Последние комментарии

  • Сергей Гольтяпин
    Этот сайт - антинаучная бредятина. Не рекомендую... Новая лунная гонка: кто станет мировым космическим лидером
  • Сергей Гольтяпин
    А вы, похоже, полагаете, что "постоянство сил гравитации" обеспечивается как раз в пределах поясов Ван Аллена? И дума...Новая лунная гонка: кто станет мировым космическим лидером
  • Aleksey Kozlov
    Я вот сильно сомневаюсь, что КБ МиГ аж 130 типов  в серию передало.  за 10 лет (40-50)-их было 6  (МиГ-1, МиГ-3, МиГ-...Этот день в авиации. 8 декабря

Первый в открытом космосе...

На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова...
Матвей Славко
15.10.2019
 
Первый в открытом космосе

Сегодня страна прощается с героем, который упокоится на Федеральном военном мемориальном кладбище в Мытищах. Один из лучших из сынов человечества, Алексей Архипович Леонов, первый в истории космонавт, вышедший в открытый космос, 11 октября скончался на 86-м году жизни.

Дважды Герой Советского Союза, человек-легенда, чей облик по позитивности и всепланетарности стал в ряд с Юрием Гагариным. Великие одногодки, из первого отряда советских космонавтов.

Следует вести речь, по словам одного писателя, о величайшем нравственном масштабе, который был присущ А. Леонову, о твердости его ценностных установок, о способности мгновенно отличать доброе от злого.

Вот жизнь: выйти первым в космос, приземлиться на ручном управлении в глухой тайге и выжить, не полететь на Луну (и до последнего писать письма в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить старт, чтобы опередить американцев), угодить под пули во время покушения на Брежнева, не улететь в последний момент на корабле, где погибнут Добровольский, Волков и Пацаев, пристыковаться к «Аполлону» и пожать руку астронавту Стаффорду, очень многих пережить, во всём поучаствовать, ничем себя не запятнать и всегда улыбаться. Нарисовать своими руками космос…

Алексей Леонов родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Тисульского района Западно-Сибирского края (ныне Кемеровская область). Был восьмым ребенком в крестьянской семье, в 1937-м отца арестовали за «покушение на советскую власть», а семью выселили из дома в чистое поле. Муж сестры увез всех в Кемерово. Одиннадцать человек разместились в 16-метровой комнате в бараке. Повезло: отца отпустили. Во время войны Алексей, младший сын, 10-ти лет от роду стал главным добытчиком в семье: делал из простыней расписные ковры на стены, а за один ковер давали две буханки хлеба. В 1947 году Леонова-отца направили на работу в Калининград. Алексей окончил школу и успешно сдал экзамены в Рижскую академию художеств. Но общежитие студентам не полагалось. Зато один из приятелей рассказал, что едет в авиашколу в Кременчуге, где есть и казармы, и обмундирование, и питание… Из Кременчуга за успехи в летном деле Леонов и был направлен в авиационное училище в Чугуеве, чем Харьковщина, подарившая миру целую плеяду советских космонавтов, и сегодня гордится. Затем — служба в Германии. Оттуда и попал в спецотряд космонавтов.

«Я счастливый человек, потому что, хоть и не был космонавтом номер один, зато стал космонавтом барабанных палочек — 11-м. А барабанная дробь иногда сказывается на судьбе, как сигнал к последней атаке», — говорил Леонов.

Он мог не раз погибнуть. Первый раз — во время первого в мире выхода в открытый космос 18 марта 1965 г. Общее время первого выхода составило 23 минуты 41 секунду (из них вне корабля 12 минут 9 секунд). Вообще, весь этот полет сопровождался последовательностью нештатных ситуаций, из которых Беляев и Леонов вышли чудом.

Полет советского космического корабля «Восход-2», в котором Леонов был вторым пилотом (в звании тогда подполковника) длился на два часа и две минуты дольше суток. Командиром корабля был участник советско-японской войны 40-летний полковник Павел Беляев. Этот полет стал последним для руководителя космической программы академика Сергея Павловича Королева.

Журналисту Андрею Бинёву космонавт тоже рассказал свою историю выхода в космос, которую мы по телевидению внимательно слушали не раз и в собственно леоновском исполнении.

«“Я — Алмаз. Человек вышел в космическое пространство”, — прозвучал в высоком эфире спокойный голос командира корабля Павла Беляева. Голос действительно был так спокоен, что никому на Земле, включая самого Королева, не пришло в голову: вышедший наружу, в черную бесконечность подполковник Алексей Леонов сумеет вернуться назад лишь с большим трудом. Он, по колено в собственном поту, потерял незапланированные шесть килограммов собственного веса. А все дело было в том, что после того как Леонов приветливо и даже весело помахал изумленному человечеству рукой, что приняла и передала на землю кинокамера в реальном времени, он распух и так одеревенел в нижней части своего белоснежного скафандра, что не мог вместиться в выходном люке. Поскольку внешняя часть скафандра нагревалась на солнце до 60 градусов Цельсия и охлаждалась в тени до минус ста. Вышел в одном объеме, а возвращался уже в другом. Попытки зайти ногами вперед, как и было запланировано и много раз отрепетировано еще на Земле, ни к чему не привели. Ноги входили, а зад (Леонов мне это место называл другим словом, более расхожим в мужском разговоре) застрял. Леонов не стал паниковать, а вспомнил то, что когда-то ему в детстве говорили знающие его люди дома: “Куда влезет твоя шальная башка, туда пройдет и твоя беспокойная…” Словом, Алексей Архипович, вопреки всем инструкциям, развернулся шлемом вперед (он утверждал, что у него в тот момент был впереди “именно шлем, а не голова в принятом смысле этого слова”) и сантиметр за сантиметром стал впихивать себя, раздутого в почти окаменевшем скафандре, в шлюзовую камеру».

Несколько раз попытался втиснуться — безрезультатно. Запасы кислорода уже заканчивались, когда Леонов сам сбросил давление внутри скафандра до аварийного. Это было рискованно, потому что если бы к этому моменту у него из крови еще не вымылся азот (никто не мог знать это наверняка), она вскипела бы, а это смертельно.

«Я уже о разгерметизации и не вспоминал, а думал лишь о том, что с этой прогулочкой пора заканчивать, не то она покончит со мной. Летать одному в открытом космосе и скучать — неважная судьба для энергичного военного инженера. Получилось. Потерял “полсамовара пота” и обнял полковника Беляева. А потом рванули к Земле».

Но и тут произошло непредвиденное. Спускаемый аппарат с двумя космонавтами отклонился от предполагаемого места посадки на 368 километров. По словам Леонова, одна за другой еще в космосе стали отказывать некоторые автоматические системы приземления. Пришлось перейти на ручной режим. На 18-м витке вокруг Земли стали входить в плотные слои атмосферы, и здесь тоже многое не заладилось: отказывал один прибор за другим, а уж об автоматике вообще пришлось забыть — все делалось двумя парами рук. Аппарат упал в тайге в глубокий снег, да еще в лютый мороз. Ближайшими населенными пунктами были Березняки, Соликамск, Усолье и дальше Пермь. От 70 до 180 километров сплошной тайги по прямому замеру, а вовсе не по дорогам, которых в тех местах никогда не было.

«Я только тогда понял, что значит на родине слово “ближайший”. Не на родине это вызывало у людей искреннее недоумение и даже ужас», — совершенно серьезно говорил Алексей Леонов. Их все же разыскали. Стали сбрасывать теплую одежду, так как кабина не имела системы обогрева в подобных условиях: «Мы могли сразиться с акулами. У нас были и такие приспособления, но элементарно согреться — не могли. Таких приспособлений не было. Однако в тайге, как ни всматривались, мы акул не видели. Зато морозец был славный!»

Вся сброшенная с вертолетов теплая одежда повисла на кронах деревьев, а термосы вели себя как небольшие снаряды: удар — взрыв. Дожидались спасателей, завернувшись, как «младенцы», на целые незапланированные сутки в парашют и «стуча зубами, будто теми барабанными палочками»…

* * *
Судьба Леонова берегла. Был такой трагический случай: 22 января 1969-го года офицер Виктор Ильин в Москве с двух рук расстрелял кортеж Леонида Брежнева. В одной из машин ехали космонавты Леонов, Береговой, Терешкова, Николаев. Именно в этот автомобиль попало 16 пуль. Одна из них сорвала ткань с шинели Леонова, другая пуля просвистела у виска. Смертельное ранение получил водитель машины.

Один интернет-ресурс в наши дни пишет в статье «Алексей Леонов. Дорога в космос начиналась под Харьковом»: «Смерть пыталась подкрасться и в 1971 году. Леонов готовился к полету на станцию “Салют-1”, а за три дня до старта борт-инженер Валерий Кубасов заболел. Полетели дублеры — Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. При возвращении экипаж погиб. Сам космонавт утверждал, что испытал мощный психологический удар от гибели товарищей, занявших его место, во что верится достаточно легко, так как советское воспитание прививало людям чувство повышенной ответственности».

В конце 1960-х Алексей Леонов принимал участие в подготовке к облету Луны и высадке на ее поверхность. Все было готово к воплощению в жизнь. Однако сделать это СССР не удалось, о чем Леонов, убежденный в возможности и необходимости старта, сожалел до конца своих дней.

В июле 1975-го корабль «Союз-19» с Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым состыковался на орбите с американским кораблем «Аполлон».

Некоторые псевдопатриоты новейших времен будут пенять Леонову за его якобы «проамериканский» настрой, не понимая очевидного, о котором скажет однажды Алексей Архипович: «Когда мы, космонавты, астронавты, собираемся вместе, мы не делим друг друга на “белых” и “цветных”, русских, американцев, европейцев. Мы все дети Земли, дети Божии. Без полета нам было бы сложнее понять эту простую истину».

Проведенные тогда эксперименты, а главное, сам процесс стыковки двух совершенно разных кораблей показали, что на орбите может действовать большая космическая станция, на которой работали бы специалисты со всего мира. В ноябре 1998 года такая станция стала реальностью, а стыковочные механизмы, использующиеся для стыковки космических кораблей разных стран с модулями МКС, частично повторяют тот, который был разработан специально для миссии «Союз–Аполлон».

Мы все видели полгода назад космический репортаж, когда к 85-летию Леонова члены экипажа МКС, осуществлявшие выход в открытый космос, прикрепили себе на скафандры надписи «Леонов № 1» и «С днем рождения, Алексей Архипович!». А за бортом станции в это время висел портрет знаменитого космонавта. Ведь без Леонова не было бы ни работ в открытом безвоздушном пространстве, которые сегодня считаются обязательными при экспедициях на МКС, ни самой международной космической станции.

Кстати, НАСА прервало прямую трансляцию выхода двух своих астронавтов в космос, чтобы сообщить о смерти российского космонавта Алексея Леонова. Там, видимо, помнят не только о космических свершениях русского героя, но и о том, что Алексей Архипович был крестным отцом двух русских детдомовских мальчишек Подмосковья, Миши и Стаса, которых усыновил его друг — знаменитый астронавт Том Стаффорд. Всё это были сугубо личные, человеческие отношения, вне политики.

Леонов вспоминал: «Помню интересную встречу с Рональдом Рейганом, во время которой мне и Тому Стаффорду удалось объяснить ему, что звездные войны — это сюжет голливудский, а не пентагоновский.

Наша станция “Мир” создавалась тридцать лет и стоила три миллиарда долларов. А чтобы реализовать голливудские “фантазии”, говорил я американскому президенту, вам потребуется построить сто таких платформ! Никаких американских бюджетов на это не хватит, а главное — сама идея технически абсурдна.

Уничтожать вражеские объекты с Земли, как это ни цинично звучит, гораздо удобнее и дешевле, чем делать то же самое из космоса. Рейган согласился с нашими доводами, причем не формально, а по существу».

Характер леоновского юмора виден в таком мемуаре космонавта: «Прошло много лет с момента осуществления проекта “Союз–Аполлон”, но его уроки, как мне кажется, не выучены по сей день. Вот характерный нюанс. В Кеннеди Спейс Центре у нас была большая встреча с американцами, посвященная юбилею полета “Союз–Аполлон”. И одна молодая американка неожиданно спросила меня: “Скажите, господин Леонов, какие инструкции КГБ вы должны были выполнять в этом полете?” Я ей ответил: “Мне было поручено сбросить ядерную бомбу весом восемь тонн в момент пролета орбитального комплекса над Пентагоном. Но в последний момент КГБ решил отложить бомбардировку…”. Американцы постарше от души хохотали над шуткой, а девушка так ничего и не поняла…»

* * *

Полет в космос — это сильнейшее потрясение, перетряхивающее всего человека, прежде всего, душу, — утверждал космонавт Леонов. — Сколько бы ни летали, у всех была одна и та же мысль: «Землю, ее божественную красоту нужно сберечь».

Потому и отклики людей далеких, вызванные кончиной Алексея Леонова, человека планетарного достояния и поручения, видятся неслучайными.

В частности, дань памяти советскому космонавту отдал гитарист рок-группы «Queen» Брайан Мэй, разместивший в Интернете несколько фотографий Леонова, в том числе и совместных, и снабдивший их эмоциональным текстом: «Печальная новость — сегодня мы потеряли настоящего героя. Алексей Леонов первым вышел в космос и стал бы первым человеком на Луне, если бы русские не утратили тогда инициативу в космической гонке. Алексей был удивительно совершенным человеком — ученым, художником и лидером. Он был веселым и восхитительно скромным в том, что касалось его достижений. Он всегда находил время, чтобы рисовать, общаться с детьми, делиться своим опытом».

Музыкант показал собственные снимки Леонова и архивные советские, продемонстрировав познания в теме и рассказав подробности выхода в открытый космос, когда скафандр Леонова начал надуваться и возвращение в космический корабль было под вопросом.

«Нам всем уже не хватает Алексея — он был единственным в своем роде, и его жизнь на Земле обогатила всех нас», — такими словами знаменитый рокер закончил пост.

* * *

Всю жизнь Леонов не оставлял занятий живописью. Картины космонавта хранятся в Дрезденской галерее, музее Хьюстона, Третьяковской галерее, чем он очень гордился. Все свои картины он завещал музею космонавтики РФ.

А в 2013 году Алексей Леонов написал икону Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы» («Леушинская Богородица»). Она стала первой в его творчестве. И вообще первой иконой, написанной космонавтом.

«Я все более и более понимаю значение православия в судьбах России, — говорил Леонов. — Нельзя сбрасывать ту роль, которое оно сыграло в нашей истории. Без православия мы не победили бы в 1380 году на Куликовом поле. Без православия мы не победили бы Наполеона.

Без православия мы не победили бы и в последней войне. Без веры мы не победим и в будущем. Ведь от кого это зависит, когда пуля пролетает в пяти миллиметрах от человека? Тут только вера и воля Божия. У меня на это железный взгляд.

Леонов1.jpgНельзя отказываться от православия! Вера должна объединять наш народ!».

В одном интервью космонавт рассказывал: «В 1982 году я летел на один из космических конгрессов. Моими попутчиками оказались два священника. Они подарили мне небольшую металлическую иконку Богородицы. Прилетели в Тулузу. Нас повели на экскурсию в космический центр, расположенный в этом городе. Водили по самым секретным лабораториям, двери которых открывались специальными ключами-карточками. Подошли к одной. Сопровождающий приложил ключ. Дверь не открылась. Приложил второй раз, и вновь ничего. Тогда я достал иконку, прикоснулся к замку, и дверь открылась! Французы в шоке. Как так, икона открыла суперзамок! Потом я отдал ее друзьям-космонавтам, отправлявшимся на орбитальную станцию. Так она оказалась в космосе».

И еще важное: «Я много размышлял над тем, что произошло у нас после революции. Что случилось с людьми? Почему их обуяла стихия разрушения? Вспомним, как жгли иконы, которым было по сто, двести лет. Как разрушили храм Христа Спасителя, тысячи других святынь. Почему это произошло в православной стране? И как не допустить этого в будущем? Мне жаль разрушенные соборы. Я всю жизнь увлекаюсь древнерусской архитектурой. Везде, где я бывал, я обязательно заходил в местные храмы, вглядывался в их красоту. Было грустно видеть то, что многие из них полуразрушены. Сейчас, слава Богу, мы возвращаемся к своим корням. Я восхищаюсь тем, что удалось возродить храм Христа Спасителя. Ведь были неимоверные сложности, многие сложности. Многие думали, что это абсолютно невозможно. Я много езжу по стране и везде вижу, как возрождаются храмы. Это меня очень радует».

В связи с кончиной космонавта выразил соболезнования и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Глубоко опечален известием о кончине Алексея Архиповича Леонова. Выражаю искренние соболезнования родным и близким почившего. Из жизни ушел человек, еще в середине XX века ставший легендой. Осуществленный им первый в истории выход в открытый космос является одним из важнейших событий минувшего столетия и выдающимся достижением отечественной науки и техники. Большой вклад Алексей Архипович внес в подготовку последующих поколений космонавтов, передавая им свои знания и бесценный опыт.

Почивший был верующим православным христианином, принимал активное участие в делах благотворительности. Именно его трудами недалеко от места гибели Ю.А. Гагарина был восстановлен старинный храм.

Милостивый Господь да упокоит душу новопреставленного раба Своего Алексия во обителях небесных и сотворит ему вечную память».

Специально для «Столетия»

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх