Авиаторы и их друзья

79 442 подписчика

Свежие комментарии

  • Aleksey Kozlov17 января, 0:32
    Какое отношение имеет учёный -ядерщик Негин к авиации?Этот день в авиац...
  • Александр Михайлов16 января, 21:16
    Этот день в авиац...
  • Владимир Георгиевич Тыдман16 января, 17:19
    309я годовщина основания ВКА им.А.Ф.Можайского.Этот день в авиац...

«Ростех» подрезает крылья: почему «воздушный трактор» от МВЕНа увяз в судах?

Разработав единственный в стране сельхозсамолет, казанская компания вынуждена бодаться с могущественной госкорпорацией и Николаем Никифоровым

Под угрозой срыва оказался совместный проект «Ростеха» и Татарстана по созданию всероссийской системы авиахимработ с помощью «воздушных тракторов». «Дочка» госкорпорации обвинила их разработчика и производителя — казанский МВЕН — в нарушении условий договора. Она решила в суде взыскать с него все полученные под проект деньги. Авиапроизводитель заявил, что ничего не нарушал, самолеты готовы. Как выяснил «БИЗНЕС Online», МВЕН подал встречный иск, но силы явно не равны.

Обнинцы обвинили казанцев в грубых нарушениях условий договора на строительство 10 сельскохозяйственных самолетов Т-500. Те же ответили, что партнер просто-напросто пытается отобрать у них проектОбнинцы обвинили казанцев в грубых нарушениях условий договора на строительство 10 сельскохозяйственных самолетов Т-500. Те же ответили, что партнер просто-напросто пытается отобрать у них проект. Фото: «БИЗНЕС Online»

ЧТО НЕ ПОДЕЛИЛИ МВЕН И «ТЕХНОЛОГИЯ»?

О конфликте между казанским ООО «Фирма „МВЕН“ и АО «Обнинское научно-производственное предприятие „Технология“ им. Ромашина» (ОНПП, входит холдинг «РТ-Химические технологии и композиционные материалы» ростеховского дивизиона «Вооружение») в промышленных кругах Татарстана говорят уже больше года. Суть трений все это время оставалась в тени, тем более что и на людях стороны создавали иллюзию взаимного расположения.

Но на прошлой неделе «пар» вырвался из котла, причем уже в форме настоящего скандала.

Обе компании наконец открыли карты — в суде. Обнинцы обвинили казанцев в грубых нарушениях условий договора на строительство 10 сельскохозяйственных самолетов Т-500. Те же ответили, что партнер просто-напросто пытается отобрать у них проект.

После этого «Ростех» распространил в СМИ специальное заявление, в котором попытался объяснить суть конфликта. В нем сообщается, что в Арбитражном суде РТ находится иск, основанием для которого стали: а) срыв МВЕНом сроков поставки воздушных судов; б) внесение им же самовольных изменений в их конструкцию, в результате чего самолеты более не соответствуют спецификации, прописанной в условиях поставки и в сертификате типа на воздушное судно. В связи с этим ОНПП требует от МВЕНа возмещения аванса (135 млн рублей) и просит суд арестовать имущество партнера на время проведения разбирательства.

ОНПП требует от МВЕНа возмещения аванса (135 млн. рублей) и просит суд арестовать имущество партнера на время проведения разбирательстваОНПП требует от МВЕНа возмещения аванса (135 млн рублей) и просит суд арестовать имущество партнера на время проведения разбирательства. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Из заявления «Ростеха» понять суть претензий сложно, поэтому «БИЗНЕС Online» предложил госкорпорации ответить на ряд уточняющих вопросов. Разъяснение пришло от ОНПП, основную часть имеет смысл привести полностью: «Согласно договору, заключенному в 2018 году, ООО „Фирма „МВЕН“ должно было поставить ОНПП  „Технология“ имени Ромашина опытную партию самолетов Т-500, состоящую из 10 воздушных судов, до конца декабря 2018 года. Для выполнения данного контракта ОНПП „Технология“ предоставило МВЕНу авансы на сумму более 200 миллионов рублей. Так как самолеты в указанный срок поставлены не были, то со стороны обнинского предприятия была начата претензионная работа, а также велись переговоры по возможным вариантам разрешения ситуации. Итогом стало заключение договора с новыми сроками поставки: 9 воздушных судов исполнитель должен был передать заказчику в июле 2019 года, еще одно, 10-е, — в конце августа 2019-го. В июле и августе 2019 года воздушные суда, соответствующие спецификации к договору и требованиям сертификата типа, заказчик не получил. Кроме того, в типовую конструкцию воздушных судов без согласования с заказчиком были внесены изменения, на которые необходимо получить одобрение со стороны Росавиации, подтверждающее соответствие внесенных изменений авиационным правилам и требованиям безопасности. Без полученного одобрения эксплуатация воздушных судов невозможна. До настоящего момента информация об одобрении авиационными властями внесенных изменений отсутствует».

А вот МВЕН комментировать ситуацию не стал. Казалось бы, о чем дальше говорить? Но ввиду высокой значимости упомянутого сельхозпроекта, а также того, что финансовые претензии ОНПП ставят под угрозу само существование МВЕНа, а значит, и малого самолетостроения в Татарстане мы, используя открытые данные, материалы суда, а также сведения наших источников в промышленности РТ, решили проследить канву этой истории.

Обсуждать возможность совместных проектов начали в конце 2016 года. К этому времени у МВЕНа уже два года летал сельскохозяйственный самолет МВ-500Обсуждать возможность совместных проектов начали в конце 2016 года. К этому времени у МВЕНа уже два года летал сельскохозяйственный самолет МВ-500. Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»

ВСТРЕТИЛИСЬ КАК-ТО ВЫПУСКНИКИ КАИ И МЕДИНСТИТУТА…

Она начинается ни много ни мало с заявления президента России Владимира Путина. 1 декабря 2016 года в послании Федеральному Собранию он указал ОПК увеличить долю высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения: к 2020-му довести ее почти от нуля до 17%, к 2025-му — до 30%, а к 2030-му — до 50%. Но как добиться таких фантастических показателей в условиях спада промышленного производства? Наиболее простой выход — найти подходящие под описание проекты в высокой стадии готовности. Это был шанс для обеих сторон процесса — энтузиастов из малых компаний и глав госкорпораций.

Как судьба свела гендиректора МВЕНа Виктора Ермоленко и генерального директора ОНПП Андрея Силкина, неизвестно, но, предположительно, они были знакомы давно. Оба достаточно известные в Казани люди.

Андрей Силкин (справа) — выходец из Татарстана. Окончил в 1991 году Казанский мединститут по специальности «Лечебное дело»Андрей Силкин (справа) — выходец из Татарстана. Окончил в 1991 году Казанский мединститут по специальности «лечебное дело». Фото: president.tatarstan.ru

Ермоленко — выпускник КАИ (1981 года), экс-член сборной СССР по парашютному спорту, летчик-инструктор, освоивший среди прочего Ан-2, Як-18, Л-29. В 1990 году вместе с Михаилом Невельским (отвечает в компании за финансы) организовал МВЕН — первое и единственное в России и СНГ предприятие по производству быстродействующих парашютных систем, предназначенных для спасения легких летательных аппаратов вместе с экипажем и пассажирами. Второе направление — разработка и производство легких летательных аппаратов с фюзеляжами из полимерно-композитных материалов. Добавим, что Ермоленко сам же и испытывал свою технику.

Силкин тоже выходец из Татарстана. Окончил в 1991 году Казанский мединститут по специальности «лечебное дело» (позже получил диплом Казанского университета по специальности «гражданское право»). В 1993–1998 годах был заместителем директора НИИ лазерной медицины минздрава РФ. Потом год — замгендиректора ОАО «Мосты РТ». В 1999–2002-х — заместитель полномочного представителя Татарстана в РФ, в 2002–2003-х — советник премьер-министра РТ, в 2003–2005-х — замгендиректора ОАО «Судоходная компания „Волжское пароходство“», в 2005–2009-х управлял делами и имущественным комплексом «Росатома». В 2010–2012-х — первый заместитель председателя правительства Ульяновской области. В 2015 году назначен руководителем ОНПП, отвечающего за созданию продукции из неметаллических материалов для авиационной, ракетно-космической техники и транспорта.

Обсуждать возможность совместных проектов начали в конце 2016-го. К этому времени у МВЕНа уже два года летал сельскохозяйственный самолет МВ-500 (вырос из более ранних моделей, последней из которых был «МВЕН-2 Фермер»). В 2014-м фирма начала процесс его сертификации, сертификат типа «Росавиация» выдала в сентябре 2018-го.

Виктор Ермоленко предложил Силкину не просто выпускать МВ-500 для продажи, но создать всероссийскую монополию по эксплуатации сельхозсамолётовВиктор Ермоленко (на фото) предложил Силкину не просто выпускать МВ-500 для продажи, но создать всероссийскую монополию по эксплуатации сельхозсамолетов. Фото: president.tatarstan.ru

С ПРИЦЕЛОМ НА ВСЕРОССИЙСКУЮ МОНОПОЛИЮ

Однако Ермоленко предложил Силкину не просто выпускать МВ-500 для продажи, но и создать всероссийскую монополию по эксплуатации сельхозсамолетов. Это давняя идея МВЕНа о том, что стране необходим надежный инструмент для выполнения воздушных сельскохозяйственных работ и обеспечения экологической безопасности (борьба с шелкопрядом, короедом, саранчой и т. д.) — на замену старым Ан-2 и неизвестно чьей волей распыляющими химию мотодельтапланам. В СССР этим занималось 9 тыс. бортов, примерно такой видится и емкость нынешнего рынка. Систематизация работ представлялась тоже уровня советских времен — должно быть четко понятно, что, где и зачем летает. Идею подхватили, и на МАКСе-2017, где МВ-500 показали Путину, «Ростех» и Татарстан подписали соглашение о создании и внедрении в республике всероссийской системы авиахимработ — как прообраза проекта в масштабах страны.

В мае 2018 года ОНПП и МВЕН заключили тот самый злополучный договор, по которому казанцы должны были поставить 10 самолетов МВ-500 (в проекте получил наименование Т-500). Обязанности сторон распределялись так: МВЕНу досталась сертификация самолета, сборка 10 бортов установочной партии; ОНПП «Технология» — предоставление материалов (композиты и связующие) и покупных комплектующих (двигатель, авионика и т. д. — почти все), изготовление лонжеронов, рулей высоты и направления.

МВЕН обязывался собрать самолеты до 31 декабря 2018 года, но при условии, что комплектующие будут получены не позднее июля 2018-го, в противном случае срок переносился на пять месяцев. Последние комплектующие поступили только 18 декабря, соответственно, окончание сборки опытной партии перенеслось до конца мая 2019-го. Тем не менее ОНПП попыталось привлечь МВЕН к ответственности за срыв сроков. Как разбирались, неизвестно, но в результате подписали новую редакцию договора, по которой МВЕН теперь должен был также организовать сдачу бортов на земле независимой инспекции (264 военное представительство минобороны) и летные испытания. Срок сдачи десятого самолета переносился на август.

В апреле был изготовлен первый борт, ОНПП оплатило услуги независимой приемки на земле. В августе завершилась сборка остальных бортов (при этом проблема с поставкой в Казань комплектующих осталась, и в итоге большую их часть покупал сам МВЕН). Заказчик должен был в течение трех дней оплатить и принять самолеты, но ОНПП сделать это отказалось, сославшись на несоответствие их комплектации заказу. МВЕН доказывал, что это не так. Позицию казанской фирмы подкрепляло в том числе мнение той самой военной приемки: на сентябрьский запрос от ОНПП о легитимности документов на самолеты военные дали ответ, что бумаги в порядке. Но ОНПП все равно отказалось оплачивать уже проведенную наземную приемку инспекцией оставшихся 9 самолетов — около 15 млн рублей.

ООО «Аэропрактика» организовали в 2017 году как оператора параллельного сотрудничеству МВЕНа и ОНПП проекта. Речь идет о создании к 2022 году возле Иннополиса завода по сборке легких самолетов и взлетно-посадочной полосыООО «Аэропрактика» организовали в 2017 году как оператора параллельного сотрудничеству МВЕНа и ОНПП проекта. Речь идет о создании к 2022 году возле Иннополиса завода по сборке легких самолетов и взлетно-посадочной полосы. Фото: «БИЗНЕС Online»

ПРИ ЧЕМ ТУТ НИКОЛАЙ НИКИФОРОВ?

В ответ МВЕН проинформировал Обнинск о том, что без оплаты этого этапа приемки фирма может приостановить летную сдачу самолетов. Реакция последовала почти незамедлительно: 25 октября 2019 года зарегистрированное в Иннополисе ООО «Аэропрактика» направило в Арбитражный суд РТ иск с требованием досрочно погасить взятый МВЕНом срочный заем.

Данную компанию организовали в июле 2017 года как оператора параллельного сотрудничеству МВЕНа и ОНПП проекта. Речь идет о создании к 2022-му возле Иннополиса завода по сборке легких самолетов, а также взлетно-посадочной полосы. Первый камень в основание будущего предприятия заложили в мае 2019 года президент Татарстана Рустам Минниханов и гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов. 26% «Аэропрактики» принадлежит ОНПП, 37% — у московского ООО «Морион», а еще 37% — у ООО «Дигинавис», созданного Николаем Никифоровым после его ухода в мае 2018 года с поста министра связи и массовых коммуникаций РФ. «Дигинавис» должен создать информационную платформу проекта по типу портала Skyscanner — чтобы заинтересованные ведомства в режиме реального времени могли увидеть, где летают самолеты, кто их пилотирует, какие работы выполняются, какие следующие задания и т. д.

Первый камень в основание будущего завода заложили в мае 2019 года президент Татарстана Рустам Минниханов и гендиректор «Ростеха» Сергей ЧемезовПервый камень в основание будущего завода заложили в мае 2019 года президент Татарстана Рустам Минниханов и гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов. Фото: «БИЗНЕС Online»

Предполагалось, что до запуска завода в Иннополисе МВЕН на своих площадях выпустит 50 самолетов, а потом казанская фирма продаст «Ростеху» лицензию на производство Т-500 (разработка конструкторско-технологической документации и оснастки для серии оценена в $15 млн), сам же будет работать на субподряде — вести авторский контроль по производству.

Отметим, что изначально гендиректором «Аэропрактики» был сын Виктора Ермоленко Илья Ермоленко, ввиду совместного проекта назначенный на должность советника Силкина, а с весны 2018 года ставший руководителем МВЕНа.

«Аэропрактика» требует у казанской фирмы вернуть срочный заем (26,2 млн рублей), который МВЕН взял для покрытия части расходов по сертификации (ее общая стоимость — 170 млн рублей) Т-500. «Иск был подан по причине невозврата фирмой „МВЕН“ займа в размере 26 миллионов рублей ООО „Аэропрактика“», — объяснили «БИЗНЕС Online» в ОНПП.

По нашим данным, компания из Иннополиса потребовала погасить заем досрочно — срок истекал только 31 декабря 2019 года, и МВЕН отдал часть долга (4 млн), получив первый транш предусмотренной законодательством компенсации по затратам на сертификацию. Как вариант, остальное он хотел вернуть, получив от ОНПП деньги за самолеты.

Патент на Т-500 закреплен за физическими лицами — не исключено, что это сделали для того, чтобы оградить готовый продукт от возможных проблем самого МВЕНаПатент на Т-500 закреплен за физическими лицами — не исключено, что это сделали для того, чтобы оградить готовый продукт от возможных проблем самого МВЕНа. Фото: president.tatarstan.ru

ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН АРЕСТ ИМУЩЕСТВА?

Больше всего шума наделало требование «Аэропрактики» арестовать среди прочего четыре патента МВЕНа — у общественности сразу родилось предположение, что у казанской компании хотят отнять интеллектуальную собственность.

 «„Аэропрактика“ потребовала применить обеспечительные меры в отношении имущества должника — денежных средств на счетах, недвижимости, прав собственности, в том числе интеллектуальной, — объяснили „БИЗНЕС Online“ в ОНПП. — Эти меры должны препятствовать возможному выводу активов должника на баланс других связанных с ним компаний и гарантировать удовлетворение исковых требований. Арест патентов не предполагает их переход к „Аэропрактике“ по результатам спора. Необходимость обеспечительных мер связана с наличием исполнительных производств в отношении МВЕНа более чем на 21 миллион рублей, а также с объективной возможностью по выводу активов через аффилированные структуры: учредители МВЕНа владеют еще 8 юрлицами. Отметим, что патенты, указанные в ходатайстве, не относятся к самолетам Т-500 (МВ-500). Перечисленные в ходатайстве документы являются патентами на промышленные образцы, которые охраняют внешний вид воздушных судов спортивного, реактивного классов и не являются патентами на изобретение самолетов».

Тем не менее, как разъяснил «БИЗНЕС Online» генеральный директор АО «Авторское агентство „Артпатент“» Григорий Бусарев, патент представляет собой нематериальный актив и при принудительном взыскании долга по решению суда может быть реализован с торгов. Если покупателей не найдется, то суд вправе предложить взыскателю оставить имущество за собой. Таким образом патенты МВЕНа теоретически все же могли бы достаться «дочке» «Ростеха».

Как бы то ни было, в аресте чего бы то ни было суд отказал, сославшись на неубедительность доводов истца. К слову, патент на Т-500 закреплен за физическими лицами — не исключено, что это сделали для того, чтобы оградить готовый продукт от возможных проблем самого МВЕНа. Видимо, небезосновательно. 15 ноября прошлого года иск в Арбитражный суд РТ направило уже ОНПП. Оно потребовало вернуть аванс и попросило суд применить меры обеспечения (арест) в отношении 10 самолетов, чтобы МВЕН не мог их продать или заложить. В данной просьбе суд также отказал.

Незадолго до того МВЕН заявил о приостановке летного этапа испытаний из-за исчерпанности собственных финансовых ресурсов. Надо полагать, компания сделала это еще и для того, чтобы сохранить право собственности на самолеты, которое теряется по завершении испытаний.

На сегодня самолеты прошли этап летных предъявительских испытаний. Вся десятка находится на летно-испытательной станции Казанского авиазавода и якобы готова к предъявлению на приемо-сдаточные испытания, после которых машины получат сертификат летной годности.

Камень преткновения в этом деле (во всяком случае формальный) — самовольное изменение МВЕНом конструкции самолетаКамень преткновения в этом деле (во всяком случае формальный) — самовольное изменение МВЕНом конструкции самолета. Фото: president.tatarstan.ru

ПРОЕКТ БОЛЬШЕ НЕ НУЖЕН?

Камень преткновения в этом деле (во всяком случае формальный) — самовольное изменение МВЕНом конструкции самолета. До сего дня оставалось непонятным, что конкретно изменено. В ответе «БИЗНЕС Online» ОНПП наконец прояснило данный момент: «Был изменен состав и компоновка приборной панели, что не соответствует утвержденным Росавиацией требованиям». Насколько обвинение обоснованно?

«Это вечная проблема действующего подхода к сертификации воздушных судов через процедуру сертификации типа, — объяснил „БИЗНЕС Online“ президент Межрегиональной общественной организации пилотов и граждан-владельцев воздушных судов (АОПА-Россия) Владимир Тюрин. — По сути, он сдерживает дальнейшие инновации: как только ты сертифицировал тип, то фактически заморозил дальнейшее улучшение конструкции, ведь сертификация любого изменения в конструкцию, даже самого минимального, — это очень дорогостоящая процедура». По словам эксперта, легкие воздушные суда, риски эксплуатации которых для общества малы, загоняют в такие же жесточайшие рамки сертификации, как и для пассажирских лайнеров. Выход — в упрощенной системе сертификации малой авиации, так называемой декларации соответствия, позволяющей проще вносить изменения в конструкцию. Так сейчас делают, например, в США.

То есть ситуация достаточно обыденная, и мвеновцев, если они неправы, можно было обязать привести приборную доску в требуемый вид за свой счет, наложить штраф и так далее, и все-таки получить «воздушные трактора». Но раз ОНПП, как оно заявляет, хочет только вернуть свой аванс и отказывается принимать самолеты, то речь идет о сворачивании сельхозавиационного проекта в целом, хотя о нем на всех уровнях (включая президента России) уже даны победные реляции.

«Ростех» подрезает крылья: почему «воздушный трактор» от МВЕНа увяз в судах?Авиастроительные компании, которым выдают сертификат типа на воздушное судно, в России большая редкость. За последние десятилетия это были «Суперджет», «Ансат», Ми-171А2 да Ми-38 (на фото). Фото: «БИЗНЕС Online»

Может быть, идея потеряла актуальность? «Тематика сельхозавиации, очевидно, будет актуальна на протяжении длительного времени — проблемы, связанные с внесением удобрений, подкормом, борьбой с сорняками, вредителями, решать необходимо, хотим мы того или нет», — уверен исполнительный директор агентства «АвиаПорт» Олег Пантелеев. При этом он отметил, что других проектов крупных сельхозсамолетов, кроме мвеновского, больше нет, а всевозможные самоделки — решение паллиативное.

Настораживает и такой момент. Из искового заявления ОНПП следует, что обнинская компания попросила не только взыскать с МВЕНа аванс, но и забрать у фирмы сами самолеты — как незавершенные работы по договору... К слову, отметим, что купить материалы и комплектующие, а также изготовить лонжероны, рули высоты и направления для «воздушного трактора» МВЕН мог и сам (как делал это ранее), но тогда участие ОНПП в проекте ограничилось бы предоставлением займа и аванса на строительство самолетов…

В данной ситуации, наверное, есть смысл отреагировать и правительству Татарстана, не раз обозначавшему заинтересованность в проекте. Авиастроительные компании, которым выдают сертификат типа на воздушное судно, в России большая редкость. За последние десятилетия это были «Суперджет», «Ансат», Ми-171А2 да Ми-38. МВЕН — не сомнительная контора, а реальный разработчик и производитель, с летающими самолетами и спасающими людей парашютными системами. Очевидно, что на сотрудничество со структурами «Ростеха» фирма пошла потому, что сегодня госкорпорация — единственная в стране сила, способная вывести нужный государству авиастроительный проект на высокий уровень. Выходит, это не так?

Как стало известно нашему изданию, 28 января МВЕН предъявил ОНПП встречный иск, обоснование — ненадлежащее исполнение обнинской компанией обязательств по договору. Следующие заседания по обоим делам назначены на 3 и 4 марта. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.


Тимур Латыпов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх