Последние комментарии

  • Александр Гусев17 сентября, 22:07
    Даже если бы Т. Стаффорд "успел" в Корею, то "между прочим" все равно ни при чем...Этот день в авиации. 17 сентября
  • Михаил Кузьмин17 сентября, 22:02
    Ога, щаз... Война в Корее закончилась в июле 1953-го года, а Стаффорд закончил свою лётную подготовку и стал военным ...Этот день в авиации. 17 сентября
  • Сергей Цыбин17 сентября, 21:56
    Между прочим, Том Стаффорд был участником Корейской войны и сбил 3 МиГ'а...Этот день в авиации. 17 сентября

ХОРОШАЯ ПЛОХАЯ «АНГАРА», ИЛИ ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ГЛАВНОЙ РОССИЙСКОЙ РАКЕТОЙ?

Перспективная тяжёлая ракета «Ангара» внезапно подверглась критике министерства обороны. Говорят, что она «не соответствует заявленным требованиям», и вообще. Что теперь делать и как так получилось? 

Заместитель председателя правительства Российской Федерации по вопросам оборонно-промышленного комплекса обрушился с резкой критикой на «Роскосмос».

В интервью для газеты «Ведомости» он не только раскритиковал ситуацию со строительством космодрома «Восточный» (слишком низкие темпы строительства, есть вероятность не успеть к 2022 году), но и очень негативно отозвался о перспективной российской ракете «Ангара»:

«Ракета не соответствует требованиям, которые к ней предъявляет основной заказчик. Но то, что Минобороны выбрало «Ангару» основным носителем для формирования спутниковой группировки, никто не подвергает сомнению».

Как получилось, что основная российская ракета не соответствует требованиям? Что теперь с этим можно сделать? И почему всё-таки военные будут использовать «не соответствующую» требованиям ракету?

Когда мы говорим об «Ангаре», нужно понимать, что это один из самых серьёзных долгостроев российской космонавтики. Разработка концепции «Ангары» началась в далёком уже 1992 году. Внезапно оказалось, что привычный Байконур находится в другом государстве, способном в один момент приостановить бо́льшую часть российских запусков. Требовалась тяжёлая ракета, у которой стартовые площадки будут не на Байконуре. В 1994 году в конкурсе на создание космического ракетного комплекса тяжёлого класса победил ГКНПЦ имени Хруничева, и уже в январе 1995 года стартовали работы.

Времена тогда были тяжёлые, денег на космонавтику критически не хватало, поэтому первые десять лет «Ангара» создавалась во многом за счёт внутренней мотивации работников центра Хруничева. Мотивация — штука хорошая, но без денег, на голом энтузиазме далеко не уедешь. Поэтому первые годы по «Ангаре» было сделано очень и очень немного. Лишь в середине двухтысячных, с возвращением финансирования, работы начали двигаться в нормальном темпе. Основной идеей «Ангары» была возможность раздать всем сёстрам по серьгам и создать универсальную линейку ракет-носителей для запуска практически чего угодно.

Хорошая плохая Ангара, или Что случилось с главной российской ракетой?

От лёгкой «Ангары 1.1», вытаскивающей на низкую околоземную орбиту всего две тонны полезного груза, до тяжёлой «Ангары-А5», способной вывести на орбиту 25,8 тонн груза, а впоследствии, получив апгрейд до версии «Ангара-А5В» с третьей кислородно-водородной ступенью, — до 38 тонн полезной нагрузки. Таким образом, «ангары» заменили бы все использующиеся в тот момент ракеты, включая «Зенит-2» и «Протон».

В идеале оставались бы «Союз» для пилотируемой космонавтики и вездесущая «Ангара». Главный плюс такой универсальности виделся в возможном сокращении стоимости носителей за счёт масштабов производства.

Основной единицей должен был стать УРМ (универсальный ракетный модуль), из которых ракеты бы и собирались в кратчайшие сроки. Лёгкая — первая ступень состоит из одного УРМ, тяжёлая — пожалуйста, семь УРМов в первой ступени. За счёт такой модульности и унификации при нормальном тираже предполагалось, что один УРМ станет совсем дешёвым, а «Ангара» получится удивительно конкурентоспособной даже на коммерческом рынке.

Хорошая плохая Ангара, или Что случилось с главной российской ракетой?
(Фото: Д. Воронцов)

Строить пусковые площадки для «Ангары» сначала начали в Плесецке (вы же помните, Казахстан — слишком рискованный вариант). Затем предполагалось построить стартовый стол, а то и два, а то и с возможностью пилотируемых запусков, на космодроме «Восточный». В связи с отсутствием достаточного финансирования осетра урезали, и к настоящему времени один стол есть в Плесецке, а ещё один к 2022 году будет на «Восточном». Да, именно об этом строительстве ругался Юрий Борисов в интервью.

«Ангара» в лёгком и тяжёлом вариантах взлетела только дважды — в 2014 году. И вот с тех пор началось что-то странное. Сначала проект просто тормозился, затем началась фаза переезда производственных мощностей ГКНПЦ имени Хруничева из Москвы в Омск. В 2018-м Дмитрий Рогозин объявил о постепенном замещении «протонов» на «Ангару», однако уже в июне 2019 года стало известно, что омское производство прилично задерживает выпуски первых экземпляров ракет‑носителей.

Старт Ангары-1.2ПП
Старт «Ангары-1.2ПП» (фото: А. Моргунов)

К настоящему времени ситуация следующая. Заказов на «Ангару» не так много, поэтому её цену вряд ли получится в обозримом будущем довести до привлекательного для коммерческих покупателей уровня. Пилотируемая версия «Ангары» ушла в прошлое, предполагаемый для неё космический корабль «Федерация» отдали другой ракете («Союз-5», он же «Иртыш»), затем стало известно, что «Ангара-А3» тоже не будет выпускаться, так как будет дублироваться тем же «Иртышом». Чтобы сохранить лицо и видимость стратегии, Дмитрий Рогозин сообщил, что «Ангара-А3» вообще не разрабатывалась, но мы-то помним.

Скажи, кто твой заказчик

Главный заказчик «Роскосмоса» — государство, выдающее для исполнения «Федеральную космическую программу» на ближайшую десятилетку. Второй по важности — тоже государство, но уже в лице министерства обороны (среди российских космических аппаратов более семидесяти процентов имеют военный и смешанный статус). Третий заказчик — коммерческий рынок, но пока что выходить с «Ангарой» на него — себя не уважать. Сроки не выдерживаются, себестоимость высокая.

Хорошая плохая Ангара, или Что случилось с главной российской ракетой?
(Фото: Брайан Хагер)

И вдруг второй по важности заказчик говорит о том, что ему вообще то «Ангара» не нравится и требованиям не соответствует. Первый же вопрос: а где вы были последние четверть века и что это за требования, которые вдруг возникли? При этом использовать «Ангару» военные всё-таки предполагают. Ну, во-первых, у них и вариантов нет — «протоны» сделаны с запасом, но производство приостановлено. Во-вторых: это что значит — что несоответствие требованиям не настолько критично? И почему это вылезло именно сейчас и в интервью «Ведомостям», а не в рабочем порядке?

«Ангара» — проект очень сложный и спорный, но сейчас практически нет варианта провернуть фарш назад и попробовать вернуть «всё как было». Скорее всего, в ближайшие годы российская космонавтика будет связана с «Ангарой» — иначе придётся констатировать огромную проблему с ракетами тяжёлого класса. Поэтому и попытки сказать сейчас о несоответствии «Ангары» — это скорее отголоски каких-то внутренних разборок на самом верху.

В реальности же вариантов всего два — либо у «Ангары» при её производстве выявилась какая-то критическая проблема, и тогда её нужно решать (и не через интервью), либо, как говорят священники, заключая брак, — «пусть скажет сейчас или не говорит вовсе»… 

Михаил Котов



Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх