Авиаторы и их друзья

79 031 подписчик

Свежие комментарии

  • Святой отец
    Пить меньше надо,а если нажрался то тихонько спи,а не лезь управлять самолетом!Россия проигнорир...
  • Святой отец
    Пить меньше надо,а если нажрался то тихонько спи,а не лезь управлять самолетом!МАК опубликовал р...
  • Александр Лагуткин
    Самолет и людей угробил пьяный утырок Качинский, одуревший от власти и решивший, что законы физики ему не указ. Сейч...МАК опубликовал р...

Нужны ли Америке две армии? ("World Politics Review", США)

Нужны ли Америке две армии? ("World Politics Review", США)

Стивен Метц: 

Работая в 1980-е годы преподавателем в Командно-штабном колледже сухопутных войск США, я как-то услышал слова смущенного слушателя-офицера из другой страны, который заявил: «Я никогда не пойму ваши вооруженные силы. У вас не только ВМС имеют свои сухопутные войска, но и эти сухопутные войска ВМС имеют собственные военно-воздушные силы». Говоря про сухопутные войска ВМС, он имел в виду корпус морской пехоты, который многочисленнее большинства армий мира и обладает авиационным компонентом, который мощнее большинства ВВС. Замечание этого слушателя вызвало усмешки у его американских коллег, однако офицер поднял важный вопрос. Нужны ли Соединенным Штатам в период сокращения военного бюджета сухопутные войска в двойном экземпляре?

Сухопутные войска и корпус морской пехоты были созданы во время Войны за независимость, и до ХХ века у них были совершенно разные задачи. Морская пехота, как и ее европейские коллеги, действовала на море, защищая корабли ВМС США от захватов и мятежей, а также проводя рейды и диверсии. Сухопутные войска обеспечивали безопасность границ и оборону морского побережья, осуществляли конное патрулирование и стояли гарнизонами в западных фортах, а кроме этого, занимали крупные крепости, охраняя важные порты на Восточном побережье.



Но со временем разница между этим видом вооруженных сил и родом войск сузилась. В первой половине ХХ века сухопутные войска и морская пехота занимались тем, что сегодня называют противоповстанческими действиями. Сухопутные войска выполняли эти задачи на Филиппинах, а морская пехота в Центральной Америке. Во время Первой мировой войны, Второй мировой войны на тихоокеанском театре военных действий, в ходе войн в Корее и во Вьетнаме морская пехота выполняла те же самые задачи, что и сражавшиеся вместе с ней дивизии сухопутных войск. В ходе Первой мировой войны и корейской кампании она вела крупномасштабные боевые действия с применением обычных средств и методов. Во время Второй мировой войны морские пехотинцы участвовали в десантных операциях по захвату островов, а во Вьетнаме воевали с партизанами и выполняли задачи по усмирению.

К концу 1970-х годов морская пехота вернулась к выполнению своих основных задач по предназначению, проводя «экспедиционные» действия, заключающиеся в быстрой переброске на непродолжительный срок в близкие к побережью районы, где корабли ВМС США могут осуществлять действия по ее поддержке и тыловому обеспечению. Но когда закончилась холодная война, маятник качнулся обратно. В 2003 году 1-я экспедиционная группа морской пехоты вместе с 3-й пехотной дивизией сухопутных войск возглавила вторжение в Ирак, продвинувшись в глубь иракской территории и лишившись традиционной поддержки с моря. В ходе последовавших затем противопартизанских кампаний в Ираке и Афганистане морская пехота и сухопутные войска выполняли одинаковые задачи, зачастую сменяя друг друга в районах боевых действий.

Военачальники из сухопутных войск и корпуса морской пехоты сегодня исходят из того, что такое сближение будет продолжаться. Кроме ведения традиционных экспедиционных военных действий в отрыве от своей территории морской пехоте придется выполнять задачи по стабилизации обстановки. В 2005 году в составе корпуса морской пехоты было создано свое командование специальных операций, в результате чего морские пехотинцы обрели возможности, какими давно уже обладают сухопутные войска, ВМС и ВВС. Между тем, по мере уменьшения числа сухопутных частей и соединений, дислоцирующихся за границей, и расширения возможностей противника по нанесению ракетных ударов по их базам с возможным применением ядерного оружия, сухопутные войска начали думать над наращиванием своего потенциала быстрого развертывания в кризисных точках по всему миру. Иными словами, они стали более экспедиционными.

Эскиз: пуск ракет с вертикальных шахт эсминца Zumwalt

Так что теперь может возникнуть впечатление, что единственное различие между сухопутными войсками и корпусом морской пехоты в их размерах. А коль так, нужно ли США и то, и другое? Если два типа наземных сил делают одно и то же, не лучше ли в целях экономии слить их воедино? Но хотя это может показаться рациональной и экономичной мерой, в действительности экономия будет ничтожной. Набирать, обучать, вооружать и оснащать придется то же самое количество  военнослужащих. Для объединенных наземных сил потребуется то же самое количество офицеров и сержантов. Да и потребности в поддержке и обеспечении останутся такими же.

Если преимущества от слияния сухопутных войск и морской пехоты будут ограниченными, то издержки, как материальные, так и психологические, окажутся значительными. На самом деле, кажущаяся избыточность и дублирование это вещь обманчивая. Сухопутные войска и морская пехота имеют четкую специализацию в одном важном отношении: морские пехотинцы взаимодействуют с ВМС США, а сухопутные войска с армиями союзников. В случае объединения этим силам будет очень трудно сохранить такую специализацию и взаимодействие. Слияние также приведет к разрушению важных традиций в каждом из этих видов и родов, и к снижению доверия к ним со стороны американцев, что довольно трудно измерить количественно. У сухопутных войск и морской пехоты имеются очень глубокие связи с американским обществом, которые создавались и развивались на протяжении двух столетий американской истории и войн США с их жертвами и потерями. Как писал в 1957 году командующему корпусом морской пехоты генералу Рэндолфу Пейту (Randolph Pate) бригадный генерал Виктор Крулак (Victor Krulak), «Соединенным Штатам корпус морской пехоты не нужен. Но Соединенные Штаты с полным основанием, которое выходит за рамки холодной логики, хотят  иметь корпус морской пехоты».

Но наверное, правильнее говорить не о том, нужны или нет США сухопутные войска в двух экземплярах, а о том, что они им нужны в трех экземплярах. Должны быть экспедиционные силы, способные оперативно осуществлять масштабные переброски и проецировать военную мощь. Задач у них будет множество: это эвакуация и защита гражданского населения во время вооруженного конфликта; охрана и обеспечение безопасности ключевых ресурсов, объектов и оружия массового уничтожения во время войны; действия в первых рядах международных миротворческих  и стабилизационных сил. Подобно нынешним экспедиционным группам морской пехоты и некоторым соединениям сухопутных войск, эти наземные силы должны будут обладать возможностями для быстрого развертывания.

Вторая наземная войсковая группа должна высылаться на усиление войск союзников, вести крупномасштабные и продолжительные боевые действия, выполнять задачи по стабилизации обстановки и ведению противоповстанческих операций. Ее основу должны составлять резервисты, однако в ее составе должен быть и эффективный регулярный компонент. На развертывание этих сил будет уходить больше времени, но в конечном итоге они будут обладать большей мощью и способностью действовать более длительное время.

Третья наземная войсковая группа должна специализироваться на совместных спецоперациях во взаимодействии с другими войсковыми и прочими формированиями. В ее задачи будет входить уничтожение негосударственных игроков, таких как террористические группировки и партизанские движения, а также проведение ограниченных по своим целям рейдов.

Если три эти группы кажутся похожими друг на друга, то это из-за того, что они очень близки к тому, что имеется у США сегодня, по крайней мере, неформально.

Предложения об объединении сухопутных войск и корпуса морской пехоты часто базируются на утверждении о том, что они дублируют друг друга. В определенной мере это так, но здесь упускается важный момент. В мире бизнеса и даже в правительстве дублирование и избыточная мощность это плохо, потому что  данные ресурсы можно использовать с большей пользой в других местах, снижая при этом затраты. Но на войне и в военном деле в целом это не так. Дублирование и избыточная сила являются сдерживающим фактором, заставляющим потенциального противника проявлять осторожность и добавляющим новый барьер безопасности на случай возникновения военных действий.

Имея сухопутные войска в двойном экземпляре, Соединенные Штаты  обеспечивают себе дополнительную безопасность и гибкость, тем более, что страна может себе это позволить. Поэтому пока сухопутные войска в двойном экземпляре это правильно. Но уже скоро оптимальным вариантом может стать создание совершенно автономного войскового объединения, специализирующегося на проведении специальных операций, действующего совместно с другими войсковыми и прочими формированиями или осуществляющего взаимодействие с ними.

Стивен Метц - военный аналитик, автор книги «Iraq and the Evolution of American Strategy» (Ирак и эволюция американской стратегии). Его еженедельная колонка Strategic Horizons выходит в WPR по средам.

Strategic Horizons: Does America Need Two Armies?

Картина дня

наверх