Авиаторы и их друзья

79 167 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Гольтяпин
    "Николай Брюханов оказался совсем не похож на Илона Маска" Было бы странно... "...Через полгода у Илона Маска появилс..."Мы показали схем...
  • Сергей Гольтяпин
    По ПАК ДА: классно - один говорит, что вообще непонятно, что за самолет и что все плохо, аж пц, а другой - что все зд...«Все на нервах, и...
  • Валерий Лемехов
    Даже комментировать нет желания. Одни матюги..«Все на нервах, и...

На грани жизни и смерти: прошло ли время штурмовиков?

На грани жизни и смерти: прошло ли время штурмовиков?
Одни классы самолётов появляются, другие исчезают, но вокруг некоторых из них не утихают споры. И самый главный объект для обсуждений — штурмовики. Казалось, они окончательно погибли в 50-х, с наступлением сверхзвуковой эры. Затем их класс возродился, но сейчас вновь стоит на пороге исчезновения. Почему так сложилось и какая судьба ждёт штурмовики?


В определении штурмовика в русском языке есть некая двойственность. Формально это летательный аппарат, предназначенный для непосредственной поддержки союзных войск и точечного поражения целей на и вблизи линии фронта. Часто к этому добавляют, что такой самолёт должен уметь в штурмовку — атаку целей пушечно-ракетным вооружением с горизонтального полёта или пологого пикирования. Это позволяет выделить тактические бомбардировщики (в том числе и пикирующие) в отдельный класс.
Куда проще с этим у американцев. Термином attack у них обозначается любой самолёт непосредственной поддержки войск, а уж как он реализует эту поддержку — не важно. Именно такого варианта мы и будем придерживаться в статье.

В тени атомной эры

В ходе Второй мировой штурмовики переживали настоящий золотой век. Ил-2 и немецкий пикирующий Ju 87 (который всю карьеру занимался непосредственной поддержкой войск) даже стали одними из символов этой войны.

Казалось, державы-победительницы продолжат развитие этого класса, ведь отрицать пользу самолётов, способных поддержать войска, найти и уничтожить не самую крупную или подвижную цель на поле боя, не было никакого смысла. Но уже тогда появились первые намёки, что штурмовики обречены.

К концу войны почти у всех воюющих стран были проекты продвинутых ударных самолётов. В США мог войти пойти в серию А-42/В-42 с толкающим винтом, что серьёзно упрощало установку разнообразного пушечного вооружения

К концу войны почти у всех воюющих стран были проекты продвинутых ударных самолётов. В США мог войти пойти в серию А-42/В-42 с толкающим винтом, что серьёзно упрощало установку разнообразного пушечного вооружения

В начале войны казалось, что концепция универсального истребителя-бомбардировщика не оправдала себя. Подготовить пилота и для воздушных боёв, и для нанесения ударов по наземным/надводным целям оказалось чрезмерно сложной задачей. В условиях тотальной войны времени на длительное обучение просто не было. Но уже ближе к концу войны истребители-бомбардировщики вернулись — просто с менее универсальными пилотами.

Проектировали перспективные штурмовики и в Третьем рейхе. Но сокращающиеся ресурсы заставили использовать в роли ударной машины изначально чистый истребитель Fw190. Реконструкция проекта ударного самолёта Blohm&Voss P.193.01.01 от Густо Миранда

Проектировали перспективные штурмовики и в Третьем рейхе. Но сокращающиеся ресурсы заставили использовать в роли ударной машины изначально «чистый» истребитель Fw190. Реконструкция проекта ударного самолёта Blohm&Voss P.193.01.01 от Густо Миранда

Выпуск единой машины и для истребителей, и для штурмовых частей упрощал снабжение и был выгоден экономически. Так, главными ударными машинами американцев в войне стали не специализированные штурмовики, а истребители P-47 и Р-51 (последний в этой роли прошёл и Корею), F4U у флота (прошедший Корею, а за французов — Алжир и Вьетнам). В других странах была схожая тенденция, но не столь явно выявленная.

P-47 на заключительном этапе войны проявил себя больше как штурмовик, нежели истребитель

P-47 на заключительном этапе войны проявил себя больше как штурмовик, нежели истребитель

Тем не менее, понимание что специализированные штурмовики тоже нужны, сохранялось. Всё же на обычный истребитель не засунешь ни брони побольше, ни батарею пушек (минимум стволов в восемь). Но с приходом реактивной эры проблемы лишь обострились. Новые самолёты учились летать всё быстрее, выше и дальше. Вот только на небольших скоростях, с которых удобно бить по наземным целям, новые реактивы показывали себя совсем не так хорошо.
Казалось бы, никакой проблемы нет — просто надо строить дозвуковые специализированные штурмовики! Но и тут имелись вопросы.

Создать реактивный штурмовик оказалось не так просто, как представлялось поначалу. Проект штурмовика Ил-40 пришлось достаточно долго доводить до ума, прежде чем получилась неплохая машина

Создать реактивный штурмовик оказалось не так просто, как представлялось поначалу. Проект штурмовика Ил-40 пришлось достаточно долго доводить до ума, прежде чем получилась неплохая машина

Медленный низколетящий самолёт казался максимально простой и лакомой целью даже для дозвуковых реактивных истребителей первого поколения — что уж говорить об уже выходящих на испытания сверхзвуковых машинах. Возможность нести броню обесценивалась — основные державы обзавелись точными и скорострельными зенитками достаточно приличных калибров, спасти от них могла только броня, как у настоящего танка.

А где-то на фоне маячили зенитные ракеты — ещё более опасные.

Да и в новых реалиях ударные функции, казалось, уходили в прошлое: любую проблему можно было бы решить тактическим ядерным боеприпасом, а не точным бомбометанием или штурмовкой.

Проект американского реактивного ударного самолёта ХА-44. Считалось, что крыло обратной стреловидности поможет сохранить хорошую манёвренность на малых скоростях

Проект американского реактивного ударного самолёта ХА-44. Считалось, что крыло обратной стреловидности поможет сохранить хорошую манёвренность на малых скоростях

Многие (и у нас, и в США) вообще считали, что в новой войне не будет дела до того, что происходит на земле. Всё решат только стратегические налёты, и делать штурмовики и лёгкие бомбардировщики — только подрывать реальную боеспособность страны ненужными тратами.

Разговоры доходили до того, что можно вообще отказать от наземных сил.

Именно в таких условиях, с абсолютной уверенностью в своей правоте, и в США, и в СССР поставили крест на создании ударных самолётов. Более того — без «послезнания» нельзя сказать, что это была ошибочная позиция. Ударную роль поручили сверхзвуковым истребителям, часто не самым лучшим. И, хотя они для этого подходили максимально плохо, казалось, что большего и не надо.

В ударные самолёты записали даже летающий карандаш F-104. Найти для него более неподходящую роль почти невозможно. Штурмовал он паршиво и активно из-за этого бился об землю. Схожая история была в СССР с Су-7

В ударные самолёты записали даже «летающий карандаш» F-104. Найти для него более неподходящую роль почти невозможно. Штурмовал он паршиво и активно из-за этого бился об землю. Схожая история была в СССР с Су-7

В ударные самолёты записали даже летающий карандаш F-104. Найти для него более неподходящую роль почти невозможно. Штурмовал он паршиво и активно из-за этого бился об землю. Схожая история была в СССР с Су-7

Адекватная ударная авиация сохранилась на флоте США. Одна из причин — наличие корпуса морской пехоты со своей авиацией. Они прекрасно понимали всю пользу непосредственной авиационной поддержки, а общее руководство флота им не мешало

Снова в небо

Прошло время. Американцы вляпались во Вьетнам, и там совершенно неожиданно выяснилось, что без нормальных самолётов непосредственной поддержки — никак. Главный по этой роли, сверхзвуковой истребитель F-105 Thunderchief, ещё кое-как подходил для ударов по крупным неподвижным объектам, а вот для непосредственной поддержки войск был совсем плох.
Пришедший ему на смену F-4 Phantom II был лучше, но тоже не до конца устраивал военных — особенно армейцев. При этом очень неплохо показывали себя лёгкие дозвуковые самолёты — вроде A-37 Dragonfly (или даже винтовые, как OV-10 Bronco или старичок A-1 Skyraider). Единственное, чего им не хватало, — бóльшей скорости и живучести.

A-37 Dragonfly — казалось бы, несуразный смешной самолётик, переделанный из учебного. Но результаты у него были весьма неплохие!

A-37 Dragonfly — казалось бы, несуразный смешной самолётик, переделанный из учебного. Но результаты у него были весьма неплохие!

В это же время всё больший вес набирала идея неядерной — или хотя бы ограниченно ядерной европейской войны. Предполагалось, что обе стороны смогут некоторое время удерживаться от стратегических ударов, пытаясь разобраться на поле боя обычным оружием (максимум используя тактические атомные боеприпасы).
В этих новых условиях непосредственная поддержка войск и уничтожение бронетехники противника на фронте вновь стали важной задачей. Потому по обе стороны железного занавеса опять приступили к созданию полноценных штурмовиков. Американцы, несмотря на недовольство армейцев, сделали бо́льшую ставку на противотанковые возможности и получили A-10 Thunderbolt II. Созданный же в СССР Су-25 был больше заточен именно на поддержку своих войск против различных целей.

Идея дозвукового штурмовика не сразу прижилась. В СССР хотели создать сверхзвуковой бронированный штурмовик. Некоторое время лидировало КБ МиГ с проектом МиГ-21 ЛШ. Ставка КБ Сухого на дозвуковую машину была риском — но риском оправдавшимся

Идея дозвукового штурмовика не сразу прижилась. В СССР хотели создать сверхзвуковой бронированный штурмовик. Некоторое время лидировало КБ МиГ с проектом МиГ-21 ЛШ. Ставка КБ Сухого на дозвуковую машину была риском — но риском оправдавшимся

Однако ренессанс интереса продлился недолго. С одной стороны, массовое распространение на поле боя зенитных ракет и появление ПЗРК сводили на нет многие преимущества в защищённости специализированных штурмовиков. С другой — прогресс в аэродинамике и появление вспомогательных компьютеров резко повысили манёвренность истребителей. И новые боевые машины четвёртого поколения не сильно уступали в этом вопросе специализированным штурмовикам. Кроме того, развитие управляемых боеприпасов — как ракет, так и бомб — значительно упрощало поражение наземных целей.

Проект двухместного всепогодного штурмовика YA-10B N/AW идеально подходил для применения различного высокоточного вооружения. Дойди он до серии — в нынешних реалиях это была бы действительно великолепная машина

Проект двухместного всепогодного штурмовика YA-10B N/AW идеально подходил для применения различного высокоточного вооружения. Дойди он до серии — в нынешних реалиях это была бы действительно великолепная машина

В итоге уже в конце 70-х только-только появившийся А-10 впал в немилость в ВВС. А в 1979 году проект двухместного всепогодного штурмовика YA-10B N/AW свернули под предлогом, что нужды в такой машине больше нет. Предполагалось что уже к середине 80-х все А-10 спишут и заменят ударной версией F-16. Лишь противодействие армии, прекрасно понимавшей, что низколетящий медленный штурмовик всё равно лучше в выявлении и поражении небольших целей, спасало Thunderbolt II.

Первые А-16 не должны были внешне отличаться от обычного истребителя, и лишь потом в серию пошла специальная версия с оживальным крылом. Позже этот проект перекочевал в программу Dual-RoleFighter — следующую попытку заменить А-10

Первые А-16 не должны были внешне отличаться от обычного истребителя, и лишь потом в серию пошла специальная версия с оживальным крылом. Позже этот проект перекочевал в программу Dual-RoleFighter — следующую попытку заменить А-10

Су-25 в СССР, казалось, поживал неплохо. Потихоньку на его базе разрабатывали специализированный охотник на танки, по многим решениям напоминавший YA-10B. Шли работы над его глубокой модернизацией, изучался вопрос создания штурмовика следующего поколения. Объяснялось это не самым явным противостоянием ВВС и сухопутной армии, а также тем, что в производстве Су-25 были заинтересованы несколько заводов.

Заводчанам перечить было не принято.

Но всё погубил развал СССР. Денег на доведение до ума противотанкового Су-25Т и глубокой модернизации Су-39 не было. КБ Сухого оказалось больше заинтересовано в продвижении своего бомбардировщика Су-34, чем в продолжении рода «грачей».

Су-39, глубокое развитие Су-25

Су-39, глубокое развитие Су-25

И снова тупик

В таком зависшем положении ситуация с штурмовиками находится и по сей день.
Американцы собираются менять А-10 на F-35. Аргументы просты и давно известны: новая электроника, умные ракеты и даже управляемые снаряды для пушки делают Thunderbolt II никому не нужным. А уж если армейцам потребуется, то специально для них закупят штурмовики попроще — или на базе винтовых, или на базе учебных самолётов, — возвращаясь, по сути, к концепции Dragonfly и Bronco.
У нас Су-25, конечно, модернизируют, но его постепенно вытесняет Су-34, а на роль непосредственной поддержки пророчат учебный Як-130. Не помогает штурмовикам специальной разработки и минимальный экспортный потенциал. Слишком это узкоспециализированная машина — и при этом не такая простая и дешёвая.

Как утверждают в ВВС, лёгкий винтовой штурмовик A-29 SuperTucano на испытаниях в Афганистане показал себя отлично. Но в армии многие с этим не согласны и не хотят ухода А-10

Как утверждают в ВВС, лёгкий винтовой штурмовик A-29 SuperTucano на испытаниях в Афганистане показал себя отлично. Но в армии многие с этим не согласны и не хотят ухода А-10

Наступают на пятки штурмовикам и вертолёты. Во времена Вьетнама первые ударные вертушки не могли соревноваться со штурмовиками из-за малой дальности и ограниченной номенклатуры вооружения. Сейчас они всё быстрее и летают всё дальше; получают всё более мощные системы наведения и дальнобойное вооружение — иногда превосходящее штурмовики.
Всё лучше показывают себя и ударные беспилотники. Они уже отлично применяют управляемое вооружение и потихоньку учатся использовать бомбы с НАР. При этом потерять дрон не страшно: нет пилота — нет и плохой пиар‑картины.

Современные ударные дроны уже перестали быть чем-то новым и необычным. Производят их во многих странах мира, в том числе и в Китае. И только у нас нет ничего подобного

Современные ударные дроны уже перестали быть чем-то новым и необычным. Производят их во многих странах мира, в том числе и в Китае. И только у нас нет ничего подобного

Впрочем, у штурмовиков всё ещё есть много сторонников. По их мнению, ни высокотехнологичный F-35 или Су-34 с мощной электроникой и радарами высоко в небе, ни дрон не способны заменить опытного пилота штурмовика. Он быстрее обнаруживает цели и даже лучше их распознаёт. А ведь огромное количество целей на поле боя даже самым крутым радаром так просто не обнаружить.
При этом бронированная и специально спроектированная под живучесть конструкция штурмовика позволяет ему выживать, а какой-нибудь A-29 Super Tucano легко собьют даже удачным попаданием из пулемёта. Прошло ли время штурмовиков? С одной стороны, идут разговоры, что им осталось лет десять от силы, но с другой — и А-10, и Су-25 продолжают модернизировать и продлевать им срок службы. Может ли выйти так, что они, как и В-52, просто станут «вечными» самолётами? Или всё же их судьба решена? 

Юрий Кужелев


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх