Авиаторы и их друзья

79 177 подписчиков

Свежие комментарии

  • Aleksey Kozlov
    Если Элиза Дерош побывала в катастрофах, значит кто-то из летевших с ней убивался, а она выживала. Если все оставлись...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Я вот понять не могу - какая разница, пролетел Чкалов под мостом или нет? Доказать или опровергнуть это можно только ...Этот день в авиац...
  • Сергей Гольтяпин
    Это как раз была моя цель - не включать в разговор...Из Альметьевска в...

Роскосмосу для конкуренции с Илоном Маском не хватает конвейера

Роскосмосу для конкуренции с Илоном Маском не хватает конвейера
Госкорпорация «Роскосмос» утвердила в Военно-промышленной комиссии (ВПК) программу создания системы «Сфера», которая подразумевает запуск более чем 600 космических аппаратов двойного назначения, включая спутники связи, навигации и дистанционного зондирования Земли. Эта инициатива сходу подверглась резкой критике. И совершенно напрасно.

Масштабность предложенной Роскосмосом и утвержденной ВПК программы легче понять, если учесть, что современная российская орбитальная группировка насчитывает лишь чуть больше 120 аппаратов. Таким образом, «Сфера» должна как минимум в пять раз увеличить присутствие России в околоземном пространстве – даже в количественном измерении. 

Однако идея «Сферы» подразумевает и еще одно, уже качественное изменение фактора присутствия России на орбите Земли.

Трудное детство

Основным предназначением системы «Сфера», которое фигурирует во всех опубликованных по ней документах, является обеспечение устойчивой космической связи. Нынешний проект «Сферы» имел своего предшественника – программу «Эфир», которая разрабатывалась с 2015 по 2018 год компанией «Российские космические системы», входившей тогда в структуру Объединенной ракетно-космической корпорации (ОРКК).

Сегодня ОРКК уже снова входит в структуру Роскосмоса, а в указанный период, на фоне целого ряда неудач с запусками ракет «Союз» и «Протон», космическая отрасль России была разделена между двумя главными действующими лицами.

Во всех отраслевых процессах должны были выступать заказчик (Федеральное космическое агентство, позже упраздненное) и подрядчик (ОРКК), полномочия которых были разделены – как были поделены и активы, их обеспечивающие.

Статистика успешности космических запусков в разных странах
Статистика успешности космических запусков в разных странах

Впоследствии стало понятно, что организация новой структуры «о двух головах» была ошибкой: разделение привело к конкуренции между двумя мощными центрами – космическим агентством и ОРКК, а самое неприятное – к затягиванию или даже полной остановке принятия решений.

Именно в такую ситуацию попала программа «Эфира». Будучи достаточно масштабным начинанием, отражающим стремительные и объективные изменения в отрасли создания спутников, стартовавшие как раз в середине 2010-х годов, она застряла в полосе согласований между ОРКК и Федеральным космическим агентством.

В целом эта программа копировала подход, использующийся при развертывании подобных проектов вне России. Сегодня до стадии реализации дошло два из них: Starlink от компании SpaceX, осуществляемый под руководством миллиардера Илона Маска, и OneWeb – британский проект, инвесторами которого выступают Airbus Group, Bharti Enterprises, Hughes Network Systems и несколько других известных компаний. 

Все эти проекты объединяет одно достижение последнего десятилетия – успешная миниатюризация спутникового «железа» и значительное повышение его рабочей долговечности.

Спутник связи, который еще в начале 2000-х годов весил добрую тонну, благодаря совершенствованию технологий стал весить лишь несколько сотен килограммов, что позволило запускать аппараты буквально «пачками», по десятку за запуск.

В частности, в рамках проекта Starlink при первом запуске ракетой Falcon 9 на орбиту вышли сразу 60 спутников системы, каждый из которых весил 227 кг. Похожие параметры имеет и единичный спутник системы OneWeb – в тестовом запуске февраля 2019 года на орбиту ракетой-носителем «Союз» с космодрома Куру было выведено шесть аппаратов системы, каждый из которых весил всего около 148 кг.

Кстати, запланированная для развертывания «Эфира» космическая платформа «Гонец-М» тоже не отличается большим весом – единичный аппарат весит около 280 кг, вполне сравнимо с американскими и британскими конкурентами.

При этом российские аппараты «Гонец» достаточно хорошо зарекомендовали себя на околоземной орбите, в частности долгим сроком службы. Даже предыдущее их поколение – «Гонец-Д1» – служило по пять–шесть лет, а самый старый аппарат, запущенный еще в 1996 году, до сих пор находится в строю. Самый старый «Гонец-М» запущен еще в 2010 году и работает уже девять лет, а всего на орбите сегодня работают 12 спутников связи этого типа.

На фоне OneWeb и Starlink планы запусков «Сферы» выглядят не такой уж маниловщиной – британцы хотят запустить на орбиты те же самые 600 аппаратов связи, а компания Маска и вовсе замахнулась на запуск 10 тыс. спутников – как из-за глобальности поставленной задачи «доступного интернета для всех», так и из-за более низкой орбиты аппаратов SpaceX.

Пока что единственным недостатком российских спутников связи была их цена – от 500 млн до 1 млрд рублей за единицу, что соответствует 7,5–15 млн долларов США по текущему курсу. Стоимость единичного спутника Starlink пока что не озвучена, а вот для схожего по дизайну спутника OneWeb она известна: в своих планах и презентациях британская компания назвала производственную стоимость в 1 млн долларов за единичный аппарат, то есть где-то на порядок меньше, чем у российского аналога.

Связано это в первую очередь с тем, что и SpaceX, и OneWeb собираются производить свои спутники практически на конвейере, всячески минимизируя издержки. Это сразу же позволяет радикально снизить себестоимость, чего трудно было добиться при производстве единичных «Гонцов».

С другой стороны, имея столь же масштабный производственный заказ при правильной организации работ, Роскосмос вполне может удешевить производство «Гонца» – было бы, как минимум, осознанное желание.

Лучше меньше, да больше

Согласно начальным прикидкам, система «Эфир» могла бы одновременно обеспечивать связью около 10 тыс. единиц подвижных объектов транспорта, 10 тыс. точек коллективного доступа в интернет и около 10 млн абонентов персональной связи. Кроме того, это порядка 1 млрд транзакций в сутки по защищенным каналам с минимальными задержками сигнала – от 5 до 15 миллисекунд.

Предполагалось, что поддерживать такой телекоммуникационный «зонтик» над Россией «Эфир» смог бы и в случае «полного отключения земной инфраструктуры», что было немаловажно для второго, военного назначения предложенной системы.

Пространственная распределенность «Эфира», унаследованная и «Сферой», была бы скорее преимуществом, а не недостатком. Даже в начальном варианте предполагалось, что система связи будет состоять из 288 легких спутников с орбитой высотой 870 км – вместо десятка тяжелых и уязвимых аппаратов на геостационарной орбите.

Одновременно вывести из строя добрых три сотни аппаратов было бы просто невозможно, так как система имела бы значительное резервирование.

Еще одним преимуществом стала бы в таком случае близость спутника к Земле – если сравнивать его орбиту с тяжелыми аппаратами на геостационарной орбите. На сегодняшний день высота орбиты «Сферы» по проекту составляет 870 км, спутники OneWeb располагаются чуть выше – на высоте в 1200 км, а аппараты Starlink где-то вдвое ниже – на высотах от 440 до 550 км. Такие достаточно низкие орбиты позволяют не только сделать сам спутник легче, когда вместо нескольких тонн он начинает весить одну–две сотни килограммов. Они позволяют радикально упростить требования к принимающей и передающей аппаратуре на Земле, по сути, снизив их до индивидуального применения – до установки в транспортных средствах общего назначения или не оборудованных специальным образом помещениях.

Именно на таком потребительском сегменте строят свою маркетинговую стратегию OneWeb и Starlink, предполагая продавать населению и бизнесу услуги дешевого глобального интернета и столь же доступной телефонной связи. Судя по всему, в том же направлении стоит двигать и проект «Сферы», так как в этом случае ее второе, «мирное» крыло вполне сможет стать самодостаточным – и обеспечить общую устойчивость проекта.

Не менее здравой идеей, заложенной в идеологию «Сферы», выглядит сочетание связи с решением задач навигации и дистанционного зондирования Земли. Малоизвестный момент – сегодня спутники системы «Гонец» являются ретрансляторами координатно-временной информации ГЛОНАСС со средств транспорта и обеспечивают передачу сигнала бедствия системы аварийного оповещения ЭРА-ГЛОНАСС в районах, не покрытых наземными сетями связи. Таким образом уже сегодня российская система связи предыдущего поколения обеспечивает достаточно важные сегменты российской системы глобального позиционирования и оповещения о происшествиях.

Ну а эвфемизм о «дистанционном зондировании Земли», конечно, тоже стоит понимать двояко, учитывая приемку и утверждение программы в ВПК РФ. Такое дополнение к системе из добрых шести сотен спутников означает не только возможность «пересчитать все деревья в лесных массивах России и решить имеющиеся кадастровые проблемы, прямо из космоса проверив границы земельных участков», как заявил Дмитрий Рогозин в телевизионном интервью. Это означает и то, что система дистанционного наблюдения за поверхностностью Земли, те самые «спутники-шпионы» (у нас – разведчики), будет интегрирована в общую систему космического присутствия.

В общем, начинание утверждено дельное, ругают его зря. В смысле, «хорошие сапоги, надо брать». 

Алексей Анпилогов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх