Авиаторы и их друзья

79 085 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир
    Конечно они не будут делать вредных выбросов а просто будут взрываться......и как было отмечено пилоту удалось взлете...Крупнейший водоро...
  • Leon17 Влад
    Сергей, не спорь с ним. Там все глухо.Airbus продемонст...
  • Сергей Гольтяпин
    Ну все понятно...Airbus продемонст...

Верность отчизне

Ла-7Верность ОтчизнеИван КожедубКомандир 176-го ГИАП

полковник П. Е. Чупиков (слева) и заместитель командира

полка капитан И.Н. Кожедуб (справа).Трижды Герой Советского

Союза Иван Никитович Кожедуб на Ла-7 сбил 17 самолетов противника

(в том числе реактивный истребитель Ме-262) из 62 сбитых им за время

войны на истребителях марки Ла.Один из самых памятных боев Кожедуб

провел 19 февраля 1945 г. (иногда указывается дата 24 февраля). В этот

день он вылетел на свободную охоту в паре с Дмитрием Титаренко. На

траверсе Одера летчики заметили самолет, быстро приближавшийся со

стороны Франкфупта-на-Одере. Самолет шел вдоль русла реки на высоте

3500 м со скоростью, гораздо большей, чем могли развить Ла-7. Это был

Ме-262. Кожедуб мгновенно принял решение. Летчик Ме-262 понадеялся

на скоростные качества своей машины и не контролировал воздушное пространство

в задней полусфере и внизу. Кожедуб атаковал снизу на встречно-перескающемся

курсе, надеясь поразить реактивный самолет в брюхо. Однако раньше Кожедуба

огонь открыл Титаренко. К немалому удивлению Кожедуба преждевременная

стрельба ведомого пошла на пользу. Немец развернулся влево, навстречу Кожедубу,

последнему оставалось лишь поймать мессершмитт в прицел и нажать на гашетку.

Ме-262 превратился в огненный шар. В кабине Ме 262 находился унтер-офицер

Курт-Ланге из 1./КG(J)-54.Вечером 17 апреля 1945 г. Кожедуб и Титаренко выполняли

четвертый за день боевой вылет в район Берлина. Сразу же после пересечения

севернее Берлина линии фронта охотники обнаружили большую группу FW-190 с

подвешенными бомбами. Кожедуб начал набирать высоту для атаки и доложил на

командный пункт об установлении контакта с группой из сорока фокке-вульвоф

с подвешенными бомбами.Немецкие летчики ясно видели, как пара советских

истребителей ушла в облака и не предполагали, что они появятся вновь. Тем не

менее, охотники появились. Сзади сверху Кожедуб в первой атаке сбил ведущего

замыкающей группу четверки фоккеров. Охотники стремились создать у противника

впечатление от наличия в воздухе значительного количества советских истребителей

. Кожедуб бросил свой Ла-7 прямо в гущу самолетов противника, доворачивая Лавочкин

влево и вправо, ас вел короткими очередями огонь из пушек. Немцы поддались на

уловку - фокке-вульфы стали освобождать от бомб, мешающих вести воздушный бой.

Однако, пилоты люфтваффе скоро установили наличие в воздухе всего лишь двух

Ла-7 и, пользуясь численным преимуществом, взяли гвардейцев в оборот. Одному

FW-190 удалось зайти в хвост истребителю Кожедуба, однако Титаренко открыл

огонь раньше немецкого летчика - фокке-вульф взорвался в воздухе. К этому

время подоспела помощь - группа Ла-7 из 176-го полка, Титаренко и Кожедуб смогли

выйти из боя на последних остатках топлива. На обратном пути Кожедуб увидел

одиночный FW-190, пытавшийся все-таки сбросить бомбы на советские войска.

Ас спикировал и сбил вражеский самолет. Это был последний, 62-й, сбитый

лучшим летчиком-истребителем союзников немецкий самолет.В общий счет

Кожедуба не включены, по меньшей мере, два самолета - американские

истребители Р-51 «Мустанг». В одном из боев в апреле Кожедуб огнем пушек

пытался отогнать немецкие истребители от американской «Летающий Крепости».

Истребители эскорта ВВС США ошибочно поняли намерения пилота Ла-7 и

открыли заградительный огонь с большой дистанции ..."Как рассказывал мне сам

Иван Никитович (предисловие к книге Ивана Кожедуба "Верность Отчизне" Н.Г.

Бодрихина), 17 апреля 1945 года, встретив в воздухе «Летающие крепости»

союзников, он заградительной очередью отогнал от них пару «мессершмиттов»,

но через секунду сам был атакован американскими истребителями прикрытия

.«Кому огня? Мне?! — с возмущением вспоминал Кожедуб полвека спустя. —

Очередь была длинной, с большой, в километр, дистанции, с яркими, в отличие

от наших и немецких, трассирующими снарядами. Из-за большого расстояния

было видно, как конец очереди загибается вниз. Я перевернулся и, быстро

сблизившись, атаковал крайнего американца (по количеству истребителей в

эскорте я уже понял, кто это) — в фюзеляже у него что-то взорвалось, он сильно

запарил и пошел со снижением в сторону наших войск. Полупетлей выполнив

боевой разворот, с перевернутого положения, я атаковал следующего. Мои

снаряды легли очень удачно — самолет взорвался в воздухе...Когда напряжение

боя спало, настроение у меня было совсем не победным — я ведь уже успел

разглядеть белые звезды на крыльях и фюзеляжах. «Устроят мне... по первое

число», — думал я, сажая машину. Но все обошлось. В кабине «Мустанга»,

приземлившегося на нашей территории, сидел здоровенный негр. На вопрос

подоспевших к нему ребят, кто его сбил (вернее, когда этот вопрос сумели

перевести), он отвечал: «Фокке-Вульф» с красным носом... Не думаю, что он

тогда подыгрывал; не научились еще тогда союзники смотреть в оба...Когда

проявили пленки ФКП (фотокинопулемета), главные моменты боя оказались

зафиксированы на них очень четко. Пленки смотрело и командование полка

, и дивизии, и корпуса. Командир дивизии Савицкий, в оперативное подчинение

которому мы тогда входили, после просмотра сказал: «Эти победы — в счет

будущей войны». А Павел Федорович Чупиков, наш комполка, вскоре отдал

мне эти пленки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай».Эт

о было одно из нескольких боевых столкновений советской и американской авиации,

Верность отчизнеВерность отчизне

случавшихся в 1944-1945 годах..."

Картина дня

наверх