Авиаторы и их друзья

79 990 подписчиков

Свежие комментарии

Вертолетная «Санта-Барбара»: татарский шурин на Ми-38, бурятский зять на Ми-171А3

Соперничество между Казанью и Улан-Удэ выходит на новый уровень. Чем ответят буряты на 15-миллиардный контракт КВЗ?

По 1,6 млрд рублей за вертолет — такой контракт подпишут сегодня в подмосковном Жуковском на 9 казанских Ми-38. Это первый относительно массовый заказ на данный тип воздушного судна. Источники «БИЗНЕС Online» утверждают, что договор с МЧС России пробил президент РТ Рустам Минниханов. В условиях, когда КВЗ возглавил выходец с Улан-Удэнского авиазавода, президент РТ, по сути, возобновил остановленную некогда решением сверху борьбу казанского предприятия за свои традиционные рынки.

Начинают сбываться разговоры о том, что будущее КВЗ связано в основном с Ми-38. Сегодня на МАКСе-2021 АО «Вертолеты России» и МЧС РФ подпишут контракт стоимостью 14,7 млрд рублей на поставку в 2023–2024 годах 9 Ми-38Начинают сбываться разговоры о том, что будущее КВЗ связано в основном с Ми-38. Сегодня на МАКС-2021 АО «Вертолеты России» и МЧС РФ подпишут контракт стоимостью 14,7 млрд рублей на поставку в 2023–2024 годах 9 Ми-38Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Дорого и срочно

Мегаконтрактом можно назвать соглашение, которое подпишут сегодня на МАКС-2021 АО «Вертолеты России» (ВР) и МЧС РФ. По договору стоимостью 14,7 млрд рублей, предполагается поставка в 2023–2024 годах 9 Ми-38, сообщили источники «БИЗНЕС Online» в авиапроме. В ВР не стали комментировать эту информацию. Пресс-служба МЧС сообщила «БИЗНЕС Online», что «планируется поступление 9 вертолетов Ми-38», первого — в 2023 году.

В данном контракте обращает на себя внимание несколько моментов. Первый — его стоимость. Дороговизну изначально называли ахиллесовой пятой Ми-38, дескать, вертолет стоит столько, что его смогут приобрести только госструктуры и на покупку будет трудно решиться даже таким небедным эксплуатантам винтокрылых машин, как «Газпром» и «Роснефть». Понятно, что в сегодняшнем контракте подразумевается не только цена за штуку, но и какие-то сопутствующие услуги, и тем не менее цена впечатляет — 1,63 млрд рублей за вертолет. Для сравнения: казанский Ми-8 со всеми наворотами стоит более чем втрое дешевле — примерно 500 миллионов.

Как отметил в беседе с «БИЗНЕС Online» эксперт по вертолетной тематике, старший научный сотрудник академии им. Жуковского Евгений Матвеев, Ми-38 получается даже дороже, чем тяжелый и самый большой серийный вертолет мира Ми-26. Тем не менее эксперт полагает: «Стоимость контракта вполне реальная». При этом, по его информации, рабочие моменты договора уже решены и на МАКСе будет только завершающая стадия.

Как рассказал «БИЗНЕС Online» эксперт российского совета по международным делам Андрей Фролов, трудно оценить адекватность стоимости одного вертолета, поскольку мы не знаем, какова комплектация бортов. Судя по всему, она весьма специальная. По данным пресс-службы МЧС, Ми-38 построят в поисково-спасательной (ПС) модификации, для полетов в условиях Арктической зоны, с возможностью посадки на ледоколы.

Второй момент — достаточной сжатый срок исполнения контракта: КВЗ придется сделать все за два года. По меркам сегодняшнего состояния завода это достаточно высокий темп строительства новой техники.

Напомним, первый условно серийный Ми-38 взлетел в ноябре 2018 года, и с тех пор заказчикам передано только три машины. Два Ми-38Т с лета 2020-го находятся в распоряжении министерства обороны. Причем, по словам наших источников, они летают не в войсках, а все еще проходят испытания. В феврале 2020-го Ми-38 с салоном повышенной комфортности передали «Русским вертолетным системам», а по неофициальным данным, это борт минпромторга РФ.

По по информации источников, сегодня КВЗ делает еще 11 Ми-38. Два — для одной из стран Юго-Восточной Азии. Четыре — вертолеты в VIP-исполнении для минобороны. Пять — для авиакомпании «Россия»По информации источников, сегодня КВЗ делает еще 11 Ми-38. Два — для одной из стран Юго-Восточной Азии. Четыре — вертолеты в VIP-исполнении для минобороны. Пять — для авиакомпании «Россия»Фото: «БИЗНЕС Online»

По информации источников, сегодня КВЗ делает еще 11 Ми-38. Два — для одной из стран Юго-Восточной Азии. Четыре — вертолеты в VIP-исполнении для минобороны: генералитет будет летать на них по стране. Пять — для авиакомпании «Россия», перевозящей высших чиновников.

Т. е. загрузка казанского предприятия по Ми-38 изрядная, а потому несколько удивляет информация источников о том, что заказ МЧС на Ми-38 был передвинут на более ранний срок: изначально старт его исполнения планировался на 2024 год, но по просьбе министерства переиграли на 2023-й. Что за спешка? Возможно, ответ в назначении вертолетов. По информации пресс-службы МЧС, в 2024–2026 годах арктический комплексный аварийно-спасательный центр министерства сформирует из Ми-38ПС авиационные звенья — в арктических населенных пунктах Сабетта, Диксон, Тикси, Певек и Анадырь. Известно, какое большое значение придается сегодня руководством России военному и иному присутствую в Арктике.

Рустам Минниханов форсировал подготовку к контракту на Ми-38, а детали обсудили в сентябре 2020 года во время визита на завод министра по делам ГО и МЧС Евгения ЗиничеваРустам Минниханов форсировал подготовку к контракту на Ми-38, а детали обсудили в сентябре 2020 года во время визита на завод министра по делам ГО и МЧС Евгения ЗиничеваФото: president.tatarstan.ru

«На КВЗ Ми-8 не жилец»

Третий момент — относительно большое для одного заказа на тяжелые вертолеты число бортов. На КВЗ от этого уже отвыкли. Причем в МЧС дали понять, что девятка этих машин — только начало. «МЧС России планирует создать авиационные звенья на всей протяженности Северного морского пути и для этого продолжить закупку вертолетов типа Ми-38», — говорят в ведомстве. По информации нашего источника, речь идет о 25 бортах. Как говорит Фролов, какая-то из госструктур должна была выполнить функцию крупного стартового заказчика Ми-38 и МЧС объективно подходит на эту роль. «Задач перед министерством немало, и новые машины нужны».

Таким образом, начинают сбываться слухи о том, что будущее КВЗ связано в основном с Ми-38. Как уже не раз говорили источники и эксперты, тему Ми-8/17, как самую стабильную и прибыльную, у КВЗ не мытьем, так катаньем отберут (хотя официально это отрицается) в пользу Улан-Удэнского авиазавода (УУАЗ).

От Ми-8 мы не откажемся еще лет 50, но в Казани рано или поздно его выпускать перестанут. Уже очевидно, что на КВЗ Ми-8 не жилец. Индийский контракт на 40 машин не заключат, а это была последняя надежда для завода по данной модели. Экспортные контракты сейчас идут, как правило, на Улан-Удэ.
Андрей Фролов, эксперт российского совета по международным делам

А тут еще, по данным одного из наших собеседников, УУАЗ решил залезть в традиционную вотчину КВЗ — поставки Ми-8 для того же МЧС (всего Казань продала министерству порядка 40 бортов). Как говорит источник, во время недавнего визита в Улан-Удэ, где проходило заседание совета директоров «Вертолетов России», президент Татарстана Рустам Минниханов узнал, что идет подготовка контракта между УУАЗом и МЧС на поставку арктических Ми-8. Дальше был напряженный разговор с руководством МЧС и ВР в духе «это наша тема, отдавайте документацию на КВЗ, мы сделаем». Уверяют, что вопрос попал под пристальное внимание президента РТ после форума «Армия-2020». Якобы там Леонид Белых, занимавший тогда пост управляющего директора УУАЗа, в присутствии руководства МЧС плохо отозвался о КВЗ и Ми-38. Информацию довели до Минниханова, и он форсировал подготовку к контракту на Ми-38, которая началась уже тогда, а детали обсудили в сентябре 2020 года во время визита на завод министра по делам ГО и МЧС Евгения Зиничева.

Соперничество между КВЗ и УУАЗом идет с конца 90-х, когда Белых и возглавил бурятский завод, а заместителем у него в те времена был Денис Мантуров — действующий министр промышленности и торговли РФ. С тех пор они тесно связаны, а как говорят злые языки, неспроста УУАЗ всегда обеспечен заказами, в том числе самыми выгодными.

Апофеозом противостояния между татарстанским и бурятским предприятиями стало прошлогоднее назначение на пост управляющего директора КВЗ сына Леонида  Белых — Алексея (на фото)Апофеозом противостояния между татарстанским и бурятским предприятиями стало прошлогоднее назначение на пост управляющего директора КВЗ сына Леонида  Белых — Алексея (на фото)Фото: president.tatarstan.ru

История вопроса витиевата, и между татарстанским и бурятским предприятиями доходило до прямой вражды. В середине 2000-х КВЗ создал продвинутую версию Ми-8 — Ми-8МТВ-5, которая стала основой благосостояния предприятия, но узаконивавший изменения в конструкцию Московский вертолетный завод передал все казанские наработки УУАЗу, который стал делать точно такую же машину. Затем холдинг «ВР», закоперщиками создания которого стали все те же Белых и Мантуров, и вовсе запретил КВЗ заниматься усовершенствованием «восьмерки», поэтому сегодня Улан-Удэ по железу опережает Казань.

«Отставание началось в 2011 году, а окончательно оформилось в 2015-м, когда Казани запретили совершенствовать „восьмерку“, — рассказывает один из наших собеседников. — А ведь у нее была своя продвинутая опытная машина, в опытно-конструкторские работы оставалось вложить какие-то смешные деньги. Запретили. Причем идея идет не от Богинского (Андрей Богинский — генеральный директор ВР — прим. ред.), его тогда и не было, а от Белых. Но и сама Казань не без греха: толком не занималась ни Ми-38, ни „Ансатом“, только выжимала соки из Ми-8МТВ-5. Цены запредельными были — за миллиард по нынешним деньгам толкали за границу. Чего еще надо?! Ну и республика проморгала ситуацию на заводе».

Апофеозом этой унизительной для казанцев истории стало прошлогоднее назначение  на пост управляющего директора КВЗ сына Белых — Алексея Белых. Сам же Леонид Яковлевич в июне, как и пророчили источники «БИЗНЕС Online», покинул свой пост, уступив его зятю — Алексею Козлову, ранее трудившемуся финансовым директором УУАЗа (его брат Вячеслав Козлов — финансовый директор «Рособоронэкспорта»). Сегодня Белых-старший — советник гендиректора ВР и, по нашим данным, курирует деятельность трех заводов — УУАЗа, КВЗ и «Прогресса».

Детище УУАЗа вертолет Ми-171А3 называют главным конкурентом Ми-38Детище УУАЗа вертолет Ми-171А3 называют главным конкурентом Ми-38Фото: © Павел Бедняков, РИА «Новости»

«Убийца» Ми-38 из Улан-Удэ?

Что интересно, Козлов привез на МАКС-2021 прототип вертолета, который называют главным конкурентом и даже «убийцей» Ми-38 — Ми-171А3. Дело в том, что грузоподъемность Ми-38 — 5–6 т, Ми-8 — 4–5 тонн. Разница несущественная, при этом Ми-8 уже обкатан, стоит в 3 раза дешевле (а простая версия — в 4) и выполняет те же функции, что и Ми-38. Преимущество же последнего — в более высокой и широкой пассажирской/грузовой кабине и в том, что это действительно современный вертолет, вобравший все актуальные наработки, машина другого класса. Т. е. будущее все равно за ним.

Соперником Ми-38 одно время называли самую продвинутую ууазовскую модернизацию «восьмерки» — Ми-171А2 (разработчик — МВЗ, а после его слияния с фирмой Камова — национальный центр вертолетостроения). Но один из источников «БИЗНЕС Online» полагает, что с этой машиной ВР крепко ошиблись: «Это все равно что в уазик напихать внутренности от Gelandewagen. Стоит миллиард, а выполняет точно такие же задачи, как „восьмерка“».

Следующим заходом Улан-Удэ стал Ми-171А3. Фролов напоминает, что вертолет позиционируется как офшорный, но, по сути, мы вновь видим внутрифирменную и межзаводскую конкуренцию. «Ми-171А3 позиционируется как вертолет для нефтяников, но позиционирование — дело хитрое, — отмечает эксперт. — Тут уж маркетологи будут играть».

Преимущество Ми-38 — в размере кабины, грузоподъемности.  А стоит Ми-171А3 почти столько же, сколько Ми-38Преимущество Ми-38 — в размере кабины, грузоподъемности.  А стоит Ми-171А3 почти столько же, сколько Ми-38Фото: «БИЗНЕС Online»

По размерности и основным характеристикам это тот же Ми-8, но в новом фюзеляже (кстати, внешне очень похож на уменьшенный Ми-38) и сделанный по последнему слову. Хотя он пока не летает, как полагает источник, машина эта более технологичная, продвинутая, чем Ми-38. «Говорят, что это „убийца“ Ми-38, но это не так, — продолжает наш собеседник. — Преимущество Ми-38 — в размере кабины (а никто уже не хочет ходить согнувшись), грузоподъемности. Это примерно как сравнивать кроссовер и полноценный внедорожник. А стоит Ми-171А3 почти столько же, сколько Ми-38». Как уточняет Фролов, для МЧС вопрос размерности важен принципиально: благодаря объему кабины можно серьезно увеличить номенклатуру штатного оборудования, перевозимой техники, а «лишняя» тонна грузоподъемности никогда не помешает, например для пожарного вертолета.

Что касается других потенциальных заказчиков, то, как полагает наш источник, по большому счету все будет зависеть от расторопности команды КВЗ. «Если будет такая же творческая и пробивная команда, как при Лаврентьеве (Александр Лаврентьев — гендиректор КВЗ в 1997–2007 годах — прим. ред.), дело пойдет, — уверен он. — Потенциально Ми-38 — прародитель нового ряда вертолетов, но им надо заниматься так же серьезно, как УУАЗ — своими вертолетами».

Пока с этим в Казани, похоже, туго. Один из наших собеседников рассказал о таком эпизоде: когда МЧС попросило сдвинуть старт производства с 2024 на 2023 год, КВЗ ответил, что не сможет этого сделать. Министерские пожаловались Минниханову. 6 июля ситуацию обсуждали на заводе, для чего приехал финансист МЧС — замминистра Андрей Гурович. Дело было на грани скандала. Президент РТ едва ли не прилюдно отчитал Белых и его первого заместителя Вадима Лигая – младшего, дескать, вы, ребята, работать не хотите, все у вас медленно, и заставил подписать новый график.

Наш источник полагает, что выдержать его будет трудно. «У МЧС много специальных пожеланий к машине, которые требуют дополнительных испытаний, — указывает он. — Есть „детские болезни“ двигателя. Впрочем, их устранят, а в целом КВЗ и не такие подвиги совершал».

 = = = = = = = = = = = = 

Работа над проектом началась на Московском вертолетном заводе им. Миля (МВЗ) в 1988 году, к изготовлению опытного образца на КВЗ приступили в 1993-м, первый полет был намечен на 1995 год, а серийное производство предполагалось начать в 1998-м. Однако первый полет Ми-38 состоялся лишь 22 декабря 2003 года.

В 1994-м для продвижения программы создали ЗАО «Евромиль». МВЗ отвечал в нем за проектирование, наземные и летные испытания, КВЗ — за постройку прототипов, серийное производство, продажу и сопровождение вертолетов в СНГ, Eurocopter (компания образована в 1992 году в результате объединения вертолетных подразделений французской Aerospatiale Matra и германской DaimlerChrysler Aerospace; ныне — Airbus Helicopters) — за пилотажно-навигационное оборудование, международную сертификацию, продажу и обслуживание в дальнем зарубежье. Но в 2003-м Eurocopter вышел из состава учредителей «Евромиля».

Большой проблемой стали двигатели. На вертолет решили установить PW 127/TS от Pratt & Whitney Canada — своих двигателей такого класса не было. С ними и взлетел первый прототип. Предполагалось, что в Россию в виде комплектующих поставят до 500 двигателей, однако после российско-грузинской войны заокеанская сторона, сославшись на организационные изменения, пошла на попятную. В мае 2009-го появились сообщения, что канадцы выходят из проекта. Через год было заявлено, что будущее сотрудничества с Pratt & Whitney Canada находится в стадии рассмотрения госдепом США, который очень беспокоит, что комплектующие будут использоваться на военно-транспортных машинах. В 2013 году двигатели так и не были поставлены, но тогда же стало известно, что единственным вариантом для Ми-38 видят разрабатывающийся петербургским ОАО «Климов» двигатель ТВ7-117В.

Базовая версия Ми-38 сертифицирована Росавиацией в 2015 году.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх