Последние комментарии

  • александр фоксенко
    Почитайте историю создания В-2(А). Поучительно. Это я про веру в Деда Мороза... Ну и пром веру в  крейсерский сверхзв...Недопятое поколение. Чего не хватает Су-57
  • Владимир Загоруй
    Семен Семеныч...А-а-а-а-а....Ну конечно я ошибся, м=1,5 у истребителей бывает очень редко. Нужно было написать м=0,5....Недопятое поколение. Чего не хватает Су-57
  • Александр Михайлов
    Какова судьба Ту-334  ?Этот день в авиации. 21 ноября

Несчастливая "шестёрка" аэроклуба

Созданному в январе 1908 года Всероссийскому аэроклубу остро не хватало денег для практической деятельности. Нет денег - нет аэропланов и воздушных шаров, не на чем выполнять учебные и показательные полёты. Получение субсидии от государства - дело хлопотное и не быстрое. Было решено привлекать пожертвования.

Вопрос о подписке на создание Российского воздушного флота впервые был поднят осенью 1908 года, а уже 31 декабря было получено Высочайшее дозволение на открытие сбора пожертвований.

Учреждённая 13 января 1909 года по этому случаю специальная Комиссия аэроклуба развила бурную деятельность в столице и губернских центрах Российской империи: в газетах и журналах были опубликованы "Воззвания" с призывом жертвовать на "народный воздушный флот". К концу 1910 года было собрано 51 753 рубля, из которых 40 тысяч решено потратить на закупку аэропланов: трёхместного Фармана Милитэр, двухместного Блерио и самолёта Пишофф.

Самолётам, купленным на народные средства, предложили давать почётные наименования "Народных №1", №2 и т.д.

Первый из них, Фарман-4 военного типа с двигателем Гном 50 л.с. с заводским номером 173, получил наименование "Народный имени Л.М. Мациевича" в честь капитана Льва Макаровича Мациевича, первой жертвы российской авиации. Он был изготовлен во Франции и доставлен в Петербург в конце апреля 1911 года.

Подготовленный к полёту Фарман-4 Всероссийского аэроклуба с номером 6 на нижних плоскостях.// Фото из архива автора

16 мая пилот аэроклуба Александр Срединский совершил на нём первый полёт, закончившийся аварией. Не смотря на ветер, авиатор взлетел сразу на высоту до 120 метров. Сперва ему удавалось справляться с ветром, как вдруг аэроплан сильно накренился в правую сторону и стал падать. Срединскому удалось выровнять "Фарман", но в нескольких метрах от земли его снова подхватило порывом ветра и аппарат с силой ударился о землю. Авиатор не пострадал, но самолёт был изломан, нетронутым остался один мотор.

Аппарат удалось восстановить и Срединский подал заявку на участие в первом русском дальнем перелёте между С-Петербургом и Москвой, запланированном на 10-15 июля (или же 23-28 июля по новому стилю) 1911 года. Лететь пассажиром намеревался авиатор-журналист Д.И. Волков (Глаголев).

На самолётах участников, в соответствии с правилами перелёта, нанесли цифровые обозначения на крылья и рули направления. Фарману Срединского был присвоен порядковый номер 6 - из десяти, решивших бороться за призы.

Александр Срединский с пассажиром на Фармане-Милитэр №6 готовится к перелёту Петербург-Москва 10 июля 1911 года. // Фото из архива автора.

Александр Срединский с пассажиром на Фармане-Милитэр №6 готовится к перелёту Петербург-Москва 10 июля 1911 года. // Фото из архива автора.

Но словно какая-то неудача преследовала этот аэроплан имени Мациевича. В день вылета Срединский дважды пытался вылететь с Комендантского аэродрома в Москву - сначала с пассажиром, затем в одиночку. Оба раза аппарат качало и кренило... Срединский был вынужден отказаться от перелёта.

Лететь на этом "Фармане №6" вызвался студент Владимир Слюсаренко, самолёт которого к соревнованиям не был готов. Двадцатилетний студент верил, что успеет отрегулировать конструкцию и новый двигатель, который предоставил его ученик - авиатор Константин Шиманский - взамен на обещание взять его пассажиром.

Авиатор Слюсаренко за рулём "Фармана". / Фото из ж-ла "Искры", 1911 г.

Авиатор Слюсаренко за рулём "Фармана". / Фото из ж-ла "Искры", 1911 г.

Аэроклуб согласился сдать аппарат в аренду при одном условии - по итогам перелёта Слюсаренко должен будет отдать 30% от своих призовых в кассу Всероссийского аэроклуба. Ударили по рукам и работа закипела: в течение двух дней "Фарман" был отрегулирован и испытан в пробных полётах.

Безветренным и спокойным утром 12 июля 1910 года Слюсаренко и пассажир Шиманский на Фармане №6 поднялись с Комендантского аэродрома. Сделав положенный по регламенту круг над аэродромом, направились к следующей точке маршрута - Тосно.

Фарман Слюсаренко с шестёрками на нижних плоскостях пролетает над островами взморья.// Фото из <a href=книги К.Вейгелин "Отчёт о перелёте С-Петербург-Москва", 1911." data-src="https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/168601/pub_5b5487fc0fd17e00a8a98108_5b55b743040b5c00a933aaca/scale_600" data-srcset="https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/168601/pub_5b5487fc0fd17e00a8a98108_5b55b743040b5c00a933aaca/scale_600 1x, https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/168601/pub_5b5487fc0fd17e00a8a98108_5b55b743040b5c00a933aaca/scale_1200 2x" />

Фарман Слюсаренко с шестёрками на нижних плоскостях пролетает над островами взморья.// Фото из книги К.Вейгелин "Отчёт о перелёте С-Петербург-Москва", 1911.

Авиаторы благополучно пролетели над взморьем, выбрались к Московскому шоссе на высоте около ста метров. У Царскосельского шоссе за полётом с интересом следили крестьяне деревни Московская Славянка, заметившие как "Фарман" спустился на высоту 15-20 сажень, начал терять скорость и крениться в левую сторону. Внезапно налетевший справа порыв ветра перевернул злосчастный "Фарман" с номером шесть, который рухнул на землю колёсами вверх.

Подоспевшие к месту крушения люди обнаружили Слюсаренко со сломанной ногой и мёртвого пассажира Шиманского, получившего свой диплом пилота-авиатора всего за 3 дня до трагедии.

Из расспросов Слюсаренко выяснилось, что причиной аварии стал мотор, который стал давать в воздухе перебои из-за засорившегося бензопровода. При снижении в поисках лучшего места для вынужденной посадки, мотор остановился совсем.. При этом, по словам Слюсаренко, "Шиманский сильно нервничал и внезапно схватился за рычаг управления, а потом охватил Слюсаренко руками за шею".

Авиаторов на подводах увезли в Царскосельский дворцовый госпиталь. Там же, на царскосельском Казанском кладбище Шиманского и похоронили, как заведено, на третий день - в пятницу 15 июля 1911 года.

Судьба авиатора Константина Шиманского в трёх строчках.// Коллаж А.Лукьянова.

Судьба авиатора Константина Шиманского в трёх строчках.// Коллаж А.Лукьянова.

Его провожали товарищи по авиашколе "Гамаюн": Лидия Зверева, Мстислав Золотухин, Николай Северский; члены Всероссийского аэроклуба Александр Срединский и Владимир Лебедев, и оргкомитета перелёта: Константин Вейгелин и Сергей Усов.

После прощальной молитвы водрузили крест с латунной пластиной, на которой было выгравировано: "Пилот-авиатор Константин Николаевич Шиманский. 1880 -1911". Это была пятая жертва русской авиации.

Владимир Викторович Слюсаренко, поправившись после аварии, продолжал летать, учил других, конструировал и даже выпускал аэропланы на собственном заводе в Риге по заказу военного ведомства и частных лиц.

Не завершив ни одного этапа в перелёте, он был лишён права на получение каких-либо призов, но получил от организационного комитета перелёта полторы тысячи рублей на лечение. Мать погибшего Шиманского из аэроклубовского "фонда пострадавших авиаторов и их семей" получила помощь в 300 рублей.

Другие участники трагического перелёта так же терпели многочисленные аварии и поломки, ломали самолёты и разбивались сами (но об этом читайте в следующих материалах).

А что до судьбы невезучего аэроплана "Фарман-Милитэр" с №6, то "после осмотра груда поломанных частей аппарата и помятый в нескольких местах мотор были отправлены на двух подводах в Санкт-Петербург".

Обломки разбитого Фармана, на котором летели Слюсаренко и Шиманский.// Фото из архива автора.

Обломки разбитого Фармана, на котором летели Слюсаренко и Шиманский.// Фото из архива автора.

Вероятно, его пытались восстановить, - он продолжал числиться среди аппаратов Всероссийского аэроклуба до конца 1911 года под тем же несчастливым именем: Фарман-Милитэр "Народный имени капитана Л.М. Мациевича"...

В первом перелёте Петербург-Москва 1911 года победу одержал Александр Васильев - единственный, долетевший на своём "Блерио-11бис" до Москвы. По занятному стечению обстоятельств, на крыльях и руле его моноплана была нанесена цифра 1.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх