,62-миллиметровых, установленных в крыльях самолета. Их, кстати, советские механики снимали, чтобы улучшить летно-технические характеристики «Бэллочки». Американцы с этим не заморачивались, впрочем, им «Мустангов» хватало.

Установка такой пушки заставила изменить расположение двигателя самолета — 12-цилиндровый двигатель «Аллисон» V-1710 разместили позади кабины пилота. Именно эта «фича», во многом, определила отношение к самолету в СССР и на Западе. Центр тяжести сместился ближе к центру корпуса. Это сделало самолет более маневренным, опытные летчики могли на нем закладывать головокружительные виражи, но зато он был сложен в управлении, требовал максимальной внимательности и не годился для новичков.

Помимо отличного вооружения, у «Беллочки» была хорошая броневая защита (под 92 кг металлической брони) и эпичнейшая бронеспинка, которая вместе с двиглом, расположенным позади кабины пилота, спасла не одну жизнь. Короче, это был очень, ну очень живучий самолет. Пока он не падал, конечно, а он срывался в штопор при малейшей ошибке.

Ну, а главная засада оказалась в скорости (до 600 км/ч) и высоте работы. Самолет медленно набирал высоту — 6 км примерно за 5 минут. Поднявшись выше 5 км «Кобра», не имевшая турбонагнетателя, плохо слушалась пилота. Тут-то американцы с британцами разочаровались окончательно: на Западном фронте активно велись бои на больших высотах, включая и сопровождение бомбардировщиков в набегах на объекты военной инфраструктуры Рейха и его союзников.

В строй самолет встал уже в 1940 году. Первой из союзников в 1941 году его получила Британия. Там не долго думали и заменили пушку на 20-миллиметровую. Совершив буквально один вылет на штурмовку, на «Кобре» поставили крест.

Зато «Кобры» хорошо себя показали во время боев в Северной Африке, Италии и Южной Франции. Все благодаря тому, что их использовали по назначению — они часто вылетали на штурмовку вражеских позиций и поддерживали операции войск союзников. Хотя новички-пилоты и тут умудрились наследить. Они так лихо сориентировались при перегоне самолетов в Марокко, что оказались в Португалии. Местные фашисты, недолго думая, реквизировали самолеты в свою пользу. Потом, правда, даже что-то выплатили американскому правительству.

Более активную роль «Кобры» сыграли на Тихом океане. Там это был чуть ли не единственный современный самолет, который в 1942 году противостоял наступлению японцев. Самолет участвовал в битве за Гуадалканал, за Соломоновы острова и в боевых действиях на островах вокруг Папуа-Новой Гвинеи. Даже новички умудрялись на нем вести бои на равных с японскими маневренными истребителями «Зеро». Хотя перехватывать японские бомбардировщики, идущие на больших высотах, все равно не получалось. Зато, когда они снижались, начиналось веселье. Единственным американским пилотом, который, воюя на в этом регионе на «Кобре», набрал 5 фрагов (из них три истребителя «Зеро»), был Билл Фидлер. Но потом он разбился…

В итоге, в историю «Кобра» вошла благодаря советским асам. Первыми в цепкие руки советского правительства попали британские «Кобры». Некоторое время ушло на то, чтобы переобучить пилотов, а потом был Воронеж. Пересаженный на «Кобры» 153-й истребительный авиационный полк (ИАП) за пару месяцев на Воронежском фронте сбил 18 бомбардировщиков (в основном «Юнкерс» Ju 88) и 45 истребителей (преимущественно «Мессеры» 109-е), потеряв 8 «Кобр». В отличие от Западного фронта, на Восточном этот хорошо бронированный и вооруженный, живучий истребитель, который работал на средних высотах, приняли на ура. Вооружение позволяло использовать самолет в разных ситуациях. Его активно использовали и при штурмовке позиций, и при атаке на бомбардировщики, когда те были вынуждены снижаться перед целью.

Апокрифы сообщают, что Сталин лично просил Рузвельта присылать как можно больше «Кобр». Правда это или нет, в любом случае, США поставили Москве около пяти тысяч «Беллочек». До 2,5 тысяч машин перегнали на Аляску, а потом через всю Сибирь, до мест боев. Еще около двух тысяч перегоняли через оккупированный союзными войсками Иран. Истребитель, который американцы считали едва ли не бросовым товаром, сыграл серьезную роль на Восточном фронте.

Ольга Таболина

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх