Авиаторы и их друзья

79 166 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей К
    Красиво.Японцы испытали с...
  • Сергей К
    Очень информативно. А кто Главный Лунного проектов?Что из себя предс...
  • Николай Яковлев
    Большое СПАСИБО !Этот день в авиац...

Кто пишет сценарии будущего?

Кто пишет сценарии будущего?
Американцы освоение космоса превращают в космическую экономику

В статье «Космические ковбои Дональда Трампа» продемонстрировано, какие глубинные социально-исторические аналогии приводятся при обосновании космической политики нынешней администрации. Представляется, что сводить все к присущей США агрессивности – дело бесперспективное.

Почему стоило обратиться к докладу Центра новой американской безопасности (ЦНАБ), а не к заявлению Трампа об основных положениях Национальной стратегии в космосе от 23 марта 2018 года? В тезисах о стратегии даются лишь общие направления, а если сопоставить эти тезисы с разделами «Космической политики для администрации Трампа» ЦНАБ, появляется конкретика. Рекомендаций создавать «форты» в космосе и обеспечивать правовую защиту предпринимателей, добывающих золото и платину в космосе, в тезисах о стратегии не было, но они были реализованы в директиве о создании Космических сил и в указе «О стимулировании международной поддержки добычи и использования космических ресурсов».

Выделение «космических рейнджеров» в отдельный род войск в составе ВВС США и указ о космических ресурсах – эти два события не случайно идут одно за другим и не слишком разнесены во времени.

Для американской политики в космосе два понятия неразрывны – экономические интересы и национальная безопасность. Поэтому коммерсантов приучают мыслить в контексте военных задач, а военных – думать о большой космической экономике.

Будущий космос глазами «космических рейнджеров»

Какими категориями мыслят военные, видно из доклада «Будущее космоса 2060 и последствия для стратегии США». Отчет с таким названием был представлен общественности по результатам «Семинара по космическому будущему» (SFW), организованного Космическим командованием ВВС (AFSPC) еще до того, как в составе вооруженных сил были легализованы «космические рейнджеры» (The Future of Space 2060 and Implications for U.S. Strategy: Report on the Space Futures Workshop, Air Force Space Command, 5 September 2019). Доклад по итогам семинара о космическом будущем уже постольку представляет интерес, поскольку многие его участники в прошлом декабре стали военнослужащими новых Космических сил.

Как сказано во вводной части, «участники из Министерства обороны, НАСА, НАТО, промышленности и академических кругов использовали альтернативную методику анализа будущего для разработки ряда сценариев и изучения того, как они соотносятся с национальной мощью». В результате такой командно-штабной работы появились «восемь будущих космических сценариев, разработанных на основе анализа технических, ценностных и национальных тенденций, а также предположений относительно общего экономического, политического и военного состояния мира в 2060 году». Важно, что приводятся конкретные сценарии, отражающие видение будущего, а так как военные привыкли предметно мыслить, то это дает некоторое представление о том, как будет планироваться военное строительство.

Выводы участников семинара сводятся к следующему: США должны признать, что к 2060 году космос станет главным двигателем национальной, политической, экономической и военной мощи для тех стран, которые наилучшим образом организуют и эксплуатируют этот потенциал. Офицеры ВВС и военные ученые отмечают, что стратегия национальной безопасности должна быть нацелена на защиту всего спектра интересов США в космосе, включая гражданский, коммерческий космический потенциал и интересы частных лиц, а не только на деятельность, которая обеспечивает военную составляющую.

В докладе подчеркивается, что космос в будущем станет значительной областью человеческих усилий и ключевым элементом национальной мощи. Такой вывод делается на основе анализа «конвергенции экономических, политических, технологических и военных космических тенденций».

Опять во главе экономические аспекты. Почему военные, разрабатывая космические сценарии, говорят об экономике? Почему космос для США – это прежде всего экономика? Давайте обратимся к недавней истории, когда в 2014 году в США была предпринята попытка проанализировать, зачем нужно развивать пилотируемую космонавтику и был подготовлен доклад «Пути исследований: обоснование и подходы для американской программы освоения человеком космического пространства». Доклад был выпущен под эгидой Национальной академии наук США как обобщенное мнение большого количества специалистов и экспертов в рамках работы специально созданной независимой Комиссии по пилотируемым космическим полетам. Остановлюсь лишь на двух, но весьма показательных выводах-обоснованиях о необходимости развития пилотируемой космонавтики. Эти обоснования отражают преемственность во времени и взглядах на космос в США как участников этой деятельности, ученых, заинтересованных лиц, так и представителей незаинтересованной общественности.

Подчеркивается, что программа пилотируемых космических полетов НАСА, как и другие государственные программы НИОКР, стимулировала экономическую активность и способствовала развитию новых продуктов и технологий, которые имели или могут иметь в будущем значительные экономические последствия. Как сказано в докладе, программа американских космических полетов обеспечивает стране более сильный голос в международном кодексе поведения в космосе, усиливает мягкую силу США и поддерживает сотрудничество с другими странами; таким образом, она способствует национальным интересам, включая безопасность Соединенных Штатов.

Расстановка приоритетов, выработанная в 2014 году на площадке американской Академии наук, совпадает с подходом участников семинара SFW к структурированию сценариев, в основу которых положены экономические аспекты, а не количество космических аппаратов, их технические характеристики, грузоподъемность и «возвращаемость» средств выведения. Все сценарии разделены на три раздела: позитивные, негативные и сценарии с военной составляющей.

«Звездный путь», «Мечта Си» и «Дикий рубеж»

К группе позитивных сценариев отнесены «Звездный путь», «Сад Земли», «Элизиум».

Самый оптимистичный – «Звездный путь» – предусматривает сохранение лидерства в космической сфере за возглавляемой США коалицией, которая внедрила «законы свободного мира и процессы, что привело к значительной глобальной экспансии в космосе в гражданской, коммерческой и военной областях и большим потокам доходов». При этом предполагается, что тысячи людей уже живут или работают в космосе – на Луне и Марсе.

Оптимистичный и экспансивный «Сад Земли» отличается от «Звездного пути» лишь тем, что присутствие человека в космосе ограничено, и большинство процессов управляется дистанционно или роботизированно.

Такой же оптимистичный и экспансивный «Элизиум» (Элизиум, или Элизий – в древнегреческой мифологии часть загробного мира, обитель душ блаженных) по своим характеристикам не дотягивает до двух предыдущих. Все потому что «крупные потоки доходов еще не материализовались», а коммерческая деятельность сосредоточена в НОО на ГCО наземной связи, информации, систем позиционирования и навигации, а также на обеспечении ключевых элементов гражданской и коммерческой инфраструктуры, необходимых для дальнейшего расширения присутствия человека в космосе.

Негативные сценарии также предполагают значительное возрастание роли космоса, однако при «альтернативном варианте» лидерству США в гражданском, коммерческом и военном аспектах.

Реализация «экспансивного, но очень пессимистичного» сценария «Чжан Хэ» приводит к тому, что «альтернативная нация» осуществляет лидерство в космической сфере и вводит законы и процессы, которые продвигают ее интересы или ограничивают действия соперников. Наверное, самое пессимистичное в этом сценарии то, что такая коалиция, «используя свое растущее технологическое превосходство и неконкурентоспособную практику, получает непропорционально большую долю глобальных космических доходов».

В свою очередь, такой же экспансивный «Дикий рубеж», по мнению экспертов из ВВС США, отнесен к «пессимистичному», так как ни одной из космических держав не удалось добиться лидерства в области космоса. При этом некоторую долю оптимизма внушает то, что рост космического потенциала национальных и частных организаций привел к глобальной гражданской, коммерческой и военной экспансии в космосе. Как следствие – «большие потоки доходов», но человеческое присутствие ограничено, так как деятельность в космосе ограничена национальным престижем, исследованиями и туризмом.

В эту же категорию экспансивных попала «пессимистичная» «Мечта Си» – сценарий, похожий на «Элизиум», но с одной большой оговоркой, что ведущей космической державой является «альтернативная нация».

Меня не воодушевляют «оптимистичные» сценарии из первой группы, не могу разделить и «пессимизма» по поводу вторых сценариев только из солидарности с американцами в том, что кто-то другой, кроме США, может быть лидером в космосе. Однако соглашусь с американскими военными в отношении третьей группы сценариев в том, что эти «видения будущего» человеческой деятельности в космосе наименее приемлемы.

«Космос сегодня» или «Космос как область боевых действий» отражает «позитивную» ситуацию, когда американская коалиция – ведущая военно-космическая держава, хотя космос является весьма спорной областью боевых действий и важным элементом интегрированной области военных действий «Земля–космос». В этом случае делается оговорка, что коммерческая и гражданская космическая деятельность ограничивается НОО, системами на ГСО и некоторым развитием туризма. Военные космические системы обладают высокой устойчивостью, маневренностью, роботизированной дозаправкой, способностью к самовосстановлению для атаки, высокой степенью интеграции, управляемым искусственным интеллектом, высокой автономностью и способностью к восстановлению.

Последний сценарий по аналогии с временами индейских войн XIX века получил название «Дикий рубеж» и отражает такую же ситуацию, как и в предыдущем «вестерне», только с оговоркой, что «альтернативная нация» и ее союзники являются доминирующей космической державой.

Почему мне представляется важным дать столь подробный обзор одного из многочисленных круглых столов и семинаров, которые проводятся в США и посвящены космосу? Именно на уровне таких «форсайтов» с участием старших офицеров, ведущих ученых из военных институтов и представителей профильных предприятий рождаются документы, которые потом ложатся в основу стратегического планирования высокого уровня.

Тем интереснее заключительные выводы и рекомендации участников этой командно-штабной игры. В документе отмечается, что сценарии являются отправной точкой для дальнейшего анализа, размышлений и стратегии. А «следующие шаги заключаются в том, чтобы применить эти сценарии ко всем нашим конкурентам в космосе (а не только к Китаю) и определить ключевые «точки излома» и принятия решений по трем основным направлениям человеческого присутствия, экономической значимости и космического лидерства США». Последующие шаги в этом процессе позволят разработать дополнительные рекомендации для национальной стратегии продвижения космического будущего, выгодного для США. Отмечается, что последующая работа будет включать конкретные рекомендации по приоритетным областям науки, техники и инвестициям, для обеспечения США космического лидерства.

В документе Космического командования ВВС прослеживаются общие темы с докладом ЦНАБ и прорисовываются основные тренды: основной вектор развития гражданской космической программы США.

Активное сценарирование

И доклад Центра новой американской безопасности, и отчет по итогам «Семинара по космическому будущему» отражают подход, который можно охарактеризовать как создание новой космической реальности с применением метода «активного сценарирования». Но в данном случае постановка осуществляется не на основе системы Станиславского, а на основе «лучших американских практик». Надо отдать должное американским механизмам разработки и принятия решений, в их основе – системное концептуальное проектирование, стратегическое и политическое планирование, основанное на реализации принципа «множества заинтересованных сторон». В США к выработке отношения к космосу привлекается большое количество заинтересованных сторон, научных и общественных кругов. Различные комиссии и рабочие группы создавались на самом высоком уровне: 1990 год – Рабочая группа Нормана Огастина; 2004 год – Президентская комиссия Эдварда Элдриджа; 2009 год – Комиссия Нормана Огастина; 2014 год – Комиссия по пилотируемым полетам. Два примера решения более частных проблем космической деятельности: в 2010 году независимая консалтинговая компания ProOrbis LLC подготовила «Модель для Международной космической станции – Национальной лаборатории США»; в 2016 году для разработки системы по управлению космическим движением НАСА привлекла инжиниринговую компанию Science Applications International Corporation.

Несомненно, новый импульс космическая тематика в США получила в июне 2017 года, когда президент Дональд Трамп принял решение о возобновлении деятельности Национального совета по космосу (National Space Council). Далее последовала целая череда программных документов и организационных мер. Нельзя говорить, что этот всплеск космической активности является чем-то из ряда вон выходящим, так как тот же Национальный совет по космосу работал в 1989–1993 годах еще при президенте Джордже Буше-старшем. Что же касается аналитической активности правительственных, научных и коммерческих организаций, то примеров было приведено достаточно. 

Валентин Уваров

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх